Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

19.08.2018
18.08.2018
17.08.2018
16.08.2018

Семён Гальперин («Теле-клуб»): «Может быть, Монеточка нас спасёт»

14.06.18 19:57 Раздел: Музыка Рубрика: Дайджест
Семён Гальперин («Теле-клуб»): «Может быть, Монеточка нас спасёт»

О ФЕСТИВАЛЕ «МАЯК»

— Все музыкальные фестивали похожи друг на друга: сначала выступает одна группа, потом другая, потом третья. Другое дело, что обычно лайнапы пытаются сделать как можно более объемными, чтобы выступало сто групп, каждый находил что-то близкое себе, что-то новое для себя и бегал как сумасшедший между десятью сценами. При создании «Маяка» мы вдохновлялись фестивалем Desert Trip, который в позапрошлом году прошел в Америке. Там выступали всего шесть артистов за два дня — Пол Маккартни, Роллинг Стоунз, Боб Дилан и другие титаны. То есть если человек вообще слушает такую музыку — он обязательно хочет послушать всех этих артистов. И мы решили сделать такой российский Desert Trip. Все артисты, которые будут на «Маяке», созвучны людям, слушающим рок, начиная с 90-х и до наших дней.

ПОЧЕМУ НА ФЕСТИВАЛЕ НЕТ НОВЫХ МОДНЫХ ГРУПП?

— Новые модные группы мы привезем на фестиваль «Вилы» 28 июля. Что касается западных артистов — в это время их привезти сложно, потому что авиабилеты в Россию очень дорогие из-за чемпионата мира по футболу. Поэтому мы решили создать идеальный российский лайнап. Все москвичи говорят нам «ничего себе!», потому что они физически не могут такой лайнап соорудить. Все эти артисты очень дорогие, за ними дикая охота и конкуренция со стороны московских фестивалей, плюс у них сольные концерты, поэтому практически нереально собрать их на одном фестивале. А нам удалось. В этом смысле наш фестиваль, конечно, уникален.

ОБ ОЦЕНКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ АРТИСТОВ И ИХ ОКУПАЕМОСТИ

— Мы делали концерты всех исполнителей, которые есть в лайнапе. Поэтому мы понимаем, как их имена и музыка конвертируются в билеты. Если говорить в целом, то есть два подхода: ориентация на собственный вкус и ощущение, что такая музыка нужна, а также невероятное количество статистик, начиная от размера главной группы «ВКонтакте», заканчивая количеством «шазамов» (определение музыки с помощью сервиса Shazam — прим. Znak) в месяц. <…>

На то, что заведомо убыточно, мы, конечно, стараемся не идти. Но какая-то надежда есть всегда. Мы привозили группы, которые три раза приносили нам убытки, но мы надеялись, что на четвертый раз все поймут, какая это гениальная и талантливая группа.

МОЖЕТ ЛИ БОЛЬШОЙ ЛЕТНИЙ ФЕСТИВАЛЬ БЫТЬ ЭКОНОМИЧЕСКИ ВЫГОДНЫМ?

— Надеюсь, что и этот будет. Все спрашивают нас: выгодно или не выгодно. Но если твоя работа — лечить людей, то ты в первую очередь лечишь людей, а не зарабатываешь деньги.

Если ты организатор, то ты хочешь организовать в первую очередь классное событие. Конечно, важно, чтобы это тебя не уводило в какие-то долги, но суть твоей деятельности именно в концерте, а не в том, чтобы разбогатеть.

Деньги в капиталистическом обществе — это инструмент, чтобы люди могли обмениваться товарами, услугами и даже культурными ценностями. Но деньги не являются дикой самоцелью. Если бы мы хотели разбогатеть, мы бы пошли в банк работать.

НУЖНА ЛИ ЕКАТЕРИНБУРГУ КОНЦЕРТНАЯ ПЛОЩАДКА НА 15 ТЫСЯЧ МЕСТ И СОБЕРЁТ ЛИ ЕЁ КТО-НИБУДЬ ИЗ АРТИСТОВ?

— Зависит от цен на билеты. Земфира собрала полный КРК «Уралец» — 6 тыс. человек — по средней цене 2000 рублей за билет. А если сделать билет по 500 рублей, сколько она соберет? Непонятно. Наша практика показывает, что если тебе нужна Земфира, ты пойдешь на нее за любые хоть сколько-то вменяемые деньги. Но 15 тыс. мест — это хорошая возможность. Можно пробовать экспериментировать с низкими ценами на билеты, можно звать грандов, как Depeche Mode, потому что для них толком нет площадки. Любая площадка — это для организаторов хорошо. Все растет и развивается. Сейчас сюда не может приехать группа RHCP, потому что им негде выступать. А с большой ареной — сможет, и кто-нибудь, возможно, рискнет.

ИЗМЕНИЛАСЬ ЛИ СИТУАЦИЯ С КОНЦЕРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ ЗА ДВА ГОДА?

— С иностранными артистами не сильно изменилась. Их стало приезжать значительно меньше. Мои рассуждения от 2016 года были связаны с посткризисной ситуацией. В 2014 году у нас еще были забукированы артисты по 37 рублей за доллар. Потом, когда все накрылось, у нас были концерты, подтвержденные при курсе 40, а платили мы по 66. Мы не могли прогнозировать такое падение курса, мы улетели в минусы. Есть долги партнеров из других городов нам как организаторам тура, которые висят с тех времен. Потому что они не знали, что так все выйдет. С этим ничего не изменилось, кроме того, что человеку свойственно ко всему привыкать.

О ДОЛГАХ

— Кто-то нам отдает, кто-то не может, а кто-то не хочет. Мы немного посудились с американцем, который нас обманул с творческим вечером Софи Лорен: мы заплатили деньги, а Софи Лорен не приехала. Сейчас он потихоньку возвращает нам 50 тыс. долларов. А есть у нас партнер из Омска, там все плохо, это депрессивный город, у организатора нет денег от слова «нет денег». Иногда мы просим его помочь. Иногда он что-то перечисляет. Смысла судиться с ним нет, потому что что он сделает? Продаст свою бейсболку? У него ничего нет.

ЕСТЬ ЛИ ПРЕДПОСЫЛКИ К ТОМУ, ЧТО СИТУАЦИЯ НАЛАДИТСЯ?

— Прямо сейчас нет. Не только доллар вырос, но и перелеты стали дороже, визы стали дороже, техническое оборудование и его аренда стали дороже. Поэтому либо билеты на концерты должны стать в два раза дороже, либо народу вдруг должно стать в два раза больше. Потихоньку, от года к году, количество людей растет, но не кардинально. Мы привозим всех, кого можем привезти, но если раньше мы думали, что сможем привезти Depeche Mode, то сейчас опять непонятно, когда.

Но возникли новые тенденции в русскоязычной музыке. Появилось большое, по сравнению с тем, что было 10 лет назад, количество артистов. Половина из этих артистов дерьмо полное, но они в «Теле-клубе» собирают аншлаги, которых раньше было крайне мало.

ОБ АНШЛАГОВЫХ АРТИСТАХ «ТЕЛЕ-КЛУБА»

—У нас собрали аншлаги куча российских артистов: Элджей, Темникова, Бузова. Куча украинских: Monatik, Artik & Asti, Макс Барских. Белорусы ЛСП. Это феномен, которого раньше не было. Если вспомнить тех поп-артистов, кто начал карьеру 10 лет назад, например, Сергея Лазарева, — они вообще в «Теле-клуб» не шли выступать, а выступали на сидячих площадках. И не было предпосылок, что какая-нибудь Максим соберет «Теле-клуб». А сейчас это происходит все время. Это дает возможность существовать. Среди этих артистов есть очень талантливые люди, но большинство из них не такого уровня, как Земфира, например. Но индустрия за счет этого притока сейчас существует.

О СИДЯЧИХ ЗАЛАХ

— Атмосфера концерта зависит от площадки. Концерт в «Теле-клубе» атмосферно другой, чем в «Космосе». Чтобы группа могла выступать чаще и не приедалась, ей надо выступать на разных площадках. Недавно «Сплин» играл в «Теле-клубе». Мы уверены, что выступление «Сплина» на фестивале «Маяк» эмоционально будет восприниматься по-другому, потому что это открытая площадка, будет аудитория не только «Сплина», но и других артистов. Правильно делать так.

УЛУЧШАЕТСЯ ЛИ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ВКУС У ЛЮДЕЙ?

— Он ухудшается. Мы этого не ожидали. Нас часто спрашивают: «Почему вы не везете такую-то группу?» Да потому что она здесь нафиг никому не нужна. Нам отвечают, что мы должны их возить, чтобы люди пришли, увидели, как это хорошо. Но все вообще не так… Стоит «Теле-клуб» на улице Карьерная, и на него идет цунами какого-то говна, и оно просто все сметает на своем пути, и мы периодически понимаем, что в нем плаваем, и машем руками друг другу и немногим действительно хорошим музыкантам. Есть, конечно, и люди с прекрасным вкусом, которые приходят на серьезные концерты, которые мы все реже, но стараемся проводить.

Но в общем и целом, по сравнению с тем, что я сейчас слышу, группы из 90-х, которые тогда казались полной хренью — условно говоря, «Отпетые Мошенники» и «Иванушки Интернешнл», — слушаются как искренние, наивные и романтичные. Мало того, какой-нибудь Фараон, который год назад казался дном, сейчас уже кажется большим философом.

МОЖНО ЛИ ВОСПИТЫВАТЬ У ЛЮДЕЙ ВКУС?

— Можно, но плохо получается. Я думаю, те, кто приходит к нам на крутые концерты, например, на Garbage, Morcheeba или Гэри Мура, получили огромный культурный заряд, который до сих пор с ними. Россия просто голодна до этой глупой музыки, которая на Западе уже прошла. Где даже поп-артисты, например Бейонсе, — это арт, уровень, мастерство. <…>

Я надеюсь, что догоним. Перспектива есть. Может быть, Монеточка нас спасет. Но многие смешивают все в кучу. Артемий Троицкий на днях написал, что послушал Монеточку и Гречку, обеих всячески унизил и сказал, что это все «Ласковый май», хотя мне кажется, это абсолютно разные вещи. Сами артисты тоже могут вырасти. Например, Дельфин был участником группы «Мальчишник», которая была очень смешной, но не претендовала ни на какую философскую глубину. А теперь он вырос до русского Тома Йорка. Может быть, и Элджей будет расти.

О ПРИВОЗЕ В ЕКАТЕРИНБУРГ СПЕКТАКЛЯ МАЛОГО ТЕАТРА «ЖЕНИТЬБА»

— Меня знают по концертной деятельности люди, которые сейчас работают в Центре по поддержке гастрольной деятельности при Министерстве культуры. Вывезти большой спектакль на гастроли в регионы — это очень дорого. Приезжают 72 человека, там серьезный бюджет. Минкульт делает большие гастроли, они организуют 200 спектаклей в год в разных регионах России. Они предложили нам стать их местными партнерами.

Малый — это классический русский театр — Островский, Гоголь, Пушкин. Я люблю странный абсурдный юмор, но сходил на спектакль «Женитьба» и очень смеялся. Пять народных артистов одновременно на сцене, от них исходит невероятное энергетическое поле. Ирина Муравьева — главная звезда; что ни слово — будто гвоздь заколачивает в сцену; идеальна каждая реплика.

ТЕАТР – ЭТО ПЕРСПЕКТИВНО?

— Я думаю, это хорошая недоразвитая ниша в Екатеринбурге и вообще в регионах. Все сконцентрировано в Москве, где 200 театров. Из них театров 20 — ведущие, в них любой спектакль — это событие. Поэтому, грубо говоря, 10 тыс. топовых спектаклей в Москве проходит в год. Это невероятное количество. Если взять Екатеринбург, то у нас около 40 таких привозных спектаклей, со звездами, в год. А могло бы быть гораздо больше. У нас, конечно, есть свои театры, там есть отличные спектакли: Оперный усыпан «Золотыми масками», Коляда-театр прекрасный, в любом другом театре есть удачные постановки. Но в общем и целом их сложно сравнивать с масштабными постановками Москвы.

С «Женитьбой» мы видим, что все гораздо сложнее, чем кажется. Но и с «Теле-клубом» мы в первые годы долго не могли понять, что нужно делать, чего не стоит, но в итоге почувствовали нишу, зрителя. Сейчас для большинства людей сходить на концерт — это нормальное времяпрепровождение. Мы эту нишу развили. В театрах она немного закупорена. На спектакли ходят одни и те же театралы, почти нет молодежи.

О ТОМ, КАК «ДОМ ПЕЧАТИ» ПОПРОСИЛИ НЕ ПРОВОДИТЬ ДЕБАТЫ ПО ПОВОДУ ЧЕМПИОНАТА МИРА ПО ФУТБОЛУ

— Нам позвонили из ФСБ и из администрации города и сказали, что сам факт обсуждения, хорошо чемпионат мира или плохо, ставит под сомнение значимость великого события. Нам говорили, что нам не важна наша репутация. Потом вроде все поняли, что не происходит ничего страшного. Но если вдруг нас через месяц закроют по какой-то идиотской политической или другой причине, то, значит, такова судьба. Всего бояться — себя не уважать. Все понимают, что в нашей стране могут быть разные сюрпризы.

(Ольга Балюк, Znak.com, 13.06.2018)