Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

13.11.2018
12.11.2018

Сергей Безруков: «Когда актер уже практически без сил, он по-настоящему свободен — он живет на сцене»

26.04.18 14:29 Раздел: Кино Рубрика: Дайджест
Сергей Безруков: «Когда актер уже практически без сил, он по-настоящему свободен — он живет на сцене»

О ТРУДНОСТИ ВЫБОРА АКТЕРСКОЙ ПРОФЕССИИ В ДЕТСТВЕ

— Как и все в этой жизни! Все всегда зависит от обстоятельств. И у каждого в жизни есть свои сложности, в любой профессии — хоть в творческой, хоть в технической. Я бы не сказал, что наша работа настолько исключительна. И что в ней какое-то особое количество трудностей. Все, безусловно, зависит от воспитания. Актерская профессия — это труд, помноженный на труд. Когда я вижу детей-чтецов на конкурсе, мне очень хочется, чтобы у них были хорошие педагоги. Вот у меня такой был. Мой отец учил меня с детства, занимался мною. Мне было лет семь, по-моему.

О ПРЕДОПРЕДЕЛЕННОСТИ ПРОФЕССИИ ДОЧЕРИ

— Этого я пока не буду говорить (улыбается).

Я сам вырос за кулисами театра. И это замечательно. Но я не предполагал, что сразу стану артистом. Когда мне было лет пять, я ходил к отцу в Пушкинский театр, смотрел много спектаклей, взрослых и детских. Мне это нравилось, но о таком будущем я не думал.

О НЕОБХОДИМОСТИ ЗАСТАВЛЯТЬ ТРУДИТЬСЯ

— Я, честно говоря, не берусь судить. Каждый случай, наверное, индивидуален. Может быть, для спортсменов важно именно заставлять, ведь это физические нагрузки. Я, допустим, сужу по репетициям. Когда люди уже практически без сил, это иногда работает в плюс: уходит определенный зажим, человек быстрее раскрепощается. Он по-настоящему свободен, потому что у него нет сил играть. В этот момент он такой, какой есть, — он живет на сцене. А именно это и требуется от артиста.

О СЕРИАЛЕ «ГОДУНОВ»

— Это приятно! Потому что XVI век — совершенно удивительное время в истории Российского государства. При этом оно до конца не раскрыто. Я много чего успел прочитать из настоящих источников. Ну как сказать, настоящих? Летописи я не читал. Но изучил много научной литературы, которая посвящена конкретно этому времени. Образы Бориса Годунова, Ивана Грозного, Федора Иоанновича, с одной стороны, известные, с другой — запутанные, до конца ученые на их счет договориться не могут. Нас в этом проекте консультирует Николай Борисов, совершенно потрясающий историк. А сценарий «Годунова» — это не просто литературное произведение и выдумка замечательного, кстати, сценариста Ильи Тилькина, но и серьезная историческая проработка.

О ПРАВДИВОСТИ ИСТОРИИ

— Говорить о правде мы с точностью не можем. Вот, допустим: Иван Грозный убивал своего сына или нет? Все мы знаем картину Репина. Но ведь он жил в другое время и точно тоже не мог утверждать. Факт убийства сына не доказан историками. Есть только западные свидетельства на сей счет, а им верить не очень хочется. Уже тогда Россия в глазах иностранцев была представлена не лучшим образом.

Вы не представляете, как тогда пытались представить Россию и что говорили о ней, уезжая к себе на родину. В общем, многие историки утверждают, что никакого убийства не было. А вот отравление — вполне возможно. Какую версию в данном случае мы выбираем и как это будет показано в фильме, увидите сами.

О ПРОЕКТЕ «ПУШКИН. ВИСКИ. РОК-Н-РОЛЛ»

— В этой истории я продюсер и исполнитель главной роли. Фильм снят по мотивам «Заповедника» Сергея Донатовича Довлатова. Правда, это уже современная история. Мы получили разрешение от наследников творчества Довлатова на современную версию, но постарались сохранить довлатовский дух, довлатовское настроение и довлатовскую интонацию. Аня в этом проекте — режиссер и сценарист. Я говорю про свою жену Аню Безрукову.

О РАБОТЕ БЕЗ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКИ

— Да, и это было тяжелое испытание, потому что снимали мы его без всяческой поддержки. Пришлось вкладывать свои средства и деньги знакомых. Брать займы, кредиты. Я как главный продюсер, естественно, шел до конца. Для меня было важным, чтобы эта картина состоялась. Это был трудный год для всех. Санкции. Когда, допустим, в первый же день отваливается инвестор, ты понимаешь, что либо сам идешь до конца, либо все теряешь.

О ТЯГОТАХ ИЗВЕСТНОСТИ

— Нет, просто я по натуре человек, который больше работает, нежели отдыхает. Если бы я постоянно, как сейчас модно говорить, тусовался, то, наверное, это было бы в минус. Я с удовольствием хожу на премьеры. Нужно смотреть больше спектаклей и картин. Но различные празднества, открытия фестивалей пропускаю — просто времени не хватает. Я же из крестьянской семьи — привык работать, пахать. В этом нахожу какое-то особое удовольствие.

О РАБОТЕ В ТЕАТРЕ

— Поскольку я сам артист, то знаю актерскую психологию. Я понимаю, в какой момент нужно быть внимательным, а в какой — жестким. В театре ты — как отец родной. Ты должен быть и суровым, и строгим, и в то же время ласковым, любящим. Я смотрел на Олега Павловича Табакова, на своего мастера, который именно таким и был в театре.

Театр — это дело суровое. С одной стороны, это большая семья. С другой стороны, если ты плюешь на коллектив, если тебе становится скучно, то лучше уходи. Семья — дело добровольное. В ней нужно быть по любви. Нужно жить общими проблемами. Мы должны, собственно говоря, в театре и развиваться. А иногда, бывает, артист себя не находит, нет развития, не дают ролей. Либо он не соответствует пожеланиям художественного руководителя. Причины расставания могут быть разные. Театр — живой организм, здесь очень важно, чтобы люди были связаны вместе. Только так, сплоченной командой, можно создавать успешные проекты.

(Ксения Падерина, «Телепрограмма», 26.04.18)