Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

17.09.2018
16.09.2018
15.09.2018

На «Золотой маске» спели оперу про электростанцию

14.03.18 17:33 Раздел: Театр и шоу Рубрика: Хроника
На «Золотой маске» спели оперу про электростанцию

Опера «Родина электричества» Глеба Седельникова в постановке Воронежского театра оперы и балета была представлена в рамках фестиваля «Золотая маска» 13 марта 2018 года на сцене Музыкального театра имени К.С.Станиславского и В.И.Немировича-Данченко. Спектакль с весьма необычным для своего жанра сюжетом – строительство электростанции «на сто дворов» в деревне Рогачевка – претендует на звание лучшего в опере. В частных номинациях на «Маску» отмечены дирижер Юрий Анисичкин, режиссер Михаил Бычков, художники Алексей Бычков и Николай Симонов, художник по костюмам Юлия Ветрова и исполнительница партии Старухи Полина Карташова («лучшая женская роль»).

Опера Седельникова, написанная в 1981 году по автобиографическим рассказам Андрея Платонова (в 1920-е годы организовавшего строительство электростанции в Рогачевке), изначально предназначалась для столичного Камерного театра под руководством Бориса Покровского. Однако она не увидела свет рампы при жизни автора (композитор умер в 2012 году). Лишь в 2017 году, к 100-летию революции, ее поставили в рамках Платоновского фестиваля в Воронеже, и премьера прошла с большим успехом. Дирижер Юрий Анисичкин признался, что музыкальный материал одноактной оперы (спектакль длится 75 минут) оказался довольно сложным для исполнителей, однако они с честью справились с партитурой. В Москве в главных ролях выступили, наряду с вышеупомянутой Полиной Карташовой (чья партия требует и весьма непростого интонирования на пределе тесситуры, и драматического мастерства), Кирилл Афонин (Фрол, главный «идеолог» сельской электрификации), Максим Шабанов (брат Фрола Семен), Алексей Тюхин (их соратник по артели Прокофий Кузнецов), Анастасия Черноволос (Евдокия, электрификатор-доброволец), Федор Костюков (председатель сельсовета) и другие.

Спектакль кинематографично открывается и заканчивается «закадровой» речью «от автора» на фоне музыки, и в ней звучат главные для понимания смысла произведения слова, утверждающие надежду на светлое будущее и веру в коммунистический рай, где люди научатся не только строить электростанции на каждом шагу, но и «перемалывать зло жизни». На многие наивные и бесхитростные реплики героев, верящих, что уже скоро они, строители социализма, будут есть пирожные и не страдать от дефицита куриных яиц, сегодняшний зритель реагирует с улыбкой, однако либретто поднимает серьезные вневременные темы, воспевая как добродетели стремление сделать мир лучше, верность общему делу, упорство, трудолюбие. Электрификация же не только подразумевает буквальное освещение Рогачевки, не видавшей света «от сотворения мира», но и становится практически религиозным символом выхода людей к свету: недаром основное действие оперы начинается с крестного хода. Однако, как показывает практика, одних молитв мало, чтобы творение человеческих рук сохранило свою жизнеспособность. Когда в финале оперы герои собираются на руинах сожженной кулаками электростанции, они объединяются, чтобы не только строить, но и защищать построенное. Достаточно ли в мрачных лицах решимости и суждено ли сбыться коммунистическим прогнозам, каждый зритель решает сам.

Большую часть номинаций получили оформители спектакля. Продуманные стильные декорации, реквизит, костюмы и анимированные титры отсылают к советскому авангарду 1920-х годов – прежде всего, супрематизму и стилистике агитплаката, с засильем в нем красного и серого цветов и специфическими шрифтами. Титрами сопровождается не весь исполняемый в опере текст, однако его применение позволяет ставить смысловые акценты и активизировать действие, как в немом кино, и просто помогает лучше услышать слова (этой цели, впрочем, служит и применение гарнитуры для солистов).

Вне зависимости от того, сумеет ли «Родина электричества» обойти могучих конкурентов (в этом году оперная программа «Золотой маски» довольно сильна) и завоевать премии, этот спектакль, безусловно, – штучный товар, за презентацию которого в столице следует отдельно поблагодарить экспертный совет. Несмотря на некоторые исполнительские несовершенства, этот спектакль – пример добросовестной, умной и неравнодушной творческой работы с непопулярным материалом, приводящей к очень интересному художественному результату.

Татьяна Давыдова, InterMedia