Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

19.06.2018
18.06.2018

Гаянэ Шиладжян: «Мы расширяем границы симфонического оркестра»

19.02.18 16:24 Раздел: Музыка Рубрика: Интервью
Гаянэ Шиладжян: «Мы расширяем границы симфонического оркестра»

Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» является одним из самых ярких творческих коллективов не только в столице, но и во всей России и радует московскую публику своими выступлениями уже семнадцать лет. В разгар нового концертного сезона корреспондент InterMedia побеседовал с директором и генеральным продюсером оркестра Гаянэ Шиладжян о премьерных шоу, аудитории «Русской филармонии» и современном искусстве.

- Гаянэ, у вас в этом сезоне, как всегда, немало премьер. Какие новые программы ждут московскую публику в ближайшее время?

- Следующей премьерой станет новый концерт из серии «Show Must Go On» — программа «Джексон & Хьюстон шоу», которую мы сыграем 25 марта. Мы впервые привезём в Россию лучших исполнителей песен Уитни Хьюстон и Майкла Джексона — Белинду Дэвидс и Дантанио. Белинда — победительница мирового конкурса, она исполняет эти песни с 14 лет и была выбрана из 15 тысяч конкурсантов, заняв первое место как лучшая исполнительница песен Уитни Хьюстон.

- Почему вы решили объединить Джексона и Хьюстон в единое шоу?

- Наш концерт приурочен к юбилею двух звёзд: в августе Джексону исполнилось бы 60 лет, а Хьюстон — 55. Это два музыкальных идола одного времени, которые практически одновременно ушли. Они были очень дружны в жизни, Уитни исполняла достаточно много песен Майкла. Мне захотелось взять для программы именно самые известные их хиты, и объединённая программа позволила это сделать — в результате набралось 12 песен Хьюстон и 13 — Джексона. Помимо исполнителей, сюда приезжают их танцоры и ритм-секция, мы сами добавляем и расписываем оркестровки для того, чтобы ритм-секцию усилить звучанием симфонического оркестра.

Контракт мы подписали в первых числах декабря — конечно, это довольно поздно, мы очень долго вели переговоры. Менеджмент, которому принадлежат эти артисты, Showtime, — они вообще в Австралии находятся. Я нашла Белинду и Дантанио после долгого отсмотра многих-многих исполнителей — и каково же было моё удивление, когда оказалось, что они в одном агентстве!

- Какова общая концепция проекта «Show Must Go On»?

- Это целая серия концертов. Это не классические симфонические выступления, само название говорит за себя. Сюда входят произведения наших любимых исполнителей, безвременно ушедших из жизни — это и Фредди Меркьюри, и Уитни Хьюстон, и Майкл Джексон. Это та же самая классика, но только классика нашего тысячелетия, нашего века — просто другого стиля.

Я очень долгое время вынашивала идею трибьюта, и первое, что сделала, было шоу «ABBA Symphony». Я специально нашла вокалистов именно из Швеции, которые мне понравились и которые впитали все эти хиты буквально с молоком матери. Кстати, это был тот самый проект, когда я построила весь концерт полностью на творчестве одной группы. Это был концерт в двух отделениях, и после него я поняла, что это скучно, одного отделения вполне достаточно. В дальнейшем он превратился в шоу «Queen & ABBA Symphony»: в одном отделении — хиты Queen, в другом — хиты ABBA.

Мы не пытаемся привлечь к этому проекту музыкантов, которые как-то пародируют артистов, у нас не передача «Точь-в-точь», не пародия — у нас продолжение жизни этих произведений, а это очень ответственно и почётно. Поэтому для нас самое главное — качество. Как можно спеть лучше оригинала? Это очень сложно. Поэтому нужно спеть на 200% лучше, чтобы тебя не раскритиковали.

- Какие премьеры ещё вы приготовили в новом сезоне?

- Всего у меня в этом году двадцать новых программ. Одну из них мы делаем одновременно к чемпионату мира по футболу, к 85-летию Монтсеррат Кабалье и к 30-летию выхода диска «Барселона». В первом отделении мы полностью воссоздаём записанный альбом, все девять песен, исполнят их солистка Большого театра Дарья Зыкова и два шведских певца — Магнус Баклунд и Йохан Бодинг. Во втором отделении у нас будут хиты Queen, а сам концерт называется «Queen & Barcelona». Кроме того, я сейчас начинаю работать над новым проектом «Классика энерджи», премьера которого состоится 22 мая. Мы делаем классику — хиты классической музыки — Баха, Моцарта, Бетховена, русских композиторов — в различных современных стилях, от тяжёлого рока и джаз-рока до электронной музыки.

Программу-трибьют Посвящение Муслиму Магомаеву «Нет песни без тебя...» мы раньше делали с «Тенорами ХХI века», а в этом году я пригласила Методие Бужора и Нину Шацкую — так что в каком-то смысле эта программа для нас тоже премьерная. Играть её мы будем в Кремлёвском дворце 4 марта.

- А что в нынешнем репертуаре из старых программ?

- «Реквием Верди» — это наш уже традиционный пасхальный концерт, мы его практически всегда ставим в Страстную пятницу. Это ещё один большой мультимедийный проект. Если в случае с «Карминой Бураной» режиссёром и арт-директором являюсь я, то тут в два раза больше картин, и всей художественной подборкой занимался Дмитрий Юровский. Задействовано больше 200 картин, это очень сильное впечатление. Будет, конечно, любимый проект публики — «Безумные танцы», которые москвичи всё время просят повторять-повторять-повторять. Ну, и мы их повторим 7 июня, а потом ещё 11-го — и это будет первый концерт «Русской филармонии» в парке «Зарядье», на открытом воздухе. Надеюсь, погода будет к нам благосклонна, и нас не зальёт! Это действительно очень зажигательный, разноплановый и безумно позитивный концерт. Он когда рождался, это были только симфонические произведения, дальше к ним добавились вокальные номера, трио балалаек, а сейчас уже и танцевальные пары... Это целое гала-шоу, где есть всё — начиная от «Половецких плясок» и «Болеро» и заканчивая танцевальным попурри, где есть и сиртаки, и канкан, и «7.40»!

- Расскажите о вашем грандиозном проекте «Кармина Бурана». Вы ставите его уже не первый год, но каждый раз он неизменно собирает аншлаги. В чём секрет его успеха?

- Серии концертов «Кармина Бурана» в этом году исполнилось ровно десять лет. Это наш первый мультимедийный проект, и мне безумно приятно, что с каждым годом аудитория людей, которые ходят его смотреть и слушать, всё возрастает и возрастает. Особенно наглядно это видно, когда ты сам занимаешься продажей билетов и видишь: в прошлом году аншлаг у тебя был непосредственно перед концертом, а в этом — уже в конце января, за полмесяца до выступления.

Изначально оригинал — наш, все остальные делают жалкое подобие. Все называют свои программы «масштабными концертами», «шедеврами музыки», но с таким размахом проект делаем только мы. Это невероятное шоу, где всё пространство Светлановского зала оказывается заполнено картинами эпохи Возрождения — от пола до потолка. Проект очень дорогостоящий, поэтому мы даём сразу четыре спектакля — только так можно вернуть средства, вложенные в разработку контента и аренду оборудования. Сейчас у нас уже есть и другие подобные по размаху проекты, например, «Реквием» Верди... А десять лет назад «Кармина» вот так выстрелила — и продолжает выстреливать до сих пор.

- Раз уж мы заговорили об аудитории: хорошо ли вы знаете свою публику? Кто чаще ходит на ваши концерты, молодёжь или старшее поколение?

- Каждая программа имеет своего слушателя. И человек, который ставит ту или иную программу, берёт на себя определённый риск — в первую очередь потому что надо оплатить зал и сделать рекламу. Это как ловить рыбу в мутной воде — никогда не знаешь, что вытащишь.

Был концерт «Золотые хиты рока», в конце шоу дирижёр и солисты пригласили меня на сцену — и мне было очень приятно именно со сцены увидеть молодёжь. Я попросила подняться молодёжь до 35 лет — встало три четверти зала. Вот вам и статистика.

Мы очень хотели сделать праздник именно для молодого поколения, для современных москвичей, для молодёжи — чтобы они знали, что на концерты симфонического оркестра ходить не всегда скучно. Мы действительно заинтересованы в том, чтобы у нас омолодилась публика. И на это направлены, в частности, наши проекты — трибьюты Хьюстон, Джексон, Queen, ABBA. А как же можно не продлевать жизнь таким произведениям, которые исполнял Муслим Магомаев? Это ведь народу принадлежит: и та же самая «Свадьба», и «Королева красоты», и «Синяя вечность», и «Чёртово колесо». Это невероятно душевные песни, и я вас уверяю, их молодёжь точно так же хорошо поёт. А ещё очень интересно смотреть, как шагает прогресс, как люди в уважаемом возрасте — бабушки, дедушки — осваивают интернет. Это тоже очень приятно. Они нам звонят и спрашивают: а как можно у вас на сайте купить билет? И мы им рассказываем: зайдите сюда, выберите место, оплатите карточкой. И три из десяти скажут: ну хорошо, внук придёт — я попрошу, чтобы он помог. Двое говорят: «соседку попрошу». А остальные: «Хорошо! Мы у вас, кстати, часто бываем».

- В чём ещё проявляется прогресс, как он ощущается в музыке?

- Я всегда привожу такой пример: в советском союзе были телефоны-автоматы, все всегда искали две копеечки позвонить — а сейчас все пользуются мобильными телефонами. Но если здесь есть прогресс — значит, должен он быть и в музыкальной сфере! Не должно музыкальное искусство оставаться на том же уровне, на котором оно было в начале прошлого века. Вот мы и пытаемся какую-то такую революцию устраивать.

Наша основная задача и цель — чтобы молодёжь ходила в концертные залы и обязательно слушала живое исполнение. Потому что именно живую музыку можно сравнить с бальзамом для души. Это успокоение, умиротворение, это комфорт для души — такое «спа». Очень часто люди не знают, куда пойти, и наша задача — донести до них информацию о наших концертах, непосредственно самому слушателю. И, поверьте, ходить на концерты «Русской филармонии» вовсе не дорого, можно найти за пятьсот рублей билеты. По телевизору сейчас смотреть решительно нечего — там сплошные убийства, криминальные расследования, и крутят одно и то же, артисты одни и те же. А где людям отдушину себе искать? Идти в какой-нибудь паб и там под пиво не самого лучшего качества слушать не самую лучшую музыку? Пусть лучше в концертные залы ходят. Я очень хочу, чтобы это было модным.

Очень обидно, что нас не поддерживают СМИ. Раньше было значительно проще, когда весь культурный пласт в той или иной степени поддерживался социальной рекламой — сейчас этого нет, нам не дают возможностей социальной рекламы и толкают на то, чтобы мы делали коммерческую. А делаешь коммерческую рекламу — невольно возрастает стоимость билета. А ведь всё-таки культура — это один из тех китов, на которых держится нация. И, конечно, музыкальному образованию надо уделять больше значения с раннего возраста, прививать любовь к музыке. Сейчас очень модно и популярно стало ходить на выставки изобразительного искусства — а хорошая музыка чем провинилась? Ведь это тоже искусство!

- Как вы оцениваете состояние современной культуры в целом?

- Современная культура вообще в довольно бедственном положении. Очень обидно, когда видишь, какого качества продукцию тебе предлагают по телевидению. Что должно твориться в головах у современных композиторов, которые пишут музыку, которую никто, кроме них, понять не в состоянии? Почему нельзя писать как Чайковский? Талантливые исполнители есть, но далеко не все могут пробиться.

Я недавно смотрела афиши, и мне было так удивительно, смотрю — трибьют Григория Лепса. Если так подходить к этому, то у нас вся жизнь — один сплошной трибьют. Ну посмотрите: мы же практически всё перепеваем, переигрываем! Фактически первый исполнитель, который стал играть концерты Рахманинова после Рахманинова, уже делал своего рода трибьют — но это ведь не плохо. Хорошая музыка должна звучать вечно — чем мы и занимаемся.

- Как вы привлекаете на концерты новую аудиторию, помимо трибьютов знакомых им исполнителей?

- Молодёжь мы пытаемся привлекать через соцсети, различные акции. Года четыре назад у нас был флешмоб по торговым центрам, когда мы за один день поиграли в «Манеже», «Атриуме» и «Белой даче». Музыканты с разных концов ТЦ стекались к центру и в течение десяти минут исполняли «Времена года» Вивальди, а потом точно так же растворялись в этой толпе. Целью этой акции было показать простым посетителям торгового центра, что в симфоническом оркестре играют такие же молодые люди, как и они. Ведь кажется, что там должны быть только абсолютно седоголовые люди преклонного возраста, которым всё это уже надоело, и вообще — кто учится сейчас на контрабасе там играть, на скрипке, на фортепьяно? Для 99% населения мегаполиса это люди с другой планеты. А здесь они смогли постоять рядом и увидеть, что это точно такие же люди, как они сами, и люди такие же молодые — а может быть, кто-то после нашего концерта захотел пойти в концертный зал и послушать живую музыку.

Мы расширяем границы симфонического оркестра — можем играть не только симфонии и не только на концерте.

И всё для достижения одной цели: чтобы зрителю у нас было интересно. Я считаю, что оставить след в музыкальной истории можно не только тогда, когда ты записал множество дисков — записью дисков мы не занимаемся, но я думаю, всё впереди — мы просто производим хорошие концерты для всех, для широкой аудитории.

- Из всех проектов «Русской филармонии» какой ваш любимый?

- А вам какой палец не жалко потерять? Я не могу так просто сказать, что мне больше нравится — Уитни Хьюстон, ABBA или Queen. Или «Barcelona». Или «Безумные танцы» — они просто уже более накатанные. А когда только начинаешь делать новый проект, только входишь в него — тебе ещё надо москвичей заразить этим же интересом и всем показать, какой у тебя качественный продукт и хорошее исполнение.

Всем известен мой подход к работе — мы должны делать только всё самое лучшее, наше шоу должно быть качественным на двести процентов. Если хочешь сделать хорошо — посмотри: тебе нравится? А уж большего судьи, чем я, найти трудно. Одна моя подруга-звукорежиссёр говорит: мы с тобой не можем просто сесть, расслабиться и слушать музыку, как обычные люди — сразу начинаем придираться: то здесь не так сыграли, то тут не так, то эмоционально тебе чего-то не хватает — ты всё время копаешься-копаешься... Надо научиться слушать это как зритель.

Нужно любить публику, которая к тебе приходит, действительно любить и уважать, потому что мы, как ни банально это звучит, работаем в сфере обслуживания. Мы обслуживаем москвичей культурно-массовым досугом. И если вы хотите, чтобы к вам относились соответствующим образом — будьте любезны, обслуживайте на уровне, давайте товар соответствующего качества. Я сейчас сказала очень банальную вещь, но это правда. Мы стараемся создавать хорошее настроение у наших гостей — и именно с этим связан подбор программы, репертуара оркестра каждый сезон. Настоящих ценителей именно симфонической музыки не так много, а мы не должны обкрадывать интересы всей Москвы. Нам нужно, чтобы как можно больше человек услышало творчество «Русской филармонии» — вот мы и работаем на различные направления.

- В программе этого сезона есть, помимо прочего, несколько концертов в жанре «live cinema». Расскажите про эти проекты.

- «Live cinema» — это отдельный жанр, фильмы с живым оркестром. Мы поиграли достаточно много таких программ: это и «Крёстный отец», и «Титаник», и «Гладиатор», и «Властелин колец». У нас впереди Джеймс Бонд — 25 февраля в Crocus City Hall мы будет играть «Казино Рояль». А 13 марта у нас там же будет «Титаник».

Когда ты смотришь фильм, то не придаёшь особого значения музыкальному материалу, написанному композитором — но когда видишь сюжет и слушаешь живой оркестр, именно тогда понимаешь, что именно эта музыка ярче всего описывает происходящее, и никакую другую музыку невозможно было написать для этих моментов.

Есть у нас и целая программа из отдельных песен, вошедших в саундтреки к фильмам — шоу называется «Золотые хиты Голливуда», его можно будет услышать и увидеть в Доме музыки 22 марта. Там прозвучат песни из «Титаника» и «Крёстного отца», танго из кинофильма «Запах женщины», треки из «Телохранителя», «Джеймса Бонда», «Миссия: невыполнима». Там же, кстати, будет несколько песен Белинды и Дантанио.

- С чего начались ваши шоу в жанре «live cinema»? Вы помните свой первый проект в этом жанре?

- Самой первой нашей программой в этом направлении был саундтрек к «Метрополису». Очень тяжёлый эксперимент. Поскольку фильм немой, упор в нём сделан на музыку, и это очень сложно для музыкантов: картина идёт 2 часа 40 минут, и всё это время исполнители сидят, ни разу не опустив инструмент. Это настоящее испытание. Так же было, когда мы играли — правда, с антрактом — современный фильм «Артист». Он ведь тоже без единого слова, и всё на себе несёт музыка. Чисто физически это сложно.

- Какие фильмы вам ещё хотелось бы «озвучить» и с кем ещё поработать?

- Я бы с огромным удовольствием сделала фильмы «31 июня» и «Телохранитель». Это, конечно, большая работа, но, к счастью, мне удалось найти исполнительницу, которая может исполнить всё (улыбается). Мы хотим сделать рэп-шоу по какой-нибудь сказке из «Тысячи и одной ночи», но пока это на стадии чистой идеи. Ещё мне интересно сделать «Болеро» с танцами. Планируем подготовить программу из песен Александра Иванова и «Рондо» с оркестром. С «Би-2» мы сотрудничаем не первый год, ближайшие совместные концерты в «Крокусе» — 18 и 19 мая. И материал музыкальный у них хороший, и творческий подход. Талантливые ребята, с такими приятно работать!

- Есть ли у вас какие-то традиции, ритуалы или суеверия, которые помогают удачно провести концерт?

Похлопать дирижёру и отправить его на сцену со словами «toi-toi-toi»! Но это общепринято. А суеверия... Знаете, суеверия нужны, если у тебя нет аншлага.

Татьяна Трейстер, InterMedia