Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

18.11.2018
17.11.2018
16.11.2018

Илья Лагутенко: «От рок-н-ролла у нас остались лишь те, кто выжил»

12.02.18 10:01 Раздел: Музыка Рубрика: Дайджест
Илья Лагутенко: «От рок-н-ролла у нас остались лишь те, кто выжил»

О ФИЛЬМЕ «SOS МАТРОСУ»

— В этом действительно есть какая-то магия кино. Моя идея превратить фильм в псевдодокументальную романтическую камеди-драму сначала натолкнулась на языковой барьер, потому что снимали мы его международной командой, русско-американской. Половина диалогов была на английском, и их потом пришлось переводить. Затем начали происходить какие-то процессы в коллективе, которые были напрямую связаны с моими — не совсем рациональными, как может показаться, — идеями, куда двигаться группе.

Для меня «SOS Матросу» — абсурдный и странный фильм, не похожий на фильм вообще. Но решившись выпустить его на экран спустя пять лет, я понял, что это, наверное, и есть то самое «Мумий Тролль-кино». Без каких-то преувеличений, гонора, понтов.

О ВЫПУСКЕ АНГЛОЯЗЫЧНЫХ ВЕРСИЙ СТАРЫХ ХИТОВ

— Мне бы хотелось, чтобы в этом была какая-то прагматическая цель, но, на самом деле, есть нечто другое. Ты просто хочешь посмотреть на себя и на эти песни, используя сослагательное наклонение. Вот если бы, а я бы… У меня есть песня «Девочка» на японском языке. Мы ее исполняли на фестивале Visual Japan Summit [в 2016 году] перед десятками тысяч людей. Мне было, конечно, интересно: люди это воспринимают как галиматью какую-то или они действительно слышат песню.

Есть все-таки такой момент: вот выйдет японец и начнет петь по-русски — вроде, вы понимаете, что нормально парень по-русски поет. Но все равно же японец! В любом случае это воспринимается как экзотика, какой-то «шоколадный заяц» или Лайма Вайкуле. Непонятно, сработает это или нет, и пока ты этого не сделал, то и не понял. Хотя, должен сказать, у меня давно уже созрела мысль, что лезть со своими английскими песнями в мир англоязычных людей — не совсем убедительная идея.

ОБ АЛЬБОМАХ «МУМИЙ ТРОЛЛЯ»

— Здесь, знаете, каждый слушатель находит свои эмоции. Как и я нахожу их в своих же пластинках как слушатель. У меня могут возникать вопросы, это надо или не надо, это хорошо или плохо. Но на самом деле, переслушивая наши альбомы, я понимаю, что [среди них] для меня лично нет ни одного проходного. Везде находится какая-то история, которая в большей или меньшей степени находит отклик у слушателей.

О ВОСПРИЯТИИ СЕБЯ В СТАТУСЕ РОК-ЛЕГЕНДЫ

— Мне очень тяжело себя воспринимать в этом статусе. Хотя, при всем моем уважении к [Вячеславу] Бутусову и [Борису] Гребенщикову, их я тоже не воспринимаю как мэтров. У них есть работы, которые мне очень близки, есть — которые не очень. Как для слушателя для меня ранний «Аквариум» или «Наутилус» уже никогда не закончатся — они лежат где-то в сердце. А новые работы я все с интересом слушаю, но не все принимаю.

НУЖНО ЛИ В 2018 ГОДУ ЗАПИСЫВАТЬ АЛЬБОМЫ?

— Может быть, и не нужно писать альбомы. Но это как раз если подходить ко всему с точки зрения прагматизма. Я-то старорежимный товарищ: вырос в 1980-х годах, восхищался тем, как был устроен музыкальный мир того времени. Я первую музыку слушал даже не на кассетах или пластинках, которые где-то на барахолках можно было взять. У меня было радио. На длинных волнах, АМ. И вот там, если аккуратно так покрутить, можно было наткнуться на японскую радиостанцию и, в зависимости от времени суток, слушать японские хит-парады.

О РОК-Н-РОЛЛЕ

— Вся эта история с рок-н-роллом довольно специальная. Кто у нас остался от рок-н-ролла? Тот, кто выжил. И тот, кто выжил, до сих пор неплох. Настолько неплох, что в этом конкретном жанре им действительно нет равных. Пусть даже от тех же Rolling Stones мы с начала 1990-х не слышали ни одного нового супербоевика. Но концерты у них до сих пор крутые. Собирают десятки тысяч людей.

О ПРИЧИНАХ УХОДА МУЗЫКАНТОВ ИЗ ГРУППЫ

— Ни одного человека из тех, кто начинал «Мумий Тролль» вместе со мной, когда мы были подростками, не осталось по тем или иным причинам. На самом деле, по одной причине — они себя больше в этом амплуа не видели. С некоторыми из них я до сих пор общаюсь и понимаю, что никакого желания вернуться обратно и перевернуть свою жизнь у них нет. А я для себя придумал всю эту историю, и, как ни странно, для меня она сработала.

(Алексей Пономарев, Meduza.io, 11.02.18)