Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

13.12.2018
12.12.2018
11.12.2018

Михаил Шурыгин (президент NCA): «Почему–то наши граждане предпочитают ездить на фестивали в Европу, а не в Ярославскую или Московскую область»

15.12.17 12:52 Раздел: Музыка Рубрика: Дайджест
Михаил Шурыгин (президент NCA): «Почему–то наши граждане предпочитают ездить на фестивали в Европу, а не в Ярославскую или Московскую область»

О ТЕКУЩЕЙ СИТУАЦИИ НА ПЕТЕРБУРГСКОМ КОНЦЕРТНОМ РЫНКЕ

— Концертный рынок города относительно стабилен на протяжении последних 10 лет, вне прямой зависимости от экономической ситуации. Так было и в 1998 году, и в 2008–м, и в 2014–м после событий, связанных с майданом, Крымом и прочими нашими экономическими обстоятельствами, назовем это так. Рынку прочили скорую кончину, говорили, что у людей станет меньше денег и они перестанут их тратить на развлечения. Да, потребители тратят меньше на какие–то другие вещи, но на концерты ходили и ходят, развлечения никто не отменял. Ходят на то, что близко. Если кто–то мечтал пойти на прощальный концерт Оззи Осборна или возрожденный "Рейнбоу" Ричи Блэкмора, конечно, он купит билет. А вот на Deep Purple в десятый раз — уже задумается. Меньше стали ходить на выступления тех исполнителей, которые выступают часто, на кого по традиции ходили всей семьей несколько раз в год.

О РИСКАХ

— По–разному, ведь не все артисты собирают аншлаги. В определенных сегментах рынок перегружен. Мы начали сезон со сложнейшей отмены концерта Робби Уильямса из–за болезни. Брайан Ферри в Москве и Петербурге собрал меньше зрителей, чем мы рассчитывали, это показывает, что и мы ошибаемся. Если говорить в целом, мы не сильно пострадали в кризис. Естественно, стали осторожнее относиться к валютным рискам. В период, когда были скачки курса национальной валюты, а также в новогодние праздники, когда исторически рубль слабеет, мы старались избегать серьезных инвестиций в валюте. Если ты привозишь зарубежного артиста, значительная часть твоих затрат — в валюте. 20% нашей выручки генерирует организация концертов иностранных артистов, 80% — российских звезд.

О РАСПРЕДЕЛЕНИИ ЦЕН НА БИЛЕТЫ

— Выигрывают те игроки, которые могут предложить варианты удешевления билетов — либо находят спонсоров, либо получают субсидии от государства за счет предложения билетов для малообеспеченных граждан.

Скажем, Rolling Stones хотели приехать в 2018 году, но объективно окупить гонорар, затраты, связанные с их приездом (свыше 5 млн), будет крайне сложно в нашей экономической ситуации. Продать 60 тыс. билетов по цене 100–120 (а это средняя цена на Rolling Stones в Европе) у нас будет невозможно.

Россия шла к формированию мощного среднего класса, который определяет в общем–то спрос на весь шоу–бизнес Европы, планомерно лет пятнадцать, но так и не дошла. В Европе зритель покупает билеты на представление от Финляндии до Берлина, а это значит, что много билетов будет по средней цене, очень мало VIP и фактически не будет социально ориентированных. У нас, к сожалению, нельзя сделать на Bon Jovi билет по одной цене 80 евро. Поэтому должны быть билеты по 15 тыс. рублей, отдельный VIP–вход, гардероб, кейтеринг и прочее. И должны быть доступные билеты, не более 2–3 тыс. рублей. Средний сегмент часто проседает. Поэтому, если у тебя есть спонсоры, поддержка городского бюджета — ситуация легче.

ОБ ОСОБЕННОСТЯХ РАБОТЫ С АРТИСТАМИ

— За эти годы стало значительно сложнее работать с артистами. Раньше большинство из них вообще не интересовались затратной составляющей, доходами организаторов. Артисты определяли свой гонорар уровнем предложений других организаторов — либо кто больше предложит, либо с кем из промоутеров они дружат. Сейчас все чаще составляется детальный бюджет, указываются все расходы, все прозрачно.

Все значимые артисты претендуют на значительную часть прибыли от концерта. Если мы говорим о концерте группы U2 и артистов такого уровня, помимо фиксированной гарантии, которую получает артист (она не меняется в зависимости от результата продаж), он претендует, не смейтесь, на 90% прибыли. В эту сумму входит и билетная выручка, и спонсорские деньги. Так что чем "больше" артист, тем меньше достается промоутеру.

В некоторых случаях артист нанимает промоутеров как сервисную организацию. В таком случае билетная выручка достается артисту, мы получаем свои проценты или фиксированную оплату. Это может быть менее выгодно для нас, но мы не несем никаких рисков, все риски на плечах артиста.

О РАЗНИЦЕ МЕЖДУ ИНОСТРАННЫМИ И ОТЕЧЕСТВЕННЫМИ АРТИСТАМИ

— Отечественные исполнители гораздо стабильнее, хотя их доходы потенциально не так велики, как у иностранных артистов. Но с ними проще работать. А в работе с иностранными артистами доходность ниже, так как риски выше и все оцифровано. Это в большей степени работа на имидж, нежели на прибыль. Мне многократно мои сотрудники говорили: "Откажись от иностранных артистов, на концертах наших ты зарабатываешь гораздо больше". Но если мы так сделаем, потеряем свой текущий статус.

О ФЕСТИВАЛЬНОМ БИЗНЕСЕ

— Создание собственного фестиваля является самым выгодным вариантом проведения концертных мероприятий. Правила определяет организатор, а не артист, который просто приглашается и получает гонорар.

Все доходы, связанные с продажей билетов, со спонсорами, субсидиями и так далее, становятся доходом организатора фестиваля. Обычно структуры, создающие фестиваль, первые годы несут убытки, но потом, когда фестиваль уже известен и популярен, это становится очень доходным бизнесом.

Я, честно говоря, мечтаю отказаться от 100 концертов в году в угоду одному фестивалю, который собирал бы 100 тыс. человек, я бы весь год к нему готовился. К сожалению, у нас в России культура фестивалей еще недостаточно развита. Почему–то наши граждане предпочитают ездить на фестивали в Европу, а не в Ярославскую или Московскую область. Факторов много. К примеру, погодные условия, не готовы люди массово выезжать на природу с палатками. Второе — никто пока не был готов вложиться в фестиваль и нести первое время убытки. Успешных примеров фестивалей в России мало.

О МУЗЫКАЛЬНЫХ ПРЕДПОЧТЕНИЯХ ПЕТЕРБУРЖЦЕВ

— Появились новые тенденции. Два–три года назад молодежь стала больше ходить на R’n’B, hip–hop, появились рэп–баттлы и прочее. Все это и сейчас остается на определенном уровне, но еще я отмечаю тенденцию возвращения поп–культуры. Это вовсе не реинкарнация Димы Билана и Сергея Лазарева, а скорее появление новой генерации поп–артистов, таких как Темникова, Лобода, Макс Барских и прочие.

Я бы не назвал эту поп–музыку суперкачественной, но она точно отличается от той патоки, которую мы привыкли получать от наших классических поп–исполнителей. Она отличается, например, подачей и близостью интересов молодому поколению.

Кроме того, по–моему, снижается популярность лирического шансона в лице Стаса Михайлова и Елены Ваенги, который в свое время взорвал рынок. Если раньше вы видели у Стаса Михайлова три–четыре концерта в Петербурге в год, то сейчас — один. Даже Григорий Лепс уже собирает меньше. Те поп–артисты, которые остаются на плаву, выживают за счет шоу. Филипп Киркоров инвестирует в современные технологии. С учетом полного отсутствия талантливого музыкального контента в нашей поп–музыке заместить его может только красочное современное шоу.

О СТАБИЛЬНОСТИ РУССКОГО РОКА

— Да, ничего не меняется. Хотя большинство артистов ничего существенно нового не выдает. Это все игра в Виктора Цоя и Егора Летова, кому–то удается немного взять что–то от Rolling Stones и Madness, но это не делает их массовыми. Слава богу, что у нас остаются "ДДТ", "Алиса", Вячеслав Бутусов и прочие наши столпы, на которых ходят зрители. Смущает то, что за последнее десятилетие фактически "стадионных" или хотя бы "аренных" артистов не появилось.

(Наталья Модель, dp.ru, 07.12.17)

Фото: Сергей Ермохин ("Деловой Петербург")