Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

18.11.2017
17.11.2017
16.11.2017

Юрий Чернавский: «Музыка производит впечатление тогда, когда она вытаскивает из тебя кач»

09.11.17 19:31 Раздел: Музыка Рубрика: Дайджест
Юрий Чернавский: «Музыка производит впечатление тогда, когда она вытаскивает из тебя кач»

О ТОМ, КАК БЫЛА ЗАПИСАНА ПЕСНЯ «БЕЛАЯ ПАНАМА»

-​ Мы записывали «Панаму» под легким допингом, у меня дома на Бауманской. Там как было… Мы вообще с Аллой [Пугачевой] пришли писать другую песню... А накануне забегал Леня [Дербенев]. Говорит типа «Юран, деньги нужны?» Я ему: «У тебя что, много?» Он говорит: «Да завались, на». И бросает листок бумаги с этой «Панамой». А у меня до этого уже был записан эскиз сонга с моим ржавым голосом на абракадабре. Алла послушала и говорит: «Дайте, я попробую». Залезла за ширму, включили микрофон, и она понесла такое!.. Мы были настроены на какой-то музон серьезный, а она: «Белая панама-а-а». По-деревенски так выдала. В общем, там у нас уже было такое состояние, мы давились от хохота...

О ДОПИНГЕ

-​ Тяжелых наркотиков точно не было. Марихуана, да, была, она вечно молодая. Кокаин появился где-то в конце 1990-х, я не застал уже. Но ко мне и к моим дружкам это как-то не приклеилось вообще. Пара уроков закончились головной болью и возвращением к нашим стандартам: коньяк он всегда коньяк.

О ТВОРЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ

-​ Мы все торчали на музыке, старик. Те же «Бананы»… Там ведь повествовательного стиля даже нет: «я ушел», «ты пришла», «любовь прошла». Я такие слова вообще не употреблял. Я обязательно прогонял смысл через свои фишки, понимаешь? Даже в «Панаме» смысл инфицирован такими приколами. Мы писали, как импрессионисты. Вот тебе нос, вот тебе ухо. И большой полет для фантазии (смеется).

ОБ ЭМИГРАЦИИ

-​ Я вообще никуда не уезжал, я до сих пор гражданин России, чтоб ты понимал. А вообще, я поехал путешествовать. Пожил пару месяцев в Италии, потом познакомился с ребятами-немцами. И так сложилось, что в Германии я попал в тусовку, и как-то мы все быстро очень подружились. Понимаешь, старик, как бы все уже к тому времени состоялось. Все, что было задумано, все было сделано. Когда стране стало не до музыки, когда со всех сторон понаехало разной шпаны, и когда меня пригласили в Германию, я, не раздумывая, уехал. Мы продали все, что имели, сделали базу в Берлине. Построили приличную студию за четверть миллиона баксов. Создали компанию с Брюсом Хаммондом.

О ТОМ, ЧТО АЛЬБОМ «КРУЖАТСЯ ДИСКИ» БЫЛ ГОСЗАКАЗОМ

-​ Да, это была идея коммунистов: вот все тут у нас делают табуретки, а вы, ребята, сделаете лакированные табуретки, со всеми этими вашими буржуазными финтифлюшками, чтобы был экспортный продукт. Ну да, сидели такие борзые пропитые цэковские рожи и давали мне советы, какую музыку писать (смеется). В общем, нам дали «Мелодию» на месяц и сказали: делайте там, что хотите – пейте, гуляйте, но чтобы через месяц была пластинка. Месяц там у нас были девушки на записях, и не только из вокальной группы, местные бегали за коньячком раз по десять за день. Каждый имел свой лимит на спиртное, главное, чтобы никто не падал в студии и все чувствовали себя хорошо. У нас в те времена было заведено так – с 70-го года я работал в серезных джазовых коллективах, где дисциплина была на первом месте. Все были как бы раздолбаями, но пьяным никто играть не выходил, потому что каждый знал, что на следующий день я переверну всю Москву и найду ему замену.

О СВОЁМ ОТНОШЕНИИ К СЕРГЕЮ ШНУРОВУ

-​ Да никак не отношусь, просто никак! Все что я там слышу, это «ехай на [...]» с кучей понтов. Это не про музыку, старик. Но нет приема против лома, понимаешь? Если выходит человек и орет на весь стадион «Ехай на [...]», то тут же сбегается вся эта шантрапа, которая с детства на этом языке говорила, и ему нет ничего слаще видеть, как на балконе менты топают сапогами и орут вместе с ним «ехай на [...]». Им, ..., всем в этот момент кажется, что они находятся в ощущении полной непобедимой свободы.

О СОВЕТСКОЙ МУЗЫКЕ НА ЭКСПОРТ

-​ Как бы ни была наворочена тухмановская музыка, как бы ни была хороша Пугачева, в совке не было артистов уровня международного мейнстрима. И вообще артистов было мало. Это раз. Если сейчас их десятки тысяч ездит по стране, то тогда было человек десять. И половину из них ты уже назвал. Второе. То, что они пели, это все равно была музыка, высосанная из пальца члена коммунистической партии. Крутую музыку некому было исполнять. Музыка производит впечатление тогда, когда она вытаскивает из тебя кач. Когда ты сидишь, слушаешь, ножкой топаешь, ручкой хлопаешь. Даже редакторам Первого Канала не прикажешь хлопать, если не хлопается. Они же, кроме того, что редакторы, тоже люди. Возьми какого-нибудь Питера Гэбриела, который сложноват для среднего западного слушателя, но в его музыке столько грува внутри, такой поезд на тебя катит, что безразлично слушать это невозможно. А то, что было в совке, это был «Необыкновенный концерт» театра Образцова.

О СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ЭСТРАДЕ

-​ Страной управляют воровские деньги. А кто платит, тот и танцует. Люди, которые делают что-то настоящее, от денег не зависят, особенно от воровских. Поверь мне, богаче, чем Киркоров ты не станешь, потому что у тебя просто слюны не хватит, чтобы так вылизать. А вот этому, который «ехай на [...]», все в руки, потому что вся его идея – уголовническая. Уголовники ведь не обязательно те, что сидят. Они ходят в галстуках, в погонах разных... Когда еще был такой спрос на жуликов? Я не удивлюсь, что этот Шнур получит через год полковника комитета. Они там все полковники. Майоров не дают, полковников сразу дают.

ДОСТАТОЧНО ЛИ ОДНОГО ХИТА, ЧТОБЫ СТАТЬ ЗВЕЗДОЙ?

-​ Не в хите вообще дело. Вот Бритни Спирс зашла как-то в Universal, папа дал бабла на запись, она спела Hit Me Baby One More Time и все подумали – класс, один хит и она стала суперзвездой. Такого не бывает, старик. Она на моих глазах тут на хвосте у N’Sync и Backstreet Boys болталась, с профессиональным молодняком тусовалась с 14 лет. Летала за ними по всей стране, пела за кулисами, ловя каждую их ноту, каждое движение... И только тогда ей дали в руки микрофон, когда врубились, что из нее самой уже прет… Большого ментального успеха сходу вот так добиться нереально. Нет таких успехов в мире! Сначала лет 10-15 ты фигачишь на себя, роешься в мусоре, ищешь там алмазик. И если Боженька захочет, он тебе туда его подкинет.

(Игорь Григорьев, Esquire, 09.11.17)