Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

21.11.2017

Рецензия: «Тихое сердце». Не убий соседа своего *****

14.09.17 08:08 Раздел: Кино Рубрика: Рецензии и обзоры
Рецензия: «Тихое сердце». Не убий соседа своего *****

Российский показ картины Эйтана Аннера «Тихое сердце» состоялся в кинотеатре «Пионер» 12 сентября 2017 года в рамках XVI Фестиваля израильского кино. В ролях: Аня Букштейн, Ури Готлиб, Лиор Лифшиц, Джорджио Лупано и другие. Лента получила признание критиков на родине и за рубежом — режиссёру достались Гран-при Таллинского кинофестиваля «Тёмные ночи» и приз за лучший сценарий на международном кинофестивале в Хайфе.

Молодая, красивая и талантливая пианистка Наоми сбегает от родителей и спешно перебирается из Тель-Авива в Иерусалим, прихватив с собой кота и небольшой чемодан личных вещей. Девушка пытается начать новую жизнь, где не будет места музыке, но в квартире, куда она заселяется, как назло, оказывается старое пианино, которое не спешит забирать прежний хозяин и которое очень дорого новому соседу Наоми, мальчику по имени Симха...

«Тихое сердце» начинается как драма с элементами юмора и неуловимого магического реализма, присущими в той или иной степени всему израильскому кино. Пианино играет само собой, соседский мальчик входит в квартиру, расположенную на пятом этаже, исключительно через окно, а прикрепленная к косяку входной двери мезуза оказывается пустой. «Тихое сердце» — это сама Наоми, мечтающая лишь о спокойствии и лишённая его из-за окружающих, которые только и делают, что лезут в её жизнь. Если раньше на героиню давили одни родители, заставлявшие играть классическую музыку, то теперь до неё есть дело вообще всем: парковщику, норовящему каждый день влепить штраф, охраннику, который не прочь сводить её в ресторан, соседке-вдове с пятью детьми, другой соседке-активистке, отстаивающей права «светской молодёжи», а главное — невидимой, но весьма опасной «полиции нравов» района, которая начинает присылать девушке письма с угрозами — и так незаметно вполне себе бытовая кинодрама в одночасье превращается в самый настоящий триллер, а Наоми начинает задаваться вопросом, что же на самом деле случилось с предыдущей хозяйкой квартиры.

Основной конфликт фильма — это невольное противостояние Наоми ультраортодоксальному местному сообществу, которое считает её «неправильной» еврейкой и устраивает травлю. Человеку стороннему происходящее может показаться забавным и гиперболизированным, а вот тем, кто хоть раз сталкивался с настоящими фанатиками — не обязательно религиозными, — будет не до смеха. За примером далеко ходить не надо — достаточно вспомнить актуальные дебаты о многострадальной «Матильде» и радикалов, готовых ради «благих идей» жечь машины — и за Наоми и её кота начинаешь волноваться уже не на шутку.

Помимо внешнего конфликта героиня пытается решить свою собственную глобальную проблему: что делать дальше. Наоми сбегает от музыки, навязанной ей родителями в Тель-Авиве, но находит её повсюду в Иерусалиме: она устраивается работать в музыкальный отдел одной из местных радиостанций, обучает соседского мальчика игре на пианино и неожиданно сама начинает брать уроки игры на церковном органе под руководством обаятельного брата Фабрицио. При этом к религии, из-за которой и разгорается весь сыр-бор, девушка абсолютно индифферентна и даже говорит, что её личная «святая троица» — это Бах, Бетховен и Шопен. Важную роль в раскрытии характера Наоми играет город, где происходит действие — недаром из шумного, беспокойного и «молодёжного» Тель-Авива она сбегает именно в молчаливый и непростой Иерусалим. Режиссёру удаётся передать атмосферу при помощи нескольких уличных сцен, и не в последнюю очередь — за счёт выдержанной в предельно холодных тонах картинки.

Эйтан Аннер снял современное, актуальное и по-настоящему израильское кино, рассказав о проблеме поиска себя и взаимодействия с обществом и приправив повествование тревожностью Романа Полански и магнетизмом будничности Меира Шалева. «Тихое сердце» Наоми (в оригинале, кстати, фильм называется «Очень тихое сердце») по ходу картины крепнет, и к концу её уже хочется величать — нет, не «шумной», но «сильной».

Татьяна Трейстер, InterMedia