Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

23.06.2017
22.06.2017

Максим Виторган: «Любой редактор любого интернет-портала знает, что упомянув фамилию Собчак в любом контексте, он увеличивает количество кликов в десятки раз»

13.04.17 15:36 Раздел: Звезды Рубрика: Дайджест
Максим Виторган: «Любой редактор любого интернет-портала знает, что упомянув фамилию Собчак в любом контексте, он увеличивает количество кликов в десятки раз»

О СВОБОДЕ СОВРЕМЕННОГО ТЕАТРА В РОССИИ

— Пока что театр в значительной степени свободен. Поэтому совершенно не удивительно, что уже энное количество лет театр переживает просто «бум». Не знаю, как в других городах, но в Москве каждый вечер идет огромное количество спектаклей, и большой процент театральных залов заполнен зрителями. И у этого «бума» есть обратная сторона - на театр все больше и больше начинают обращать внимание всякие упыри. И конечно, все это закончится тем, что они придут и к нам и будут пытаться регламентировать нашу работу. В России ведь только так: надо либо что-то разрешить, либо что-то запретить. Вместо того, чтобы создать людям условия для работы.

О ПОПУЛЯРНОСТИ СУПРУГИ

— Я воспринимаю популярность моей жены Ксении как данность. При этом меня не очень интересует светская жизнь. И если я оказываюсь на каких-то светских мероприятиях, значит, меня дома сильно били. Поэтому, конечно, первое время я был шокирован. Понимаете, никто из нас - ни вы, ни я - не можем себе даже представить степень общественного внимания к Ксении Собчак. Прессу волнует каждый ее чих, каждое слово становится поводом для целой статьи. И я до нашей женитьбы просто не отдавал себе в этом отчет. Сейчас я немного привык и уже почти не обращаю особого внимания.

Что это изменило в моей жизни? Я стал более известен для определенного круга людей. Появилось какое-то количество известных личностей, которые теперь со мной не просто здороваются при встрече, а еще обнимают меня и целуют. А я порой даже не знаю, кто они. Но проблема в том, что эти люди не являются моей целевой аудиторией. И в прежней жизни я бы избегал таких встреч, потому что я чувствую, что должен этим людям высказать свою позицию, свои «фи» и «бе». А теперь я учусь, как минимум, многозначительно молчать. Правда, моя жена говорит, что я негодяй, потому что по моему выражению лица и так всегда все понятно.

Помимо статуса у Ксении есть профессия журналиста, которая обязывает ее поддерживать отношения с некоторыми людьми. С кое-кем из этих людей я в буквальном смысле не сажусь за один стол. Она даже извиняется за меня иногда перед ними. Когда-то мы сильно ругались по этому поводу, потому что я требовал от нее такого же поведения. Но потом она мне объяснила, что эти люди являются для нее важным источником информации. И я смирился. Но до сих пор бывают очень смешные ситуации, когда мы все оказываемся в одном доме – и мне приходится как-то фланировать между этими людьми, оказываясь в другом конце комнаты.

О МЕСТАХ СПОКОЙСТВИЯ И БЕСПОКОЙСТВА

— Одной такой точки нет, но я люблю очень моря, океаны и горы. А еще лучше, чтобы в одном месте соединялись все эти вещи. Еще я люблю самолеты и смотреть сверху на кучевые облака. Это успокаивает. Люблю южные города зимой – они становятся местами уныния и покоя. Там мир словно превращается в декорации - как будто представление еще не началось, а ты можешь походить вокруг декораций.

Зато я точно знаю, где есть точка беспокойства. Это, конечно, Москва. Потому что здесь дела, связи, обязанности, необходимости и так далее. Поэтому когда ты отсюда, как пробка, выскакиваешь, то тебе сразу становится спокойнее. Но уехать отсюда навсегда я бы, наверное, не смог.

О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ

— В самой жизни. Ее результатом является только то, что ты нажил за все годы. Все, что у тебя есть, включая мысли людей о тебе, отношение к тебе - это, собственно, и есть смысл. Я далек от мысли, что в нашей жизни есть некий возвышенный смысл. Мы ведь не можем даже с низменным справиться. Нам отведено 50-70 лет, которые мы проводим по принципу: «Проживи по-человечески, чтобы доставить максимальное удовольствие себе при минимальном неудобстве окружающим». А мы даже с этой простой задачей не можем справиться, какие уж нам тут высшие смыслы.

О ПРАВДЕ О СЕБЕ

— Я думаю, это очень важный аспект жизни. Это не значит, что ты должен заявлять правду о себе во всеуслышание, но ты в каких-то вещах ты обязан отдавать себе отчет. Правда, она не всегда помогает - правда о себе. И важно даже не столько сказать себе правду, сколько сделать из нее выводы. Понять, что ты из себя представляешь, где твои сильные и слабые стороны. Как правило, когда ты врешь себе, ты очень злишься на окружающий мир. Тут важно стремиться к тому, о чем Козьма Прутков говорил: «Не бойтесь совершенства, оно вам не грозит». Сохранять трезвость по отношению к себе, определенный цинизм. Научился ли я это делать? Научился – это глагол совершенного вида. В этом смысле, наверное, нет, но я в процессе.

О ПОПУЛЯРНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

— Раньше популярность была синонимом словосочетания «народная любовь». А сейчас это просто известность, которую можно монетизировать. Любой редактор любого интернет-портала знает, что упомянув фамилию Собчак в любом контексте, он увеличивает количество кликов в десятки раз. И единственное, для чего нужна популярность – чтобы конвертировать ее в деньги.

О ФОРМЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВЛЕНИЯ В СЕМЬЕ

— Республика. Причем парламентская республика со всеми атрибутами - с ожесточенными дебатами, спорами, закулисными переговорами, входом в коалиции и так далее.

(TheQuestion, 10.04.17)