Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

20.08.2017
19.08.2017
18.08.2017
17.08.2017

Баста: «Я — это «Газгольдер». Все плохое, что здесь происходит — это я»

20.12.16 16:23 Раздел: Музыка Рубрика: Дайджест
Баста: «Я — это «Газгольдер». Все плохое, что здесь происходит — это я»

ЧТО ПРОИСХОДИТ НА ЕГО ЛЕЙБЛЕ?

- Со Смоки Мо работа продолжается. Его вроде все устраивает. Он пример человека, который может говорить о своих текущих проблемах, которые исправимы — и мы совместно стараемся этим заниматься. У него тут своя студия. Чтобы ты понимал, он тут практически каждый день, я из студии практически не вылажу, но мы не виделись с ним три месяца.

Если продолжить тему реформы лейбла, я сторонник аккуратных приобретений. Появляются интересные люди, хочется им помочь. Ну вот Саша Чест — песня про Путина это все, с чем он заявился и что осталось после. На самом деле он гениальный в плане задачи МС. Ты ему говоришь, что есть такой припев и нужно написать текст. Через три дня готов аккуратно сведенный трек — что неудивительно, когда дружишь с Капеллой. “Мой лучший друг это Capella”. Рома Capella — тоже отдельная история, и как человек, и как фанат музыки. Эра Канн, участница “Голоса” — мы записываем ее альбом, он выйдет в феврале.

О КОНФЛИКТЕ С ДЕЦЛОМ

- Ну, так сложилось, что я — это "Газгольдер". Все плохое, что здесь происходит — это я. Когда Децл сказал в интервью, что здесь рабы, крепостные, то я это пропустил. Когда он начал конкретно поливать грязью, писать, что мы подкупаем полицию, что у нас тут шайка, а он — несчастный мальчонка, детенышу которого не дают спать, тогда я уже написал, что это чмо, человек, морально опустившийся. Кирилл отказался проводить экспертизу у себя дома — а это несложно, замерить уровень шума.

Я был на суде. Делать это было необязательно, но я воспользовался площадкой и интересом прессы к процессу, чтобы изложить свою позицию и объяснить общественности, почему я назвал Кирилла Толмацкого чмом.

В России нет прецедентного права. То есть, на основании одного решения суда не обязаны приниматься другие такие же. Но это будет поводом для того, чтобы мы на все его выпады в интернете с прямыми оскорблениями тоже подали иски. Раз за это можно подматывать, то мы тоже этим воспользуемся. Думаю, выставим иск на десять миллионов. Мне кажется, это разумно.

Самый триумф был, когда по “России-24” 15 минут показывали на экране мой твит и ведущие обсуждали, чмо ли Децл, лохматое ли он и что это вообще значит. Видимо, у него низкого уровня советчики — я уже писал в твиттер, такое ощущение, что его адвокатов оплачиваю я.

ОБ АЛЬБОМЕ «ЛАКШЕРИ»

- Мне не хватает времени. Записи “Магии” — нет, они не отнимают времени, это в свободное от работы время. Но удивительно, что все это происходит на эмоциональном фоне записи нового альбома Ноггано. Три-четыре месяца такое тревожное состояние. И я написал много вещей, соответствующих этому проекту. В шутку говорю, что о лучшем пиаре альбома "Лакшери" я не мог и мечтать. Как я говорил Гуфу, это вам не пять дней посидеть за анализы!

О НАРКОМАНИИ ГУФА

- А ты что, не знал, что он торчит? Это перманентка его. Такой человек. На протяжении всего времени нашего общения он употреблял. Ну что сказать. Зато он честный человек в плане оценки себя как личности. В песнях все как есть, без приукрашивания. Этим он бесценен для русского рэпа. Самобичеватель.

Сейчас он 45 дней был чистый. Я на него смотрю, насколько ему страшно, насколько тяжело. Я его понимаю, как человек, не понаслышке знакомый с проблемой. Я уже говорю: "Ну если что-то надо, звони, пиши, чем можем…" И я боюсь это говорить, поскольку будет выглядеть, что я опять лезу в его жизнь. Я очень аккуратно.

Для меня он по-прежнему талант номер один в жанре. Есть сильные, смелые, техничные, креативные — это все не о нем. А он просто гениальный. Который, сев на диван, напишет тебе куплет, который точно не испортит твою песню, а то и просто вынесет тебя. Простыми "был, жил, видел, гладил, торчал, не торчал, кричал, не кричал, причал, не причал".

Спустя годы, клянусь, не испытываю к нему ничего кроме сочувствия. И надежды. Потому что я, в принципе, такой же — меня спасло человеческое сочувствие. Мне постоянно давали шанс.

О ПЛАНАХ

- Хочется записывать музыку бесконечно и участвовать в этом соревновании дальше. Мне страшно подумать, что я не буду жить этой жизнью. Что меня лишат этого праздника. Что буду писать песни и складывать в стол. Или выпускать, но без особого — есть такие примеры. Во мне наглости и молодецкого задора — понятно, что это моя субъективная оценка — еще хватит. У меня планы грандиозные. Сейчас выпущу “Лакшери” и сразу займусь Нинтендо.

Праздник в чем? В том, что ты что-то делаешь и это трогает, задевает людей. Даже переоцененное, на мой взгляд, внимание к песне “Выпускной” все равно приятно. И приятно, что мне хватает мужества делать неожиданные для себя вещи.

О НЕУЧАСТИИ В НОВОМ СЕЗОНЕ «ГОЛОСА»

- Неучастие в новом сезоне “Голоса” — это двусторонняя инициатива. Что говорить — работа в “Голосе” это серьезное ограничение себя во времени. Но, не буду скрывать, я хотел принять участие. Потому что мне было интересно — я уже знал, как все работает. Мы поговорили с Юрием Викторовичем Аксютой. Не получилось. О чем я не жалею — мне есть за кого болеть, за Полину Гагарину.

Это тяжелый труд. А я не профессиональный шоумен. Меня хватает на короткую дистанцию. Я могу вспыхнуть. Periscope это мое — я могу собраться и выдать на пять минут. А вот держаться, когда прямой эфир, нервы, переживания... Но “Голос” мне помог преодолеть страх камеры и участия в серьезных разговорах, в интервью, в пресс-конференциях. Туда я пришел зажатым, напуганным каменным человеком, который боялся сказать что-то не то. Или быть профаном в чем-то. Естественно, хотелось показать себя лучше, чем я есть.

(Андрей Никитин, Flow, 20.12.16)