Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

27.03.2017
26.03.2017
25.03.2017
24.03.2017

Антон Румянцев: «Начинаешь играть музыку Queen - и не хочется останавливаться»

04.05.16 09:37 Раздел: Музыка Рубрика: Интервью
Антон Румянцев: «Начинаешь играть музыку Queen - и не хочется останавливаться»

Саксофонист Антон Румянцев и его квартет 13 мая 2016 года представит в ЦДХ программу «Queen в джазе». В интервью корреспонденту InterMedia музыкант рассказал, как связаны Queen и джаз и как складываются его отношения с другими российскими саксофонистами.

- Как возникла идея программы «Queen в джазе»?

- Идея возникла как продолжение фестиваля «Классика рока в джазе», который мы провели в мае прошлого года в Доме музыки. Первоначальный замысел заключался в том, чтобы сыграть известные рок-песни в джазовом варианте, добавить туда драматургии, не оскорбив при этом, скажем так, «чувства верующих», то есть тех, кто хорошо знает и любит эту музыку. Начали мы вообще с песен группы Nirvana в джазовых обработках, и, конечно, были опасения, что фанаты это не примут. Тем не менее получилось всё ярко и интересно, наши версии понравились даже погрузившимся в «Нирвану» поклонникам альтернативного рока. Естественно, меня стали спрашивать, что дальше. Я тогда ответил, что подумываю о программе на основе песен Led Zeppelin, но в итоге получились «The Beatles в джазе». Ну а логическим продолжением этого стала программа песен Queen, которые с нашим джазовым видением мы сильно изменили. Появились импровизации, мы общаемся при помощи своих инструментов, при этом не применяя голос. Инструментальные версии -наша фишка. То есть надо играть так, чтобы у людей не возникало желания услышать на этом месте голос (смеется). Знакомые мелодии перекликаются с импровизациями, и всё это с помощью всего четырёх инструментов - контрабас, рояль, саксофон и ударные.

Правда, теперь я стараюсь не обещать впрок, чтобы не получилось, как с Led Zeppelin.

- Фанаты рока не критиковали ваши версии?

- Расскажу историю. Приезжаем мы играть в тверскую филармонию. Это, кстати, продвинутая филармония, где люди не спрашивали, что такое Nirvana. Чаще всего в филармониях работает такая публика, которая даже название этой группы не слышала. Но там Nirvana знали, правда, не могли понять, как же мы это делаем. На концерт пришли, видимо, все тверские фанаты Nirvana, и в конце весь зал у меня встал. «Smells Like Teen Spirit» просто порвала им мозг, они были в полнейшем шоке. Есть даже ролик в интернете, где эти зрители после концерта делятся восторгами.

- А были ли критические отзывы, так сказать, «с другого фланга»? Есть же люди, считающие джаз традиционным классическим искусство, и для них заигрывание с другими стилями - это «уход в попсу».

- Конечно, такое мнение существует, и я с ним сталкиваюсь на протяжении всей своей творческой жизни. Я учился в институте имени Гнесиных, я умею играть весь классический репертуар джазового музыканта, работал в оркестре Олега Лундстрема, с Анатолием Кроллом, Даниилом Крамером, получал самые высокие отзывы. Соответственно даже у критиков нет никаких сомнений в том, что я профессиональный джазовый музыкант. Вопросов, как мы играем, не возникает ни у кого - достаточно один раз услышать, и вы всё поймёте. Уровень очень высокий. Поэтому, я считаю, у нас есть право реализовывать любые собственные идеи. Назовите это джаз-каверами, кроссовером, как угодно - мы не стесняемся этого абсолютно, и попсой наши версии точно назвать нельзя. Музыка сейчас претерпевает большие изменения вместе с эпохой: поменялся век, у людей меняется восприятие, самые популярные ролики в интернете длятся не более минуты-полутора, поэтому нужно искать формы, близкие этому поколению с его быстрым восприятием. Нужна смена действия, какие-то знакомые мотивы - мы пытаемся уловить эти изменения и подчеркнуть их в наших программах. Всем, кто сомневается, что это остаётся джазом, я предлагаю прийти на концерт и продолжить этот разговор уже после нашего выступления. А после им уже нечего будет сказать, ведь они услышат настоящий джаз, не традиционный, но многостилевой, красивый и талантливый... Может быть, мелодии будут не вполне джазовые, но мы делаем и вкрапления джазовых стандартов.

- В процессе работы над «куиновской» программы музыка Queen преподнесла какие-то сюрпризы?

- Да. Музыка Queen на самом деле открывает перед тобой бесконечность. Она позитивная, она даёт мощный эмоциональный подъём. Мы все помним потрясающе энергетически насыщенный характер исполнения Фредди Меркьюри, и в некоторых композициях у нас тоже присутствует этот подъём. Мы внимательно относимся к драматургии: у Nirvana музыка больше философская, ведь Курт Кобейн не был весёлым шоуменом. Играя Beatles, мы подчеркнули их позитивное рок-н-ролльное начало. Мы не нарушаем эту музыкальную ткань, просто изображаем её на других инструментах. Если это рок-н-ролл, то это и у нас рок-н-ролл, хотя и в другом звучании. В музыке Queen мы стремились выразить и сохранить некий дух победы, «We Are The Champions», «Show Must Go On» и т.д. Думаю, нам это удалось. Недавно были два концерта в Вильнюсе, причём второй был объявлен дополнительно, - и два раза зал вставал. Оценка публики - самое главное.

- Вы планируете продолжать «вводить в джаз» рок-классиков?

- Эта гениальная музыка по-прежнему очень востребованна. Она известна, и публике интересно, как джазовые музыканты смогут эту музыку интерпретировать. Поэтому поле для деятельности обширно. Это, кстати, непростой процесс - мы репетировали и готовили эту программу полгода, а до этого я год её обдумывал. Это не с бухты-барахты встал и поехал на концерт поиграть стандарты. Сейчас начались концерты, а работа над программой продолжается: что-то дорабатывается, что-то вносится. С «куиновской» программой, я думаю, мы не скоро расстанемся, потому что это, как я уже говорил, какая-то бесконечная музыка: начинаешь её играть и не хочется останавливаться. Как в том анекдоте про музыканта, который попал в рай, играет там в оркестре, играет соло и спрашивает: «А когда кода?» Ему отвечают: «А коды не будет». Вот здесь то же самое (смеётся). Коды нет - они так это сделали, что этот подъём до сих пор ощущается. Наши слушатели 13 мая всё это увидят воочию.

- Как вы подбирали состав квартета?

- Сейчас состав немножко изменился, пришли новые контрабасист и барабанщик, но это не сильно повлияло на наше творчество, наверно, даже чего-то добавило. У всех музыкантов высшее образование, институт имени Гнесиных и т.д.

- Для большинства обывателей российский саксофонист - это Игорь Бутман. Как складываются ваши отношения, вы ощущаете какую-то конкуренцию?

- Конкуренция - это хорошо, Игорь Михайлович сам очень любит конкуренцию. Мы близко дружим, более того, нас иногда с ним путают, особенно когда я с саксофоном и со спины. Игорь постарше, и я рад, что ему удалось создать такой крепкий бренд. Он мощный, умный, интересный человек, может и в шоу поучаствовать, и дать бесплатный благотворительный концерт. Был даже случай, когда я заменял его на одном концерте. Правда, оркестр, когда увидел меня на месте Бутмана, сначала начал дружно ржать. Но потом отлично выступили. На самом деле мне лестно быть похожим на такого человека, а конкуренция между нами - правильная, творческая, позволяющая держаться в форме. Если Игорь сыграл хорошо, а я хуже я начинаю больше трудиться, больше заниматься, чтобы не отставать. Полагаю, и он у меня тоже чему-то учится.

- Концерт в ЦДХ проходит при поддержке НФПП. Расскажите, насколько важна для вас эта поддержка.

- Мне всегда было приятно общаться с представителями НФПП - это интеллигентные люди, которые очень тонко чувствуют музыку и искусство. Перед ними надо снять шляпу за те проекты, которые они поддерживают. В наше время это немногие могут себе позволить, а у них как-то получается. Они иногда могут и словом поддержать, и идеей, а иногда финансово. Я очень признателен, что они верят в меня как в талантливого музыканта, что наше сотрудничество будет долгим и плодотворным, что мы сделаем очень много социально значимых проектов. Я преподаю в Московском педагогическом университете, делаю ролики в интернете, обучающие игре на саксофоне. У нас лучшие саксофонные школы - это московская и питерская, в остальных городах с информацией и педагогами сложнее. Да и из тех, кто приезжают учиться в Москву, обратно в провинцию мало кто возвращается. Тут целая история, и я благодарен НФПП за то, что они поддерживают мои образовательные программы.

Долгое время джазовых музыкантов никто не поддерживал, был просто провал, и все по факту выживали, как могли. Теперь, к счастью, появились организации, которые нам помогают. Национальный фонд поддержки правообладателей правильно делает, собирая вокруг себя творческих людей и поддерживают их. Если шоу-бизнес существует за счёт своих гонораров и массовой популярностью, то в джазе финансы более скромные, и прокормить себя очень сложно. А идей очень много, и без поддержки их непросто воплотить. Причём смотрите, наши обработки рок-классики - это довольно простая идея. Сейчас много телешоу, те же «Точь-в-точь», где люди пытаются перевоплотиться в других звёзд, а публике интересно, как они это сделают. Мы, можно сказать, двигаемся в том же русле, доказываем, что джазовые музыканты тоже могут где-то конкурировать с шоу-бизнесом.

Алексей Мажаев, InterMedia