Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

«Малер и его время» завершились «нравственной утопией»

25.04.16 13:09 Раздел: Музыка Рубрика: Хроника
«Малер и его время» завершились «нравственной утопией»

Восьмая симфония Густава Малера прозвучала 21 апреля 2016 года, в заключительный день цикла концертов абонемента №74 столичной филармонии «Малер и его время». В исполнении на сцене Большого зала Московской консерватории, позднее названном слушателями «историческим», приняли участие Государственная академическая симфоническая капелла России, два хора Московской консерватории, филармоническая капелла «Ярославия», хор Детской музыкально-хоровой школы «Пионерия» имени Георгия Струве, органистка Маргарита Королева, солисты: Елена Евсеева (сопрано), Мария Семочкина (сопрано), Ольга Луцив-Терновская (сопрано), Людмила Кузнецова (меццо-сопрано), Татьяна Гарькушова (меццо-сопрано), Максим Сажин (тенор), Петр Соколов (баритон) и Руслан Розыев (бас). Дирижировал Валерий Полянский.

«Подсесть на Малера» стало опять модным. И потому, что такой «слабости» не лишены «герои нашего времени» — дирижеры Валерий Гергиев, Владимир Юровский и Теодор Курентзис. И потому, что эта «слабость» (болезнь?) звучит привлекательно для российских испрессарио последнего десятилетия: в 2010 году праздновалось 150-летие со дня рождения Малера, в 2015-м — отмечался 155-й день рождения композитора.

Тернистое творчество на стыке эпох внушает доверие, определяя современные настроения, пусть и путем обесценивания иллюзий в размеренной повседневности закатывающейся Европы. Насколько открыта малеровская книга, фиксирующая состояния столетий, мы не знаем, но то, что беспрерывные противоречия требуют гигантских усилий для мучительных поисков прекрасного, всерьез сближает.

На композитора работает время. «Густав Малер — подходящая личность. Проблемы, с которыми миримся в мирно текущей жизни, приводят к ужасу и растерянности, принятию судьбы и смирению через жажду жизни», – говорит Михаил Плетнев между репетициями с Российским национальным оркестром в 2013-м. «Интонационность Малера организует мировой музыкальный процесс. Как много потеряно без этих симфоний, мы почувствовали на рубеже веков», – заявляет Марис Янсонс до концерта с симфоническим оркестром Баварского радио в 2015-м.

Симптоматично, что все симфонии Малера прозвучали в Москве дважды в поворотные 1990-е годы: культурологический, но славянский подход Евгения Светланова сменил сделанный на совесть проект Павла Когана. С 2000 года на полный комплект малеровских партитур снизошел «европейский дух» благодаря Владимиру Федосееву (и не раз), после которого взяться за них никто не отважился или попросту они никому не покорились, хотя обещания давались.

В силу этих причин абонементный цикл «Малер и его время» Госкапеллы России под управлением Валерия Полянского, проводимый со 2-го октября 2013 года по 21 апреля 2016-го, — редкостная удача. За двенадцать концертов и три сезона посчастливилось услышать Десять симфоний, «Песнь о земле» и Жалобную песню» Густава Малера в сочетаниях с разножанровой музыкой западно-европейских и русских композиторов, так или иначе с ней связанных. (К слову, Десятую симфонию Малера 1 декабря 2013 года впервые в России сыграли по редакции Рудольфа Баршая, а не Дэрика Кука).

Дирижерские намерения казались продуманными, но оркестровый строй то фальшиво вступал, то расходился по группам (особенно в Третьей и Четвертой симфониях). Местами хотелось прозрачности (в Первой), местами — большего полнозвучия (во Второй). Досадные оплошности не мешали некоторым слушателям переживать до слез Пятую, Седьмую и Девятую симфонии, в Шестой — вздрагивать «от изматывающего напряжения», а в «Песне о земле» — даже уходить за дверь, чтобы «походить и вдохнуть свежего воздуха» в коридоре.

Точность к тексту в Восьмой привела к тому, что ноты не остались в долгу: малероманы, слышавшие московскую премьеру с Дмитрием Китаенко в декабре 1988 года, посчитали трактовку Полянского «едва ли не лучшей в столице». Видимо потому, что гигантский состав использовался экономно и не подавлял зал предельной звучностью. (Восьмая Владимира Федосеева запомнилась в декабре 2005 года «иерихонской» громкостью, а Валерия Гергиева в мае 2008-го — камерной стройностью).

Обрадовало, что «дополнения» к симфониям не противоречили им, а создавали удобные территории по соседству. (В декабре 2002 года Госкапелла не столь убедительно сочетала Десятую симфонию Малера и Пятую серенаду Моцарта под управлением Геннадия Рождественского). На этот раз «рядом с Малером» разрослось до «еще событий», поскольку в концертах для фортепиано с оркестром солировали по-разному одаренные музыканты Валерий Афанасьев, Питер Донохоу, Фредерик Кемпф, Вадим Холоденко и Андрей Коробейников. Внезапных вокальных открытий (равно как разочарований) не произошло. Видимо, слушательские ожидания пока уступают исполнительским идеям.

Рассказывают, что устроители сомневались в публике до концертов: «Рассчитывали — не придет». Приятно, когда ошибаются организаторы. Билеты на поздние симфонии заблаговременно раскупались. В дни, прозаичные для касс, свободные места не росли рядами.

Итоговое музыкальное разнообразие — вечный праздник. А еще — повод, искать концертные формы, в которых от перспектив не страдают сочинения Малера. Другой вопрос, что достижения перекроют «достигания», поэтому пусть не иссякнут благородные стремления с завершением цикла. Тем более что утопичность идеального исполнения всех малеровских симфоний злободневна «со времен Бернстайна», по словам Даниэля Баренбойма, записанным в ноябре 2015 года. А «всякая утопия шире симфонии Малера, даже если она к ней предрасположена», по мнению Зубина Меты, высказанному в январе 2016-го.

Анна Ефанова, для InterMedia