О театре

Виктор КАЛИТВЯНСКИЙ
"ИНСПЕКЦИЯ, или ИНСПЕКТОР"
Я закончил пьесу «Инспекция» в начале 2013 года и отправил на конкурс «Действующие лица» (Школа современной пьесы) под названием «Инспектор».


Анатолий КРЫМ
"ТЕАТРАЛЬНЫЙ КАЗУС"
В начале 80-х годов прошлого столетия я написал удачную комедию «Фиктивный брак», которую поставили десятки театров, что позволило мне навсегда уйти на «творческие хлеба».


Алёна САМСОНОВА
"КОГДА Б ВЫ ЗНАЛИ, ИЗ КАКОЙ КОШАРЫ…"
...вдохновенье приходит во время беды... Иногда - при отсутствии света, воды, При работе плохой унитаза, При повышенном запахе газа, При погроме, при землетрясеньи, И почти никогда - в воскресенье. Роман Самсонов


Виктор ОЛЬШАНСКИЙ
"В ПАМЯТЬ О НИКИТЕ ВОРОНОВЕ"
Кажется – да, встречаемся редко, с большими перерывами, но ведь в любой момент можно взять и приехать в старый дом на Новом Арбате или хотя бы снять трубку, набрать номер и услышать голос. Только звонить надо не рано


Юрий ВЕКСЛЕР
"МОЛИЛИСЬ И ЧЕРТУ ТОЖЕ"
О библейском реализме и театральных мирах писателя Фридриха Горенштейна


Надежда ПТУШКИНА
"ВЕЛИКИЙ ДРАМАТУРГ"
Леонид Генрихович Зорин – великий драматург. Думаю, это не нуждается в доказательствах...


Евгения РЕМИЗОВА
"ЛЮБОПЫТНЫЕ ЗИГЗАГИ ЛЕОНИДА ЗОРИНА"
«Я считаю себя прозаиком. В театре давно уже активно не работаю. Появление «Адвоката» для меня самого неожиданность.



Надежда ПТУШКИНА

ПОЦЕЛУИ ПОД БЕЗДНОЙ

ПЬЕСА АНОНСИРУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ

Комедия символизма, 3 мужских ролей, 3 женских


«Поцелуи под бездной» – одна из трех пьес под общим названием «Пьесы для Годо кафе-театр в Бухаресте». Это все одноактные пьесы по 45 минут, направление символизм. Пересказать содержание пьесы совершенно невозможно. Ее герои – Жанна Д’Арк, Эмма Бовари и Анна Каренина, а также Яд, Костер и Поезд. Идея пьесы: вечная страсть лучших из женщин к абсолюту в любви. Но абсолют всегда смыкается только с абсолютом. И потому наивысшая точка такой любви - только смерть. Пьеса написана в феврале 2016 года.


Для артистов.


Играть следует реалистично. Но помнить, что это реализм особый. Я определила бы его, как реализм в состоянии аффекта.


Аффект в данном произведении - это не крик, не истерика и не психопатия. У аффекта много красок. Аффекту могут быть присущи, как яркие, так и пастельные тона.


Для режиссёра.


Спектакль не получится, если соберёте мебель из подбора, а артисты выйдут в джинсах или в какой-то, пусть даже остроумной, униформе. Это провал.


Эмма и Анна должны быть в роскошных классических платьях. Какая-то деталь пусть будет преувеличена, утрирована, но чуть-чуть, без шаржа.


Костёр, Яд и Поезд надо одеть в духе Гуччи (костюмы к «Отелло»). Я не призываю подражать. Я говорю лишь о масштабе, красоте и впечатлении. Подтексты мужских костюмов должны выразить рок, неуправляемость страстями и взаимное тяготение любви и смерти.


А также никакой статики ни в костюмах, ни в мизансценах, ни в музыке.


Но и никакого бессмысленного и бестолкового метания по подмосткам, особенно беготни по диагонали сцены.


Импровизация? Пожалуйста! Но! Паузы быть плодом импровизации не должны. Паузы должны быть выстроены.


Иногда, когда я смотрю спектакли по моим пьесам, мне кажется, что я сыграла бы несравнимо лучше. Но ни разу я не прошла на сцену, не оттолкнула артиста и не сыграла вместо него, даже крошечного эпизодика.


Господа артисты! Поступайте же и вы со мной по-христиански. Даже, если вам кажется, что вы сейчас наимпровизируете текст гораздо лучше, чем сочинила я, то, всё равно, воздержитесь. Пусть каждый занимается своим делом, как умеет. Помните же, что вы имеете право только на выбор пьесы, но не на переписывание.


Полный текст пьесы – на персональном сайте Надежды Птушкиной:http://ptushkina.com


***


Кафе «Годо». Три столика довольно далеко один от других. Возле каждого по два стула. На каждом столике по свече и по маленькому букетику. Окно.


За одним из столиков – Жанна. Пьёт кофе из крохотной чашечки.


ГОЛОС ЗА ОКНОМ. Жанна!


Жанна игнорирует.


ГОЛОС ЗА ОКНОМ. (Полон мольбы и страсти) Жанна!


Жанна невозмутимо пересаживается за самый дальний от окна столик.


ГОЛОС ЗА ОКНОМ. (Вопит). Жанна! Жанна! Жанна! Отдайся мне!


Жанна вскакивает, бежит к окну, распахивает его. В окне бледные отблески огня.


ЖАННА. (Возмущённо) Я девственница!


Пауза.


Хохот.


ЖАННА. Более сотни мужчин явились на процесс, подтвердить мою девственность.


Пауза.


ГОЛОС ЗА ОКНОМ. Более ста… Это убедительно.


ЖАННА. Извинись!


ГОЛОС ЗА ОКНОМ. Ты – девственница. Ну, извини…


ЖАННА. Для тебя, кретин, я девственница навеки.


ГОЛОС ЗА ОКНОМ. (Искушает и молит) Жанна! Иди ко мне! Дай мне твои маленькие сухие губы! Твои крепкие сухие руки! Дай солому твоих волос! Дай мне твою девственность! Я возьму тебя всю! Я обожгу страстью все уголки, складочки и впадинки твоего сухого тела. Я проберусь в тебя и поцелуями сожгу изнутри. Ты раздвинешь и сведёшь ноги, Согнёшь в коленках и вывернешь наизнанку; ты взметнёшь свои длинные ноги, как крылья, словно хочешь улететь! Ты будешь изгибаться так, как не сумеет и змея. Ты будешь задыхаться, стонать, кричать, визжать. И перед твоими раскалёнными глазами вспорхнут и отлетят стайки ангелов в отблесках моей страсти. И, оргазм станет катарсисом!.. Самый чистый, самый непорочный оргазм в мире! Наслаждение, возможное только для страстных и отважных! Жанна!!! Ты станешь горсткой пепла, и я погасну и успокоюсь в тебе… Жанна! и ветер нежно и вкрадчиво начнёт развеивать нас по всей земле… О, эти последние ласки… Жанна!!! Неужели ты не хочешь этого?


ЖАННА. (Твёрдо) Нет.


ГОЛОС ЗА ОКНОМ. Нет?!


ЖАННА. Нет.


ГОЛОС ЗА ОКНОМ. Если не ты, то кто?!


Жанна смеётся.


ГОЛОС ЗА ОКНОМ. Ты будешь моей!


Жанна отступает от окна и смеётся.


Мужчина за окном плачет.


Входят Эмма и Яд.


Заметно сразу, что Яд без ума от Эммы.


Он не замечает никого и ничего кроме Эммы.


Яд прекрасно воспитан, элегантен, привлекателен, но с Эммой он держится, как преданный и покорный раб. То есть, именно так, как держится большинство мужчин в начале ухаживания.


ЭММА. (На ходу). Два. (С трагическим вздохом) Два.


ЯД. Три.


ЭММА. Два.


ЯД. Шарль, Рудольф, Леон.


ЭММА. Рудольф. Леон.


ЯД. Шарль?


ЭММА. Шарль? (Смеётся) Нет.


ЯД. Мужа не считаем. Ясно.


ЭММА. Я не выношу скучных и обыкновенных. Муж погубил меня. Я сделала в жизни только одну ошибку. Я вышла замуж за Шарля. Одна ошибка, но роковая.


ЯД. Зачем Вы оправдываетесь передо мной? Я здесь, в этой юдоли посредственностей только, чтобы служить Вам! Чтобы избавить Вас от скуки! От заурядных чувств! От унижений! Вы ведь догадываетесь, как я отношусь к Вам!


ЭММА. Я не хочу ни о чём догадываться…


ЯД. Дайте мне шанс!


ЭММА. Сначала ты пытаешься догадаться, потом ты веришь. Затем являются надежды. Потом, ненадолго, восторги. Потом, тобой манипулируют, тебя используют, тебе лгут и тобой пренебрегают. И, наконец, тебя отшвыривают с раздражением и презрением.


ЯД. (С глубоким сочувствием) Эмма… Эмма… Вы идёте по жизни, едва прикасаясь к ней. Дайте мне шанс! И вы обретёте блаженное постоянство. Клянусь вам!


ЭММА. Клянётесь? (Горько смеётся) Я никогда не смогу Вас полюбить. Мне просто нечем вас полюбить. Моё сердце износилось.


ЯД. Не верю! Позвольте убаюкать вас в моих объятиях!


ЭММА. Я и так сплю на ходу. Зачем я Вам?!


ЯД. Вы лучшая из женщин! Вы святая.


ЭММА. (Заинтересованно) Вы знали много святых женщин?


Усаживает Эмму за столик.


ЯД. Я принесу Вам вино.


ЭММА. (Живо) У вас было много романов? Со святыми женщинами?


ЯД. Красное или белое?


ЭММА. (Разочарована). Вы такой же, как все мужчины.


ЯД. Как те, два?


ЭММА. Как все! Вы ведёте себя так же, как все!


ЯД. Я принесу красное.


ЭММА. Как часто слышала я эту фразу; «Я принесу вам красное». Почему все мужчины ведут себя одинаково?


ГОЛОС ЗА ОКНОМ. Позволь мне овладеть тобой! Сжечь тебя! И самому иссякнуть, обнимая тебя и облизывая!


ЯД. Неисповедимы лишь пути господни. А мы, смертные, Слава Богу, предсказуемы. Цели мужчин прямы, как рельсы. И потому у нас мало вариантов для маневрирования. Ограниченное пространство. Путь туда, путь обратно. И немножко запасных путей. Депо и станции. Вот и всё. Но, если женщина знает, куда она хочет попасть, то чаще всего, её удаётся туда доставить с большим или меньшим комфортом.


Жанна возвращается за свой столик. Передвигает стул так, чтобы сесть спиной у окну.


Эмма тут же пересаживается ближе к окну.


ЯД. Зачем же вы пересели?


ЭММА. Просто так. Вы обещали принести мне вино.


Пауза. Яд не уходит.


ЭММА. (Светски) Здесь у окна прекрасное место. Вы не находите?


ЯД. Нет.


Пауза.


ЭММА. А мне нравится.


ЯД. Здесь опасно.


Пауза.


Эмма обдумывает его слова.


ЭММА. (Мечтательно) Опасно.


ЯД. Сильно веет жаром.


ЭММА. Мне это подходит. Я всё время зябну.


ЯД. Я принесу Вам шаль. Пожалуйста! Не будьте упрямой! Вы – аристократка, Эмма! А упрямство и задор – побрякушки плебеек.


***


АННА. Разрешите представиться. Анна. Анна Каренина.


Жанна молчит.


АННА. Я вас уже видела. Но где?


ЭММА. (Яду) Я тоже её видела. Но где?


АННА. Где?


ЭММА. Где?


Костёр. Жанна!


ЭММА. Нет, не могу вспомнить.


ЯД. Один глоток вина. Сначала я, а потом вы.


ЭММА. Однажды я и Шарль сидели у нас на кухне. (Смеётся) И пили ликёр. (Смеётся) Он даже ещё не сделал мне предложения. (Смеётся) Для него я налила полную рюмку. (Смеётся) Такую маленькую рюмочку. (Смеётся) А себе несколько капель. (Задумывается) Я хотела венчаться ночью при свете огромных факелов.


ЯД. Естественное желание.


ЭММА. Отец не согласился. А Шарль не поддержал меня.


ЯД. Непростительно.


ЭММА. Это было первое разочарование. Такое крохотное, как капелька.


ЯД. Он недостоин вас.


ЭММА. Блаженство. Страсть. Опьянение.


ЯД. Я обещаю вам всё это.


ЭММА. Пусть же в последний раз возликует сердце, и расцветут чувства!. И я вернусь к Шарлю.


ЯД. К мужу? Зачем? Это неестественно! Нет. Умоляю!


ЭММА. Те, двое, тоже… И вы меня бросите.


ЯД. Клянусь! Мы вместе навсегда.


ЭММА. Шарль никогда не клялся.


ЯД. Ничтожество.


ЭММА. Я люблю море только в шторм. А траву только среди руин. А лошадей только загнанных. Шарль не виноват, что у него посредственное сердце. Но у нас ребёнок.


ЯД. Мальчик или девочка?


ЭММА. (Нежно) Разумеется, сын. Мне нужен только сын. Жорж…


(Задумывается) Или, Берта? Не помню. Это имеет значение?


ЯД. Ни малейшего.


ЭММА. Тогда зачем вы спросили?


ЯД. Просто так.


ЭММА. (Задумывается) Нет, не помню.


АННА. (Жанне) Нет, нет, не могу вас вспомнить. Показалось. Откуда мне знать вас?


ЖАННА. Откуда знать меня? Меня? Откуда знать? (Искренне смеётся) Я – Жанна Д’Арк! Я – Жанна Девственница! И покуда я девственница, моя Франция свободна! Я храню девственность за всех, кто целуется и обнимается, кто в поисках любви и за тех, кто переутомился сладострастием. За тех, кто не смешивает секс с любовью и за тех, для кого это неразделимо. Я девственница за всю Францию! За всю Францию! За страну самых храбрых и остроумных мужчин! За страну самых изящных и непредсказуемых женщин! Я Жанна – Девственница! Кто же в мире не знает меня?!


ЭММА. (Медленно встаёт со стула) О!


АННА. Вы!? (Тоже медленно встаёт со стула)


ЭММА. Жанна Д’Арк?! (Кладёт трубку на столик)


АННА. О! Я расскажу об этом… (Осекается) Кому?


ЭММА. Жанна!


АННА. Жанна Д’Арк!


ЭММА. Девственница! Какой ужас!


АННА. Бедняжка!


ЭММА. Без мужа!


АННА. Без любви!


ЭММА. Без любовников!


АННА. Без ребёнка!


ЭММА. Просто, без всего!


АННА. Бедняжка, бедняжка, бедняжка, бедняжка…


ЭММА. Не могли бы Вы дать мне автограф?


АННА. (Быстро) И мне!


ЖАННА. Автограф?


Поезд. Это прекрасно! Тонкая рука с гусиным пером, высовывается из пламени, всё быстрей и быстрей подписывает автографы! Толпа безумствует! Они толкаются, царапаются, кусаются. Они готовы убить друг друга за твой автограф. Автограф девственницы! Девственница, дай автограф!


АННА. (Достаёт из ридикюля портрет) Вот, пожалуйста, распишитесь здесь.


Жанна макает палец в кофе и прикладывает палец к портрету.


ЖАННА. (Про лицо на портрете) Красив.


АННА. О, да! (Достаёт другой портрет) И здесь. Прошу Вас.


ЖАННА. Некрасив.


АННА. О, да! Муж.


Жанна повторяет свой автограф.


ЭММА. О-ля-ля! (Яду) У вас есть что-то, на чём можно оставить автограф?


ЯД. Конечно. (Задирает рукав, как будто собирается сдавать кровь, и протягивает обнажённую руку Жанне)


Жанна «пишет» кофе на его руке. Снова и снова макает палец в кофе и пишет. Все сгрудились вокруг и читают.


ЭММА. Писать на руке мужчины, что ты девственница – это проиграть, не начав игру.


АННА. А вот я в этом не уверена. Она – девственница, и она даёт нам автографы. А не наоборот, заметьте!


ЯД. Карьера дана девственницам в утешение.


ЭММА. (Жалеет её очень охотно) Бедняжка! Она не знает, что такое любовь!


Костёр. Жанна!


ЖАННА. Я не знаю!? Меня обнимал Карл! Король Франции! Все мужчины Франции хотели меня! Половина французов и даже несколько англичан были влюблены меня! Четверть французов искали гибели в бою, лишь бы я заметила их. И каждый десятый француз ушёл в монастырь из-за меня!


АННА. И все они вас предали? Даже, когда предаст всего один…


ЭММА. (Вставляет) Или всего два.


АННА. (Не сбившись) … это так непереносимо больно!


ЭММА. И так нестерпимо страшно.


АННА. А, если бросят тебя сразу все мужчины Франции…


ЭММА. И ещё несколько англичан.


АННА. И даже Король…


ЭММА. Особенно, король!


АННА. Это бесконечно страшно. Чувствуете ли вы хоть что-то вообще?


ЭММА. Нет, нет, я не могу без любви! Нет!!! (Залпом выпивает вино.)


ЯД. О, моя Эмма! (Задувает свечу на их столике)


Полная темнота.


Только две свечи на столиках.


И улетают ввысь, обнявшись, Яд, весь в белом, и Мадам Бовари в своём лазурно-красно-золотом.


Свет.


Анна и Жанна сидят, задрав головы и провожая глазами Эмму и Яда.


Поезд берёт трубку и закуривает.


АННА. Куда? Туда или сюда?


Жанна плачет.


АННА. Бедное дитя!


ЖАННА. Скажите, что это неправда! Франция любит меня! Франция меня обожает! Мои изображения повсюду! В Соборе Парижской Богоматери! И на множестве открыток! На марках и на чашках. А сколько книг! А сколько картин! А сколько фильмов снято про меня! А сколько спектаклей на сценах всего мира! А какие красивые и знаменитые актрисы притворялись мной!


АННА. Да, подтверждаю. Франция помнит тебя. И весь мир знает твоё имя.


Молчание.


ЖАННА. Я принесла такую жертву.


АННА. Жертву нельзя принести. Жертву взваливаешь на себя навечно. Он сказал мне, - я понимаю, ты многим пожертвовала для меня. А я ответила, - я жертвую каждую минуту ради тебя. И не многим, а всем.


ЖАННА. Франция помнит меня. И мир помнит меня. (Пауза) Мир знает, что во Франции была восемнадцатилетняя девственница. Она в сияющих на солнце доспехах скакала на белом высоком коне. Она сжимала в руках древко. И всё огромное войско видело, как развивается знамя. Она кричала ; «Кто любит меня, за мной!» И каждый солдат скакал за ней, сотрясаемый восторгом. И каждый солдат дрожал от нетерпения, немедленно отдать свою жизнь за Францию и за девственницу! (Долгая пауза) Кто любит меня, за мной! (Пауза) Но, если я сейчас пройду по Орлеану, то никто не узнает меня, никто не окликнет, никто не улыбнётся и не скажет; «Привет, Жанна! Огромное тебе спасибо за то, что Франция свободна».


АННА. Я не мола без них. Мне нужны были все трое. Серёженьку я любила. К одному Алексею испытывала страсть, с которой не в силах была совладать. К другому Алексею – непреодолимую привязанность. О, если бы они как-то сумели бы поделить меня! О, если бы!


ЖАННА. Кто любит меня, за мной! Никто не узнал бы меня!


Костёр. Жанна!


ЖАННА. Ни одна из актрис на меня не похожа! Ни одна!!! Все они слишком красивые и слишком благополучные.


АННА. Это не так! В России есть актриса. Она не сыграла вас! Она в вас превратилась. И скоро, скоро мир поймёт и примет, что у неё и у вас одно лицо. Прекрасное лицо, поцелованное Богом.


ЖАННА. Это правда?


АННА. Это больше, чем, правда. Это истина. Россия гордится Жанной Д’Арк, по-своему, не меньше, чем Франция.


ЖАННА. Но почему?


АННА. Кто может на это ответить?


Пауза.


ЖАННА. Что это за страна Россия? Что там за люди?


АННА. В России людей нет. Там живут только литературные персонажи.


Пауза.


ЖАННА. Как зовут эту актрису?


АННА. Инна.


ЖАННА. Инна. Я буду молиться за неё (Медленно подходит к окну и смотрит за окно.)


АННА. Пора!


Анна и Поезд встают одновременно.


Жанна отходит к окну и распахивает его. За окном ни звука. Но отблески пламени всё ярче и ярче. И Жанна стоит в этих отблесках, сжимая в руке и целуя простенький крест из двух палочек.


Анна стоит, сжимая ридикюль. Она не смотрит на Поезд.


А Поезд начинает медленное, но безостановочное движение на неё. Выпуская из зубов трубку только, когда говорит.


АННА. Туда? Или сюда?


ПОЕЗД. Дул ветер и косо летел крупный снег, когда я впервые увидел тебя. И, пока от меня останется хоть один винтик, хоть пылинка от винтика, хоть след этой пылинки на земле… И этот след будет помнить, как ты стояла на перроне.


АННА. Туда или сюда? Туда или сюда? (Она говорит всё быстрей, словно соблазняет Поезд, словно предлагает ему ритм) Туда или сюда? Туда или сюда? (Говорит это много раз)


ПОЕЗД. (Сильным голосом перекрывает голос Анны) Иди же ко мне! Анна! Мы вместе навеки! Время не разлучит нас! Я – твой последний поцелуй над бездной.


Анна бросается ему наперерез.


Поезд кидается на Анну, целует её, сбивает, с ног. Увлекает её вниз, срывает и откидывает шляпку, хватает за волосы и бьёт головой об пол, несколько раз резко перевёртывает и сам переворачивается. Но продолжает поцелуй. Хромая, волочит её прочь. И продолжает поцелуй.


Гаснут две последние свечи.


ЖАННА. Мой первый и последний любовник! Неужели и ты бросил меня?


Появляется Костёр. Огромный и яркий.


Он вступает в центр.


Жанна медленно идёт ему навстречу.


Когда она подходит, он подхватывает её на руки. Она буквально тонет в складках его одежды. Он целует её и высоко поднимает.


Жанна откидывает голову, кричит от боли, прижимает к губам крестик, снова кричит…


Костёр уносит её.



Если Вы хотите получить полный текст пьесы или консультацию по подбору пьес, нужных именно Вам, - прямо сейчас напишите Главному редактору бюллетеня “Авторы и пьесы” Евгении Ремизовой - remizova@rao.ru.

19.04.16 23:56 Раздел: Театр и шоу Рубрика: Дайджест

 
 Использование текстов произведений, приведённых в бюллетене, допускается исключительно с согласия авторов или иных обладателей прав на такие произведения.

Для получения разрешения на постановку пьесы следует обратиться в региональное отделение РАО (адреса и контакты отделений )
или по телефону в Москве +7 (495) 697-5477.

На главную страницу бюллетеня "Авторы и пьесы"