О театре

Виктор КАЛИТВЯНСКИЙ
"ИНСПЕКЦИЯ, или ИНСПЕКТОР"
Я закончил пьесу «Инспекция» в начале 2013 года и отправил на конкурс «Действующие лица» (Школа современной пьесы) под названием «Инспектор».


Анатолий КРЫМ
"ТЕАТРАЛЬНЫЙ КАЗУС"
В начале 80-х годов прошлого столетия я написал удачную комедию «Фиктивный брак», которую поставили десятки театров, что позволило мне навсегда уйти на «творческие хлеба».


Алёна САМСОНОВА
"КОГДА Б ВЫ ЗНАЛИ, ИЗ КАКОЙ КОШАРЫ…"
...вдохновенье приходит во время беды... Иногда - при отсутствии света, воды, При работе плохой унитаза, При повышенном запахе газа, При погроме, при землетрясеньи, И почти никогда - в воскресенье. Роман Самсонов


Виктор ОЛЬШАНСКИЙ
"В ПАМЯТЬ О НИКИТЕ ВОРОНОВЕ"
Кажется – да, встречаемся редко, с большими перерывами, но ведь в любой момент можно взять и приехать в старый дом на Новом Арбате или хотя бы снять трубку, набрать номер и услышать голос. Только звонить надо не рано


Юрий ВЕКСЛЕР
"МОЛИЛИСЬ И ЧЕРТУ ТОЖЕ"
О библейском реализме и театральных мирах писателя Фридриха Горенштейна


Надежда ПТУШКИНА
"ВЕЛИКИЙ ДРАМАТУРГ"
Леонид Генрихович Зорин – великий драматург. Думаю, это не нуждается в доказательствах...


Евгения РЕМИЗОВА
"ЛЮБОПЫТНЫЕ ЗИГЗАГИ ЛЕОНИДА ЗОРИНА"
«Я считаю себя прозаиком. В театре давно уже активно не работаю. Появление «Адвоката» для меня самого неожиданность.



Наталья ДЕМЧИК

МУЖСКОЙ СЕЗОН

Комедия, 1 мужская роль, 1 женская роль


Мужчина на один сезон – такую роль в своей женской биографии отводит зрелая актриса молодому художнику. Она, удачливая и все еще весьма привлекательная, предлагает ему, не слишком преуспевшему прожигателю жизни, фиктивный любовный роман для прессы длиною в год. Публичное внимание выгодно обоим. Он наконец-то выходит из состояния анонимности, она – поддерживает репутацию роковой дивы. «Мне уже не нужно, чтобы мужчины сходили по мне с ума, но еще нужно, чтобы людям так казалось», – внушает опытная наставница своей новой пассии. Прельщенный грядущей славой и финансовым благополучием, кандидат в фавориты Великой Лоры принимает предложение. Однако сделка в интимной сфере всегда чревата непредвиденными осложнениями….


В 1999 году спектакль по пьесе «Мужской сезон» удостоен премии Чайка (в ролях – Любовь Полищук, Александр Домогаров, режиссер Петр Штейн).


2015 год – новая редакция пьесы.


Комедия для двух актеров «Мужской сезон» о любви по контракту актрисы и художника была написана специально для бенефиса Любови Полищук. После успеха «Мужского сезона» ряд театров обратились ко мне с просьбой написать сценическую версию этой пьесы для большего количества исполнителей. Так появились пьесы «Самая красивая» для трех актеров и «Дамы с орхидеями» для четырех актеров. В комедии «Самая красивая» «оживает» Лев Борисович, продюсер и многолетний тайный поклонник главной героини Лоры, а в «Дамах с орхидеями» в интригу вмешивается дочь Лоры Маша. Таким образом, в пьесах «Мужской сезон», «Самая красивая» и «Дамы с орхидеями» изложена одна и та же история для разного количества исполнителей – для 2, 3 и 4 актеров.


***


АРСЕНИЙ (невнятно бубнит). ...после завершения съемок фильма «Космические изгнанники», проходивших в городе Бобылиха, сразу трое инопланетян отказались вернуться на далекую родину к своим семьям… Восьмилетний школьник тайно проник в квартиру своей учительницы музыки и навсегда заставил замолчать ее старенький «Стейнвей»... Жительница поселка Осиновая Роща гражданка Тихонова, которая официально признана доброй вампиршей, пожаловалась, что влюблена в свою еду…О! Новое увлечение Великой Лоры... на этот раз ее избранником стал молодой художник-примитивист, известный своими динамичными хепенингами и перфомансами... (Постепенно речь Арсения становится более разборчивой). Вчера несравненная Лора Разина была замечена в ночном клубе «Лобное место» в сопровождении очередной пассии. Попал парень… Об Арсении Х. всерьез заговорили после его публичной акции по раздеванию копии статуи Свободы. (Арсений бросает недоумевающий взгляд на фигурку статуи Свободы на шкафу). Так-так... по-хозяйски обнимал Лору пониже спины и, увлеченный этим занятием, оставил без внимания вопросы нашего корреспондента. Зато Лора, давняя поклонница нашей газеты, доверительно сообщила: «Нам по душе это пафосное местечко... Я решила никогда больше не оглядываться назад». Черт-те что... С ума они там посходили? Жулье! Писаки продажные. (Комкает газету, затем снова разворачивает и бегло перечитывает заметку). В голове не укладывается! (Бросается к телефону). Алло, мне Фомушку, пожалуйста... Фома, ты? Живой? Не помер, стервец? Ты мне вот что скажи: ты вчера ко мне спускался? До дверей довел? А до этого мы где были? Правильно, у Васьки Палеха в мастерской! Весь вечер. Нет, ты точно вспомни, никуда не отлучались? Я, я никуда не отлучался? Да не в уборную, а в одно место. Какое, какое? Лобное! А черт его знает, где оно. Подтвердить сможешь? Я спрашиваю, в суде сможешь подтвердить, что мы весь вечер к рюмке не притронулись? Причем здесь из горла? Ты че, выпил с утра? Что за нужда? А я вот тебе сейчас зачитаю, что за нужда. Уже читал? (Пауза). Представляешь, опять! Достали! Фома, ну ты-то мне веришь? Ты ж меня до дверей, ты ж меня видел, куда я мог еще двинуться? Кстати, кто мне эту паршивую газетенку вчера всучил, убей не... Ты не помнишь, у меня в руках воблы в газете не было? Ничего, я все восстановлю, все! Уж с этих я точно бабки сдеру, они мне заплатят и за клевету и за... Чего? Ну, кину я тебе тысчонку-другую, смотря, сколько отсудим… Мало? А сколько ты хочешь? Ну, ты жук… Слушай, а кто она такая вообще, эта Разина? Что, правда, звезда? Ты же знаешь, я в кино не... Нет, ты у матери своей спроси, может, напутал спьяну чего. Знает? Давно знает и очень любит? Фома, а как давно? Я спрашиваю, сколько лет она ею восторгается? (В ужасе.) С юности? Нормально... А какой-нибудь фильмец может напомнить? Точно! «Мужской сезон», помню, конечно. Грудастенькая такая, с волосами, как телефонные шнурки... Другая?


Лора Разина, а это, несомненно, она, летящей походкой врывается в комнату, не дожидаясь приглашения. На ней белоснежная пуховая накидка.


ЛОРА. Миленькая конурка! Полуподвальный люкс тире пентхаус. Всего четыре с половиной ступеньки вниз, а сердце так и стучит: тук – тук, тук-тук, как в юности. (Осматривает плакат и другие детали интерьера.)


АРСЕНИЙ (опешив). А… вы, собственно…


ЛОРА (бесцеремонно осматривает комнату).


«Да! Потому мои объятья сладки,


Что я тебе не больше, чем сестра!


Что ты еще не разгадал загадки!


Твою любовь не может омрачить


Действительность с тоскливой серой прозой,


Я для тебя останусь только грезой,


И я всегда явлюсь твоим глазам,


Как будто бы с небес к тебе слетая,


Сиянием без тени залитая,


Как в первый раз, как в первый раз, всегда!»


Не правда ли, я похожа на добрую волшебницу? Волшебница тире снежинка! (Снимает накидку, ищет, куда можно ее пристроить в замусоренной комнате.)


АРСЕНИЙ (в трубку). Фома, тут снегурка пришла…(Запахивает потуже халат).


ЛОРА. Лора Разина.


АРСЕНИЙ. Хохламской-Расписуев (Кладет трубку). Простите, голова разваливается. И вас угостить нечем. Давайте сразу о деле.


ЛОРА. Не беспокойтесь, у меня с собой! (Достает из объемной сумочки бутылку). Коллекционное, дожидалось своего часа... (изучает кольеретку) с того самого года, как я сыграла свою первую комическую старуху. Шучу. У вас найдётся парочка версальских бокалов?


АРСЕНИЙ (достает из шкафа два граненых стакана). Чистый «версаль», не сомневайтесь. За «Мужской сезон».


ЛОРА (польщенно). Вы запомнили?


АРСЕНИЙ (разглядывает кольеретку). Мне было лет девять, и сцена на сеновале была для меня очень поучительна.


ЛОРА. Только не говорите, что я ни капельки не изменилась. Я изрядно похорошела! (Дама усаживается в кресло, и оно тут же дает сильный крен. Она с трудом удерживает равновесие.) Вы не согласны?


АРСЕНИЙ. Время и камень точит. (Подкладывает под кресло толстенную книгу.)


ЛОРА. В каком смысле? Кстати, после «Мужского сезона» я снялась ещё в сорока восьми фильмах, вы не одного больше не припомните? А мою королеву Гертруду, мамочку принца Гамлета, тоже проглядели? Живёте в десяти минутах от театра...


АРСЕНИЙ. Признаться, у меня с театром всё больше... беспорядочные связи… в смысле свидания. Ну, давайте со свиданьицем. (Ему не терпится выпить, но гостья властно придерживает его руку.)


ЛОРА. Погодите-погодите, как можно не любить театр? (Лора, прихватив бутылку, выходит на середину комнаты.) Не понимаю. Это все равно, что не любить небо… (перекладывает бутылку из одной руки в другую, и Арсений следует за ней, как загипнотизированный) …звезды… (снова перекладывает бутылку)


«А я, всех женщин жальче и злосчастней,


Вкусившая от мёда лирных клятв,


Смотрю, как этот мощный ум скрежещет


(ерошит Арсению всклоченные волосы)


Подобно треснувшим колоколам,


Как этот облик юности цветущей растерзан бредом;


О, как сердцу снесть:


Видав былое, видеть то, что есть!»


АРСЕНИЙ. Однако...


ЛОРА. Это не Гертруда, это Офелия. Вам не кажется странным - играю королеву, а лучше помню монологи её несостоявшейся юной невестки?


АРСЕНИЙ. Кажется, ой, кажется…


ЛОРА. А ведь сыграть дали всего-то два раза! (Арсений поднимает бокал, но Лора снова препятствует тосту).


«Что вижу я! В руке Ромео склянка!


Так яд принес безвременную смерть» (Роняет слезу.)


АРСЕНИЙ. Да не убивайтесь так. Ну отравился человек, бывает… Помянем несчастного.


ЛОРА. «О жадный…»


АРСЕНИЙ. Не жадный, а бережливый.


ЛОРА (выплескивает содержимое стакана Арсения).


«Выпил все и не оставил


Ни капли милосердной мне на помощь!


Тебя я прямо в губы поцелую.


«Быть может, яд на них еще остался -


Он мне поможет умереть блаженно».


Джульетту я тоже не сыграла!


АРСЕНИЙ. Послушайте, я собственно ничего не имею против театра…


ЛОРА. Я вам дам диски. Посмотрите в записи.


АРСЕНИЙ. Все сорок восемь?


ЛОРА. За недельку осилите. (Поднимает стакан.) Ну, за успех вашего рождественского перформанса.


АРСЕНИЙ (быстро наполняет свой стакан, смакует напиток). Признаться, к этому Рождеству я не собирался...


ЛОРА. Не скромничайте. Лев Борисович уже видел ваши «Желтые ирисы».


АРСЕНИЙ. Не имел чести знаться. Да и с вами-то мы не накоротке. Если не считать вот этого. (Кивает на газету.) Ну-с, как говорится в культурных домах, не будем тянуть кота за хвост. Сколько вы хотите?


ЛОРА (романтично). Ах, сколько я хочу?


АРСЕНИЙ. Да, сколько денег вы собираетесь запросить с этих борзописцев за моральный ущерб? Вы ведь заявились с утра пораньше согласовать сумму, не так ли, несравненная...


ЛОРА. Просто Лора. Кстати, могу я называть вас Арси?


АРСЕНИЙ. Почему нет?


ЛОРА. Так звали моего добермана, бедняжка недавно скончался от цирроза печени...


АРСЕНИЙ (едва не захлебнувшись дорогим напитком). Лучше Арсений.



Если Вы хотите получить полный текст пьесы или консультацию по подбору пьес, нужных именно Вам, - прямо сейчас напишите Главному редактору бюллетеня “Авторы и пьесы” Евгении Ремизовой - remizova@rao.ru.

19.04.16 23:39 Раздел: Театр и шоу Рубрика: Дайджест

 
 Использование текстов произведений, приведённых в бюллетене, допускается исключительно с согласия авторов или иных обладателей прав на такие произведения.

Для получения разрешения на постановку пьесы следует обратиться в региональное отделение РАО (адреса и контакты отделений )
или по телефону в Москве +7 (495) 697-5477.

На главную страницу бюллетеня "Авторы и пьесы"