Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

Теодор Курентзис привез в Москву оду свободе

13.02.16 11:00 Разделы: Театр и шоу, Музыка Рубрика: Хроника
Теодор Курентзис привез в Москву оду свободе

Теодор Курентзис

Опера «Дон Жуан» В.А.Моцарта в постановке Пермского академического театра оперы и балета имени П.И.Чайковского была представлена на сцене московской «Новой оперы» имени Е.В.Колобова 12 февраля 2016 года. Постановка номинируется на премию «Золотая маска» как «Лучший спектакль в опере», в частных номинациях фигурируют дирижер-постановщик Теодор Курентзис («Лучшая работа дирижера») и исполнительницы партий Донны Анны Надежда Павлова и Донны Эльвиры Наталья Кириллова («Лучшая женская роль»). В главных ролях выступили также Симоне Альбергини (Дон Жуан), Гвидо Локонсоло (Лепорелло), Мика Карес (Командор), Борис Рудак (Дон Оттавио), Фани Антонелу (Церлина) и Виктор Шаповалов (Мазетто). Режиссер-постановщик спектакля – Валентина Карраско (Аргентина – Испания), которая создавала также и сценографию в сотрудничестве с дизайнером-художником Эстериной Зарилло.

Спектакль «Дон Жуан» в Перми завершил работу труппы под предводительством Теодора Курентзиса над трилогией моцартовских опер, созданных на либретто Лоренцо да Понте. Прежде были поставлены «Так поступают все женщины» и «Свадьба Фигаро», которые также в свою очередь номинировались на «Золотую маску» и завоевали призы. Все три оперы записаны для лейбла Sony Classical, получили высочайшие оценки европейской критики и престижные премии.
Как известно, Дон Жуан в интерпретации Карраско – Курентзиса выступает как олицетворение самого прогрессивного творческого начала, как выдающаяся личность, презирающая и отвергающая какие-либо рамки и ограничения. Именно таким разрушителем устоев, опережающим свое время и дающим искусству новые импульсы к развитию, постановщики видят и самого Моцарта, а в настоящее время – Курентзиса. Разумеется, выбивающаяся из строя фигура во все времена гонима, свидетельством тому, дескать, и самая резкая критика в адрес греческого дирижера, возглавившего Пермскую оперу, и собственно судьба Дон Жуана. В самом начале спектакля, лишая иллюзий, публике сразу дают развязку: нарушитель спокойствия умерщвлен и сожран оголтелой толпой, что мгновенно вызывает в памяти финал «Парфюмера» Зюскинда, где главный герой – тоже личность весьма незаурядная и с любовью имевшая дело нетипичным образом.

- В нашей истории Дон Жуан – бунтарская свободолюбивая натура, но он со всех сторон окружен людьми, которые строго придерживаются установленных обществом правил и законов, – говорит Валентина Карраско.

Визуальным воплощением всевозможных оков, закрепощающих человека, служат всевозможные ортопедические корсеты, ортезы и прочие приспособления, без которых, кажется, стыдно и невозможно показаться на люди. Эта метафора чрезвычайно отчетливо показывает, насколько больным и жалким выглядит со стороны общество. Наряду с живой массовкой сценическое пространство наводняют многочисленные манекены, ими же завален огромный шкаф позади сцены, олицетворяющий братскую могилу (в каковой, как известно, был похоронен Моцарт). Одним из символов свободы выступает в спектакле зеленый цвет – цвет костюма Дон Жуана и исподнего покоренных им возлюбленных (в одном из эпизодов Донна Эльвира снимает корсет и примеряет зеленую рубашку объекта своей страсти), что вполне отвечает Моцартовскому замыслу, когда музыка Дон Жуана понемногу «отравляет» женские партии. В царящем полумраке (в стиле киножанра нуар) настоящим буйством красок становится вечеринка, куда Дон Жуан пригласил самую разношерстную публику: молодежь в вечерних нарядах, буддистов, хиппи, трансвеститов, уборщиц etc., и всей этой пестрой братии постановщики доверяют миссию манифестантов-глашатаев – в их руках впервые появляется растяжка «Viva la Libertа!» («Да здравствует свобода!»), с которой уже после спектакля все действующие лица выйдут на поклон.

Спектакль насыщен остроумными мизансценами, подчас на грани фола, а также занимательными деталями игрового плана. На помощь постановщикам приходят видеоарт, многочисленные аллюзии на реалии сегодняшнего дня, даже Ангела Меркель в телевизоре и вандал, натурально отбирающий у дирижера партитуру и топчущий ее у всех на глазах. Публика пугается, хохочет, сопереживает, успевая внимательно слушать и награждать аплодисментами лучших исполнителей после «выходных» арий. Музыкальная составляющая спектакля вполне соответствует ожиданиям тех, кто уже знаком с Моцартом Курентзиса по концертным исполнениям, впервые представленным еще 10 лет назад, и более поздним спектаклям. Это и быстрые темпы, и яркие контрасты, и техническая безупречность и – самое главное – витальность и динамичность исполнения в лоне декларируемого аутентизма. Среди исполнителей главных ролей наиболее ярко и стабильно в вокальном смысле выступили Гвидо Локонсоло (Лепорелло) и Надежда Павлова (Донна Анна), и российская артистка видится одной из наиболее вероятных претенденток на «Маску».

Татьяна Давыдова, InterMedia