Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

Дмитрий Харатьян: "Пока ты здоров и не потерял интерес к жизни – какая разница, сколько тебе лет?"

28.01.16 21:44 Раздел: Кино Рубрика: Интервью
Дмитрий Харатьян: "Пока ты здоров и не потерял интерес к жизни – какая разница, сколько тебе лет?"

Дмитрий Харатьян сам себя называет поющим актером. За этой фразой – почти сотня фильмов с его участием, драматические спектакли, мюзиклы и даже рок-опера, разнообразные концертные программы. А еще он кинопродюсер, телеведущий, основатель и художественный руководитель детской театральной «Школы гардемаринов».

21 января Дмитрию Харатьяну исполнилось 56 лет – и эта цифра никак не вяжется ни с его внешним видом, ни с его стремлением осваивать новые профессии, придумывать и организовывать новые проекты. К своему личному празднику артист приурочил творческий вечер в клубе «Кино» 29 января 2016 года, который обозначил для себя как «отчетный концерт ко дню рождения».

- Дмитрий Вадимович, после яркого дебюта в фильме «Розыгрыш», где вы снимались еще школьником, поступление в театральное училище было логичным шагом. Родители не отговаривали вас от этого решения, не предлагали получить более «земное» образование?

- Да нет, не отговаривали – просто это было единственное, чем я на тот момент реально увлекался. Я в 16 лет сыграл в культовом фильме, так что тут уже судьба сама меня вела. И родители не сопротивлялись – наоборот, они радовались, что я определился с выбором, по крайней мере, на ближайшее время.

- Первая же роль в кино принесла вам невероятную популярность. Вас стали узнавать на улице, поклонницы писали вам тысячи писем…

- Меня все это угнетало, честно. Нет, сначала, конечно, было приятно, но потом я стал чувствовал себя неуютно, потому что понимал, что эти эпитеты и авансы – это все не мое, а относится больше к моему герою, чем ко мне лично. Слава для меня была больше бременем, чем радостью. Я был обычным подростком, школьником.

- Что помогло вам избежать «звездной болезни», которая так часто сопутствует громкому успеху?

- Я думаю, в моем случае сработали адекватная самооценка и трезвое отношение к себе как к творческой единице.

- В вашей фильмографии очень много исторических картин. Как вы готовитесь к съемкам в таких проектах – может быть, читаете соответствующую литературу - или целиком полагаетесь на сценариста и режиссера?

- Честно говоря, я без особой нужды никакой специальной литературы не читаю. Если что-то рекомендует режиссер - прочту. Но не всякий режиссер, кстати, хочет этого погружения в историю ведь не всегда в фильмах главная составляющая историческая. Историей занимается постановщик - антураж, костюмы, атмосфера времени… А для артиста главное - осознание образа, перевоплощение в своего героя и попытка найти зерно взаимоотношений между людьми.

- Помимо актерской профессии, вы попробовали свои силы и в качестве кинопродюсера. Но при этом подчеркиваете, что в каждом случае это был вынужденный шаг…

- Я всегда шел навстречу своим друзьям и помогал в реализации их замыслов, проектов. Практически в каждом случае это было именно так. Кроме фильма «Боцман Чайка», где мне сначала предложили главную роль, а потом, когда стало понятно, что не хватает средств закончить картину, попросили взять на себя функции продюсера. И я согласился, потому что мне хотелось, чтобы этот фильм вышел на экран.

А первый продюсерский опыт я получил на картине «Атлантида» режиссера Александра Павловского, у которого я снимался в «Зеленом фургоне». Он попросил меня почитать сценарий, материал мне понравился, и Александр предложил мне спродюсировать этот проект. В ленте «Валерий Харламов. Дополнительное время» я был креативным продюсером – и в этом случае меня тоже просил помочь мой товарищ Юра Королев. Ну а последняя продюсерская картина – «Форт Росс: В поисках приключений». Мой однокурсник Дима Полетаев, который живет в Америке, рассказал мне о бывшем русском поселении на побережье Северной Калифорнии. Эта тема меня заинтересовала, Дима написал роман, по этому роману был создан сценарий. А фильм снял мой давний друг Юрий Мороз. Так что ни один из проектов не был инициирован мною лично. Всякий раз так или иначе я помогал хорошим людям осуществить задуманное.

- Продолжите ли вы и дальше работать в качестве продюсера?

- Я понял, что продюсерская профессия не приемлет никакой параллельной деятельности, отвлекающей от главного. Эта работа круглосуточная, надо заниматься только ею и больше ничем. А я не такой человек, у меня главная профессия актерская. Да, у меня были ошибки, но я получил полезный опыт. А в дальнейшем – как знать, может, я еще к этому вернусь, даже скорее всего вернусь.

- А не было ли у вас желания по примеру некоторых своих коллег по актерскому цеху сесть в режиссерское кресло?

- Нет, вот здесь бы я не рисковал, режиссура – это даже не продюсирование! Знаете, говорят «можешь не писать – не пиши». Я в этом случае скажу «можешь не снимать – не снимай». Я считаю, что режиссура - это призвание. К которому, впрочем, можно прийти. И мы знаем артистов, которые успешны и как режиссеры, но пока я в себе этого не чувствую. Так что отвечу скорее нет, чем да.

- Вы в течение многих лет продолжаете удивлять публику своим прекрасным внешним видом. Вы говорите, что с генами вам повезло, но ведь наверняка за этим кроется и колоссальная работа над собой.

- Вы правы, безусловно. Я, конечно, не с утра до ночи занимаюсь собой, но уверен, что в этом деле важен системный подход. Как в спорте: пока ты тренируешься - ты в форме, бросил заниматься – ты ее потерял. Я делаю зарядку, хожу в спортзал, плаваю, играю в теннис. Но все это без фанатизма. Это не спорт ради достижений, а физкультура для здоровья.

- То есть к спорту вы относитесь спокойно…

- Я не люблю соревнования всяческие – меня все время приглашают на теннисные, бильярдные турниры… Но я не хочу ни с кем соревноваться – я все это делаю в свое удовольствие. Соревнования – это ненужный адреналин, это какое-то сравнение, борьба. Предпочитаю быть зрителем. Я действительно благодарный зритель, люблю смотреть футбол, хоккей, другие массовые виды спорта. Мне это интересно, потому что это живой процесс с непредсказуемым зачастую результатом.

А я занимаюсь только ради тонуса, поддержания формы, здоровья. А что касается того, как я выгляжу – ну это действительно гены плюс работа над собой плюс правильный образ жизни – это такой комплексный подход.

- Говорят, что возраст – то, насколько сам человек себя чувствует… На сколько лет вы сами себя ощущаете?

- Я не могу привязаться ни к каким цифрам вообще, я как бы отдельно от них существую. Нет, после 50 такие мысли иногда приходят – тебе уже немало лет, ну что ты все как мальчишка: заводной, легкий на подъем. Нет, правильно говорят – как себя чувствуешь... Пока ты здоров и не потерял интерес к жизни – какая разница, сколько тебе лет?

- С супругой Мариной Майко вы вместе уже больше четверти века. Она как-то обмолвилась, что жалеет о том, что у вас не было настоящей классической свадьбы. И вы в шутку ей пообещали устроить свадебное торжество на 25-летнюю годовщину совместной жизни.

- Хорошо, что вы об этом напомнили. Может быть, это и было сказано не всерьез, но в каждой шутке только доля шутки. И, не исключено, что мы действительно устроим настоящий праздник.

- Друзья наверняка называют вас идеальной парой. По словам Марины, у вас и ссоры обычно длятся всего несколько минут.

- Да нет, мы иногда и по три дня не разговариваем… По-разному бывает - смотря каким был предмет ссоры, насколько глубоко он ранит. Но это Марина обижается – я-то очень отходчивый. Но ссор с годами, к счастью, становится все меньше и меньше, потому что просто жалко на это тратить время, которого остается все меньше – уже вторая половина жизни пошла, не хочется тратить ее впустую на отрицательные эмоции.

- Почему ваша супруга не любит сниматься с вами в одних фильмах?

- Стесняется, наверное. Ей кажется, что я начну давить на нее, поскольку у нее опыт и актерский стаж меньше, чем у меня. Она сейчас много занимается детской театральной студией «Школа гардемаринов» и очень увлечена этим проектом.

- «Школа гардемаринов», которую вы открыли в Красногорске, работает уже третий год. За это время наверняка кто-то из ваших воспитанников проявил свои таланты особенно ярко.

- Я не могу отметить кого-то особо, это будет неправильно, потому что у нас все дети очень талантливы. Конечно, никто из них пока не поступил в театральный вуз – они еще маленькие, но у нас есть ребята, которые активно снимаются, например, в «Ералаше».

- Ваша дочь Александра выбрала профессию экономиста. А сын Иван, который дебютировал в кино даже раньше, чем вы, станет продолжателем актерской династии?

- Пока непонятно. Он сейчас как раз определяется, находится в поиске дела, которое может стать его профессией.

- В прошлом году было объявлено о работе над долгожданными четвертыми «Гардемаринами». В какой стадии сейчас находится этот проект?

- Съемки еще не начались, идет подготовительный этап. Что касается государственного финансирования – то вроде поддержка есть, но она недостаточна, чтобы снять глобальное историческое полотно, поэтому пока продолжается поиск финансирования, включая даже краудфандинг. Я не знаю, объявлен он или нет, но, по крайней мере, есть такая идея - сделать российского зрителя соавтором фильма про гардемаринов.

- Кроме съемок в «Гардемаринах», есть ли еще крупные проекты в вашем графике на этот год?

- Проект, который мне особенно дорог и важен – это фестиваль детского, подросткового и семейного кино «Солнечный остров», подготовкой которого я занимаюсь уже второй год. Он пройдет летом в Евпатории, которая еще в советские времена получила статус всесоюзной детской здравницы. Здесь дети не только отдыхают, но и проходят лечение и реабилитацию – для них положительные эмоции особенно важны, как мне кажется. И я хочу верить в то, что «Солнечный остров» им принесет море радости и позитива.

Ольга Хохлова, для InterMedia