О театре

Виктор КАЛИТВЯНСКИЙ
"ИНСПЕКЦИЯ, или ИНСПЕКТОР"
Я закончил пьесу «Инспекция» в начале 2013 года и отправил на конкурс «Действующие лица» (Школа современной пьесы) под названием «Инспектор».


Анатолий КРЫМ
"ТЕАТРАЛЬНЫЙ КАЗУС"
В начале 80-х годов прошлого столетия я написал удачную комедию «Фиктивный брак», которую поставили десятки театров, что позволило мне навсегда уйти на «творческие хлеба».


Алёна САМСОНОВА
"КОГДА Б ВЫ ЗНАЛИ, ИЗ КАКОЙ КОШАРЫ…"
...вдохновенье приходит во время беды... Иногда - при отсутствии света, воды, При работе плохой унитаза, При повышенном запахе газа, При погроме, при землетрясеньи, И почти никогда - в воскресенье. Роман Самсонов


Виктор ОЛЬШАНСКИЙ
"В ПАМЯТЬ О НИКИТЕ ВОРОНОВЕ"
Кажется – да, встречаемся редко, с большими перерывами, но ведь в любой момент можно взять и приехать в старый дом на Новом Арбате или хотя бы снять трубку, набрать номер и услышать голос. Только звонить надо не рано


Юрий ВЕКСЛЕР
"МОЛИЛИСЬ И ЧЕРТУ ТОЖЕ"
О библейском реализме и театральных мирах писателя Фридриха Горенштейна


Надежда ПТУШКИНА
"ВЕЛИКИЙ ДРАМАТУРГ"
Леонид Генрихович Зорин – великий драматург. Думаю, это не нуждается в доказательствах...


Евгения РЕМИЗОВА
"ЛЮБОПЫТНЫЕ ЗИГЗАГИ ЛЕОНИДА ЗОРИНА"
«Я считаю себя прозаиком. В театре давно уже активно не работаю. Появление «Адвоката» для меня самого неожиданность.



Евгений ПЕРМЯК

ТРИ ТАЙНЫ

Кукольное представление в 2-х действиях, 9-ти картинах, с пением и танцами.


Евгений Андреевич Пермяк 1902-1982 годы.


Пьеса в девяти сценах, в семи сказочно ярких декорациях: заколдованный, таинственный лес; скалистый берег моря и на причале чудо-корабль на волнах; затем изукрашенная деревянным кружевом расписная островерхая изба-загляденье, действие на фоне богатого дворцами чудесного города и т.д. В сказке пять мгновенных превращений людей в вещи (в топор, в рукавицы) и в животных (в ежа, в осла), даже семь, если считать муравья и пчелу, ставших «великанами». Кроме превращений, сказку ведут зримые перевоплощения Змеи, плотника Васи и даже Вороны. Васи – в неотразимого пирата. Змея предстает то богатой купчихой, то цветочницей, увешанной корзинами с цветами, то старостихой, вершащей суд, и вдруг доброй фей, а затем заграничной певуньей и танцовщицей. Конечно, наряды у Змеи самые разные и яркие. Это и сногсшибательные бархатные расшитые ротонды, серебряные мантильи, сверкательные накидки, цыганские юбки – ей же приходится много танцевать, околдовывая людей. И конечно петь. Поют, хоть понемногу, все герои (наверное, у старика и у корабельщика это речитатив), кроме сказочницы Панфиловны.


Пьесу Е.А.Пермяка называют «Заколдованной сказкой», и вот почему.


Заколдованной стать ей предложил любимый критик писателя Л.А.Теракопян, сказав о пьесе: «Помочь поставить ее не смогу, а вот сделать заколдованной прозой советую. Для этого подобрать дивные страницы у Евгения Андреевича о сказках, о сказочнице из Усть-речки Панфиловне. Она и окажется создательницей «змеиной» сказки» Сказки, где у Панфиловны заговорят сами звери и птицы, ведь она не всегда могла знать, как сложится их жизнь, куда заведет их сказка. Так пьеса оказалась в обрамлении пермяковской прозы, начавшись главой «Откуда приходят сказки» и завершаясь трогательной историей «Не кончайся, сказка». Кроме книжного житья-бытия пьесе-сказке для кукольного театра суждено было перебраться во взрослый журнал. Это было для нее особенно лестно. Узнав о пьесе, А.Д.Салынский захотел прочесть, чтоб посоветовать, какому театру предложить. Он, опытный известный драматург, конечно, знал театры. Но решил иначе – печатать в журнале «Театр». Казалось бы, случай беспрецедентный, но тогдашний главный редактор «Театра» напечатал ее. Видимо, чем-то приглянулась. Спасибо.


К драматургии Е.А.Пермяк тянулся с молодости, будучи в университетские годы редактором Живой театрализованной газеты. Потом было много пьес, и они широко шли до войны и не менее широко снимались, чаще всего накануне генеральных репетиций по порочащим письмам, предупреждающим театры сигналам. Они опротестовывались людьми и жизнью, но боль и горечь оставалась надолго. Доносительная «забота» обычно не стимулирует работу. К счастью, не у всех. И как-то с грустью подшучивая над собой, мол, «отчаявшись выйти в драматурги», то ли с юмором, скорее всерьез писатель заметил: «хотя что может быть прекраснее спектакля, разыгранного на бумаге коротким романом, генеральной репетицией которого станет публикация в журнале».


Всё так, сотни изданий и переизданий, миллионные тиражи книжек для детей, но драматургия не отпускала, не уходила. Пьесу писатель считал «беловым черновиком спектакля». А пьеса на сцене для него «всегда выглядела беловой редакцией, прочтенной артистами, режиссером, художником, а иногда - и музыкой». Хочу надеяться, что у этой пьесы жизнь впереди…


***


ВАСЯ. Хороша избушечка… Не изба, а песенка! Сам диву даюсь, неужто мастером становлюсь?


Мне неймется, все поется -


Вся душа во мне поет.


Хорошо тому живется,


Кто трудом своим живет (А кто-то подхватил и переиначил песню:


Хорошо тому живется,


Кто поет в своей избе


Вдвое лучше запоется,


Коль возьмешь меня к себе.)


ЗМЕЯ. (появляется в шляпе с лентами и под вуалью, в золотистой мантилье и сверкающей юбке. Не змея, танцорка на иноземный манер реверансы отвешивает. Появившись, она продолжает песню)


                 Хорошо тому живется,


Кто поет в своей избе.


Вдвое лучше запоется,


Коль возьмешь меня к себе!


(Музыкальный проигрыш и танцевальные реверансы Змеи)


ВАСЯ. Откуда вы родом, какого народа, званье-прозванье, имя, отчество и фамилия?


ЗМЕЯ. Рода не местного, народа неизвестного, звание у меня отличное, прозвание приличное, а фамилия ваша будет, если приглянусь.


(И снова «Музыка змеи» грациозное вальсирование и реверансы)


ВАСЯ (в сомнении, размышляя) Да-а… Шляпа не простая… Накидка золотая… Юбка расписная… Только почему рожа затянута мережей… Тенти-бренти, не змея ли в ленте? (К Змее) А почему вы личико сеткой затягиваете?…


ЗМЕЯ. Личиком я сияю – людей ослепляю. Женитесь, глаза у вас к свету привыкнут, я и сниму… Неужели вы мне не доверяете ?


ВАСЯ. Я человек простой, трудовой… А вы, я погляжу, не простая, не трудовая…. Лясы-балясы да плясы… оно, конечно, и я люблю. Как без веселья на новоселье, кончив работу… Какую работу работать вы можете?


ЗМЕЯ. Шить-кроить, стирать, пиво варить, по воду ходить… Для умелой руки все работы легки. Притом вам, Вася, помогать – не устать…


ВАСЯ. Это очень хорошо. Только позвольте ваши ручки посмотреть.


ЗМЕЯ. Зачем? Для чего?


ВАСЯ. Для проверочки… Трудовые они или дармовые?


ЗМЕЯ. Трудовые, трудовые…. Только я их дома оставила!


ВАСЯ. Это как же? Голова при вас, а руки дома?


ЗМЕЯ. При моей безрукавной мантилье рук не носят. Да вы не беспокойтесь, Вася. Не в руках счастье… Женитесь, не раскаетесь…


ЕЖ. (на крыше) Апч-хи!


ВАСЯ. Ась! Не продуло ли тебя на крыше?


ЕЖ. Нет… Апч-хи… Не продуло. Апч-хи! Змеей запахло, вот я и чихаю.


ВАСЯ. Змеей? Какой змеей? Постой…


ЗМЕЯ. Да что он глупости говорит? Откуда здесь быть Змее… Змею сразу видно…


ВАСЯ. Конечно, конечно… Кто же вас за змею примет… Ох, уж этот мне Еж, мастер чепуху молоть. Сделайте одолженье, примите предложенье. Приглашаю…


ЗМЕЯ. Замуж за вас, да я хоть сейчас.


ВАСЯ. Да нет, приглашаю вас в избу, там во всем и разберемся.


ЗМЕЯ. Что вы, что вы, благодарю. Я потом зайду.


ВАСЯ. Стой, Змея! Теперь не уйдешь!


(Схватил Вася Змею за хвост, а в руках только бант остался. Улизнула Змея.)


ВЕРБОВЩИК (появляясь, поет). «Набираем мастеров: печников и столяров, каменщиков, плотников и других работников». Что вы можете делать, мастера?


ЗМЕЯ. Все могут они делать… Все! И бревна тесать, и рамы вязать, дворцы возводить и мосты наводить.


ВЕРБОВЩИК. А ты при них кто такая?


ЗМЕЯ. Главная подрядчица, на работу нарядчица. Говори, что строить.


ВЕРБОВЩИК. Острог-тюрьму возводить будем.


ГОРДЕЙ. Острог?


КОРНЕЙ. А зачем, мил человек, острог-тюрьма понадобилась?


ВЕРБОВЩИК. Воров-разбойников много развелось. Вчера ночью опять кража была. На морском берегу рукавицы и топор пропали.


ГОРДЕЙ. Беда, Корней!


КОРНЕЙ. Горим, Гордей! (Говорит и бежит вперед Гордея под мост.)


ВЕРБОВЩИК. Куда это они сиганули? Уж не эти ли топор с рукавицами утянули? Как испугались, не в речку ль покидались!


ЗМЕЯ. Что ты, что ты! У них на речке кум Налим живет… В гости звал. Эх! Весело будет. Ты любишь веселье?


ВЕРБОВЩИК. А кто его не любит?


ЗМЕЯ. Давай потанцуем, а потом за ними к Налиму в гости пойдем.


ВЕРБОВЩИК. Ну что ж… Пойдем, коли они не ночные придорожники. Я воров искать послан. Велено мне: кого с топором да рукавицами увидишь, так хватай. Ты думаешь, для чего я песню пел: «Набираем мастеров». Я посланец не простой, я вербовщик с хитрецой. Вы как? Вальс больше любите или польку?


ЗМЕЯ. Вальс.


(Музыка вальса. Вербовщик обнимает Змею. Змея, приникая к Вербовщику, незаметно жалит его.)


ВЕРБОВЩИК. Ай! Да никак ты меня укусила… Смотри у меня! Я ведь знаешь кто!?


ЗМЕЯ. Знаю. Ты – осел.


ВЕРБОВЩИК. Это я-то – осел?! Отчего это я вдруг осел?


ЗМЕЯ. От моего укуса. Ш-ш-ш! Покуражился послом, повози-ка нас ослом.


(Шипит Змея, из ее рта вырывается дым, окутывает вербовщика. А как дым рассеялся - у ворот Осел оказался.)


ЗМЕЯ. Эй, Гордей! Эй, Корней! Принимайте свое ослиное счастье! Вот послали в погоню вислоухого.


КОРНЕЙ (вбегая). Ой, осел! Грузи на него рукавицы и топор. С тобой не пропадешь, Злодеяновна.


ГОРДЕЙ. Хоть Вербовщик круто взял, не на ту, видать, напал. А это кто еще? (Появляется Вася в одежде пирата, при усах, с бородой и поет)


ЗМЕЯ. (обомлела). До чего хорош! Как сердцещипательно поет. Ума помрачение.


ПИРАТ (поет). От тебя я ничего не скрою,


Потому что я тебя люблю.


Я, пират, живу морским разбоем.


Корабли я граблю и топлю.


Все моря, проливы, океаны


Обошел пират на корабле.


Врать тебе, красавица, не стану,


Нет другой такой же на земле.


Знаю я, за дальним-дальним морем


Есть одна Разбойная земля,


Жить бы там с тобой, но горе-горе,


У пирата нету корабля!


ЗМЕЯ. А где ж твой корабль, пират?


ПИРАТ. Разбился о скалы. Все потонули. Остались только мы с товарищем вдвоем. Знакомьтесь. Чер-р-ный во-р-рон. Тоже пират.


ВОРОНА. Здр-р-равствуйте…. (угрожающе машет крыльями). Как говорится, стреляная птица.


ПИРАТ. Но я не унываю и на суше. Сегодня утром я завладел новым кораблем… Только плыть на нем нельзя. Он недостроенный.


ЗМЕЯ. А чей это корабль?


ПИРАТ. Это корабль старого корабельщика, у которого когда-то были две дочери… Я его разом прикончил…


ЗМЕЯ. А остальных?


ПИРАТ. Всех прикончил. Мой верный Вор-р-рон позавтракал корабельщиком, на обед ему будет Васька, а с Ежом да Муравьем он за ужином расправится.


ВОРОНА. Р-р-расправлюсь!


ПИРАТ. Мастеров ищу… Озолочу, если такие найдутся.


КОРНЕЙ. Гордей, ты слышишь?


ГОРДЕЙ. А ты, Корней, смекаешь?


КОРНЕЙ. Золотой корабль сам к нам плывет и не во сне.



Если Вы хотите получить полный текст пьесы или консультацию по подбору пьес, нужных именно Вам, - прямо сейчас напишите Главному редактору бюллетеня “Авторы и пьесы” Евгении Ремизовой - remizova@rao.ru.

14.01.16 22:04 Раздел: Театр и шоу Рубрика: Дайджест

 
 Использование текстов произведений, приведённых в бюллетене, допускается исключительно с согласия авторов или иных обладателей прав на такие произведения.

Для получения разрешения на постановку пьесы следует обратиться в региональное отделение РАО (адреса и контакты отделений )
или по телефону в Москве +7 (495) 697-5477.

На главную страницу бюллетеня "Авторы и пьесы"