О театре

Виктор КАЛИТВЯНСКИЙ
"ИНСПЕКЦИЯ, или ИНСПЕКТОР"
Я закончил пьесу «Инспекция» в начале 2013 года и отправил на конкурс «Действующие лица» (Школа современной пьесы) под названием «Инспектор».


Анатолий КРЫМ
"ТЕАТРАЛЬНЫЙ КАЗУС"
В начале 80-х годов прошлого столетия я написал удачную комедию «Фиктивный брак», которую поставили десятки театров, что позволило мне навсегда уйти на «творческие хлеба».


Алёна САМСОНОВА
"КОГДА Б ВЫ ЗНАЛИ, ИЗ КАКОЙ КОШАРЫ…"
...вдохновенье приходит во время беды... Иногда - при отсутствии света, воды, При работе плохой унитаза, При повышенном запахе газа, При погроме, при землетрясеньи, И почти никогда - в воскресенье. Роман Самсонов


Виктор ОЛЬШАНСКИЙ
"В ПАМЯТЬ О НИКИТЕ ВОРОНОВЕ"
Кажется – да, встречаемся редко, с большими перерывами, но ведь в любой момент можно взять и приехать в старый дом на Новом Арбате или хотя бы снять трубку, набрать номер и услышать голос. Только звонить надо не рано


Юрий ВЕКСЛЕР
"МОЛИЛИСЬ И ЧЕРТУ ТОЖЕ"
О библейском реализме и театральных мирах писателя Фридриха Горенштейна


Надежда ПТУШКИНА
"ВЕЛИКИЙ ДРАМАТУРГ"
Леонид Генрихович Зорин – великий драматург. Думаю, это не нуждается в доказательствах...


Евгения РЕМИЗОВА
"ЛЮБОПЫТНЫЕ ЗИГЗАГИ ЛЕОНИДА ЗОРИНА"
«Я считаю себя прозаиком. В театре давно уже активно не работаю. Появление «Адвоката» для меня самого неожиданность.



Игорь МУРЕНКО

КОМЕДИЯ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

Комедия. Взгляд изнутри тела. 2 действия. Роли: 12 мужских, 12 женских


Автор пьесы «Шутки в глухомани», поставленной в театрах 49 городов России, Узбекистана, Казахстана и Литвы, предлагает новую комедию. Такой пьесы еще не было в мировой драматургии. Ее полноправные персонажи – внутренние органы и части тела человека. Это они решают, как поступить главному герою. Фантастика? Вымысел? Да. Но в то же время и развитие постулата восточной медицины – каждый орган имеет собственные разум и душу… 1943 год. Деревенскому пареньку предстоит пройти через голод и холод военного времени, его будет соблазнять с помощью сливок и сметаны замужняя красавица, испытывать на моральную стойкость начальник отдела военной контрразведки полка. И во всех перипетиях активными действующими лицами пьесы выступают сердце, желудок, печень, кишечник, пипон, почки и другие органы тела. Пьеса вошла в шорт-лист Международного конкурса современной драматургии "Время драмы, 2015, весна". Участвовали авторы из 9 стран: Германии, Дании, Израиля, Италии, Швейцарии, Латвии, Белоруссии, Украины, России.


***


ВОСПОМИНАНИЕ ВТОРОЕ. Замужняя красавица. Еще одна погибель.


ГЛАЗА. На молоканке поджидала хозяина еще одна погибель. Да какая – крепко сбитая, броская, веселая – уж мы-то – глаза – ее хорошо разглядели. Фляги с молоком ворочает – все в очереди любуются. Не всякий мужик долго выдержит такую работу, а ей хоть бы хны. Особенно любопытны нам глаза людские. Первым делом в них заглядываем, силимся загадку разгадать – что за работники у человека внутри прячутся? А глаза у молоканщицы светлые, добрые – кажется, не горазды ее нутряные на выверт, на кособочину, которые и жизнь хозяйки покорежат, и чужую.


ПИПОН. А это еще на воде вилами писано. Будет толчок судьбы – угораздит. Не было еще таких, чтоб от толчка устояли. Особенно, если я – пипон - мозг отключу. А я мастак на это дело. Это у меня любимая забава.


МОЗГ. Дурак ты, прости Господи!


ПИПОН. Сам дурак!


ЯЗЫК. Не ругайтесь. Давайте продолжим… Живет красавица со своим мужем, на чужих мужиков не смотрит. И свой-то на загляденье – видный, крупный. Рядом с конем идет – кажется - конь меньше его ростом.


НОГИ. Но это до войны Матрена на других мужиков не смотрела, а в войну беда пришла – тот самый толчок судьбы. Ранили мужа на фронте. Да так ранили, что комиссовали подчистую. Не годен более воевать. Вернулся хмурым. Хромает. Взяли его сепараторщиком на молоканку. Сливки делать из молока – для маслозавода в Волчной Бурле. И вроде счастье привалило Матрене – живым вернулся мужик. И днем на работе теперь вместе – молоко принимают, и ночью есть к кому прижаться. И в хозяйстве опора. Но не порхает радостной Матрена.


ГЛАЗА. Фляги тягает так же усердно. Но - стала посматривать по сторонам, куда замужней не положено. Начала замечать даже парнишек, что вот-вот мужиками станут. И нашего молодца заприметила в шестнадцать лет.


Входит Матрена с крынкой молока.


Но наш-то хозяин не замечал красавицу. Хотя уже и созрел, чтоб замечать.


МОЗГ. Я – его мозг - как и все деревенские мозги в первой половине 20-го века, считал – на чужих жен не пялятся.


РУКИ. И мы – руки – тоже были воспитаны так же: чужих баб не лапают.


НОГИ. И мы – ноги – знали: бегать за ними опасно. Могут нас и переломать.


СЕРДЦЕ. Без любви – все грех.


ПИПОН. Чепуха. Сладенькое-то манит. Но закавыка есть с красавицей - не ровня она хозяину по годам. Старуха. На девять лет старше.


ГЛАЗА. Хозяин и на ровню-то смотрел только вприглядку.


РУКИ. А как же еще? В деревне в то время девки с парнями даже за руки не брались до свадьбы, не то что баловство какое. Уж мы – руки – про это точно знаем.


ГЛАЗА. И вот Степан нарубил-наготовил дрова Матрене на зиму, она и поднесла ему молочка – полную крынку.


МАТРЕНА. Попей молочка, Степан.


ГЛАЗА. И смотрит ласково. Но не просто ласково, а с женским интересом


ПИПОН. Я-то – пипон - сразу догадался - молоканщик не только не годен воевать, а повредил он еще кое-что. Да догадки есть догадки, точняка-то не было. Но тут дело повернулось так - узнал я правду-матку. Сдавал ему как-то молоко хозяин. Рядом стоял, совсем близко. И пипон молоканщика пожаловался мне по-свойски на нашем пипонском языке, что так, мол, и так, а он теперь простая деревенская болтушка. Болтается и все. Толку никакого. Позавидовал даже мне - мол, я в крепком, здоровом теле, многое повидаю, чего ему уже не увидать. И говорит даже – чувствует он - побываю я в тех местах, где бывал и он еще до войны. Я-то сразу по молодости, по неопытности и не понял, о чем он балаболит, а когда красотка Матрена в сенях крынку молока поднесла, да, будто невзначай, за руку хозяина моего взяла, я и встрепенулся. А когда наш молодец молочко одолел, в раз окреп я, и молнией мелькнула мысль – так вот о чем болтал своячок. И повлекла меня к красотке молодая сила моя. И шепнул я рукам, чтоб приобняли ее.


РУКИ. И мы – руки - потянулись уже… Но мозг дал команду:


МОЗГ. Отставить! Равняйсь! Смирно! Чужих баб – не лапать!


РУКИ. Кого ж нам слушать?!


ПИПОН. Меня – дурынды! Мозг мне – пипону – не указ. Я сам с усам.


СТЕПАН. От молока, от нечаянной радости вдруг прозрел я – а хозяйка дома-то – интересная сама собой. И повлекло меня к ней запретное, темное. Прям, вынь да положь – обнять ее, прижать к себе. И не только из благодарности. И в раз смекутил: в сенях мы, не на улице, никто не увидит.


МОЗГ. Дурак молодой! Отставить!


ПИПОН. Вперед! Не робей! Один раз живем!


МОЗГ. Отставить, я сказал!


ПИПОН. Вперед! Целуй!


СТЕПАН. Да целовать-то как? Я не умею…


ПИПОН. Но она сама начала. Прижалась к нему, задрожала телом, и давай целовать в губы.


СТЕПАН. Рот будто наполнился лесной, спелой малиной. Так вот зачем целуются. Это вкусно.


ПИПОН. Я плохому не научу.


МОЗГ. Дурак, ты пипон, дурак! Сепараторщик, ее муж, детина два метра ростом. Воевать не годен, но убить-то может.


ПИПОН. Я малый рисковый.


МАТРЕНА. Ой, нельзя! Могут войти!


МОЗГ. Спохватилась. В сенях своего дома вздумала парня целовать. Волос долгий, ум короткий.


МАТРЕНА. Приходи ночью на Коробы, в рощу. Придешь?


МОЗГ. Хозяин, говори: «Нет».


ПИПОН. Скажи: «Приду».


ГУБЫ. А губы у нее сладкие. Нам – губам – понравился женский рот. Мы еще непрочь.


РУКИ. И стан ее мягкий, приятный.


НОС. И волосы пахнут цветами.


ПИПОН. Соглашайся, хозяин. Еще слаще будет.


МОЗГ. Беги без оглядки, пока цел. Давай-ка я тебе туманчику в башку подпущу. На, получай…


СТЕПАН. В голове все помутилось. Не помню, как вышел от нее, как очутился на речке. От крика гусей в себя пришел. Сел на берегу, стал думать.


МОЗГ. Думать полезно. А правильно думать – моя забота.


СТЕПАН. Идти, не идти?


ПИПОН. Иди, конечно. Пора женских пряников отведать.


МОЗГ. Заткнись, пипон! От тебя у нас одни проблемы!


СЕРДЦЕ. Сердце слушай, хозяин.


ПИПОН. А у тебя, сердце, одно на уме – сю-сю, пу-сю.


СЕРДЦЕ. Пусто во мне. Нет ничего. Не ходи, хозяин.


ПИПОН. А вот я не согласен. И давайте это все обсуждать. Не рубите с плеча. Смотрите. Разве в шестнадцать лет может быть любовь к перестарку?! Хорошо, скажу мягче – к старушке. Ей же двадцать пять! Просто молока напился парень. Молодые мужские соки забродили, к женскому потянули. Может, скажете еще – любовь до гроба дожидаться? А до этого что – никаких развлечений?


ПОЗВОНОЧНИК. Я, позвоночник, горбом чую. Ты, пипон, как раз до гроба парня и доведешь. У нее ведь муж. Убьет его, и нам капец.


ПОЧКИ. Погибнет Степан, и мы погибнем.


ГЛАЗА. А ты, мозг, в сенях, о чем думал? Почему за губами не доглядел, зачем руки распустил?


МОЗГ. Цыц! Это вы, гляделки, пялитесь не туда, куда нужно!


ПИПОН. Мозг, это я тебя отключил. И еще отключу.


МОЗГ. Вот дурак-то на мою голову!


ПИПОН. Сам дурак!


СТЕПАН. Остыл я на берегу, одумался и не пошел ночью в рощу.


МОЗГ. Молодец.


СЕРДЦЕ. Правильно.


ПИПОН. Ну, и зря. Годы-то не ждут. Пока я молод - надо успевать. В старости вспомнишь, жалеть будешь.


СТЕПАН. Дома про Матрену ни гу-гу. Мать бы не одобрила. А на следующий день работал на покосе. Богатая трава поднялась к середине июня у озера. Помашешь литовкой на солнышке, попьешь воды в ключе. Хорошо! Одна помеха – комары. Не дают покоя. Так и Матрена, как комары, стала виться вокруг меня. Тем более, и покосы наши рядом были. Углядела, что я за водой иду один, и подкараулила у ключа.


МАТРЕНА (с крынкой молока). Степан, я тебе молочка принесла.


МОЗГ. Беги, хозяин!


СТЕПАН. Убежал я. Она и на следующий день объявилась.


МАТРЕНА (с крынкой молока). Степан, я тебе молочка принесла.


СТЕПАН. Тогда я перестал ходить к ключу один. С сестрой иду, с братом. Исчезла. А корову пошел вечером со стадом встречать – нате, пожалуйста. Тут как тут. Дожидается меня в проулке.


МАТРЕНА. Степан, не губи меня – попей моего молочка.


СТЕПАН. Промолчал я. Она мне вслед:


МАТРЕНА. Молоко будешь каждый день пить. И даже сливки. Хочешь сливок?


ЖЕЛУДОК. Да!


МОЗГ. Нет.


ЯЗЫК. Да!


ГОРЛО. Да!


ПИПОН. Да, да, да!


КИШЕЧНИК. Хочу!


СТЕПАН. Еще бы не хотеть? Я к шестнадцати годам и стакана сливок не выпил. Раненому одному, заезжему, с фронта – завидовал. Его по распоряжению районного начальства сливками выхаживали. Заколебался я.


МАТРЕНА. Сливки, сметана. И своим снесешь.


МОЗГ. Идешь, Степан, и иди своей дорогой.


ЖЕЛУДОК. Давайте посчитаем. Корова заместо коня сейчас – пашет, возит. И молока дает мало. Не больше четырех литров. Три сдай государству. Остается один литр на восемь человек. Сколько тебе перепадет молока, хозяин? С гулькин нос. А тут даже сливки. И сметану обещает. Вкусно, жирно...


ПИПОН. Вот именно. А где она их возьмет – не твоя забота. Химичить станет. Занизит жирность – кто ей контроль? - и человек должен больше сдавать молока. Излишки появятся. Она тебе их и притащит. Пей, не хочу, хозяин.


СЕРДЦЕ. Не люба тебе она. Не греши.


ЖЕЛУДОК. Сытым будешь.


МОЗГ. Ее посадят за воровство, и тебя, хозяин, тоже. Знал, пил и не донес. И мы все с тобой сидеть будем. И ты, пипон.


ПИПОН. Ну, знаешь - это на воде вилами писано. Еще поймать нужно. Я бы рискнул. Да и баба – кровь с молоком - сама в руки просится, уговаривать не нужно.


СЕРДЦЕ. У Матрены муж есть. Ты о нем подумал?


ПИПОН. Смешно. Кто о муже думает в таких делах?


МОЗГ. Убьет он тебя, хозяин. В деревне в первой половине 20-го века за это убивают. О себе подумай.


Николай, хромая, идет на молоканку.


Да вот и он, легок на помине. Хромает на молоканку. После вечерней дойки будет у народа молоко принимать.


ГЛАЗА. Прошел мимо и даже не взглянул нам в глаза Николай. Даже не поздоровкался. Чего смотреть? Наш хозяин кто для него – пацанва. Семнадцать исполнится - на фронт. Скорее всего, не вернется, убьют. Так и зачем на него зрение переводить?


НИКОЛАЙ. Матрена, ты далече? Корова уже дома. Пора доить.


МАТРЕНА. К Татьяне забегала. За солью.


МОЗГ. Ага, за солью. Нашего молодца стерегла. Туману, туману из Заблудяхи запустить бы в мозги сепараторщика. Иначе не сдобровать нам.


УШИ. Все равно узнает. Наши деревенские вмиг такое засекают. Начнут шушукаться. Ветер это шушуканье ему в уши и надует.


РУКИ. Он тогда хозяину руки повыдергивает.


ПОЧКИ. Почки отобьет.


ПОЗВОНОЧНИК. Оглоблей по спине пройдется.


ГЛАЗА. Фингал поставит.


ЗУБЫ. Зубы выбьет.


НОС. Нос сломает.


ГОРЛО. На сосне повесит.


ПИПОН. Трусы вы. Сколько из-за вас возможностей мужики упускают. Жаль - привязан я к вам судьбой-веревочкой.


МАТРЕНА. Мне подойти, аль без меня справитесь?


НИКОЛАЙ. Не надо. Займись огородом.


МАТРЕНА. Яишенку приготовлю. С зеленым луком – как ты любишь.


ЖЕЛУДОК. Хозяин, ты тоже сможешь яишенку наворачивать. Подумай.


ПИПОН. Она для тебя и хлеба раздобудет. Сам отъешься и нас откормишь.


СТЕПАН. Решил я с матерью поговорить. Что она скажет?


Мать и Степан дома чинят рыболовные сети.


Мам, тут такое дело. Мне предлагают сливки, сметану. Досыта. Каждый день. И вам буду приносить.


МАТЬ. Кто ж это такой добрый?


СТЕПАН. Матрена, с молоканки.


МАТЬ. На работу что ль берет?


СТЕПАН. Работа, вроде того… Но такая – особенная, с лаской…


Пауза.


МАТЬ. Ясно.


СТЕПАН. И красивая она. Не кирзуха.


МАТЬ. Ее муж тебя убьет.


СТЕПАН. Так мы украдкой. В бору, на Заблудяхе. Никто не увидит.


МАТЬ. Ты уже, аль еще нет, думаешь только?


СТЕПАН. Думаю. Дело-то – сытное. Не всякому предлагают. Откажусь – дураком буду. И вас, семерых, подкормлю.


МАТЬ. Я против.


СТЕПАН. Мам, ты что – есть-то охота. Голод не тетка.


МАТЬ. Глуп ты еще. Ладно, сама с ней потолкую, пристыжу. Она с добром, да я с батогом.


МАТРЕНА. И стыдила-то меня, стыдила мать Степана. И такая-то я, и рассякая-то я. Да только злость во мне разожгла. У нее-то семеро детей, а я что – бездетной должна горе мыкать? Двое детушек наших с Николаем и месяца не прожили, померли, и это еще до войны, когда здоровым был. А теперь как? Изранен, инвалид - всамделишный, не понарошку. От кого мне рожать прикажешь? Всех мужиков в деревне на войну забрали. Не от хорошей жизни я на Степу глаз положила. Стыди, укоряй, грози, да только все равно по-моему будет!


СТЕПАН. В конце июня я траву докашивал. Один был. Она и пришла. Со сливками, яйцами, сметаной. И я не отказался.


Мозг появляется с дирижерскими палочками. Легкие с трубой. Кишечник с клизмой. У почек ударные инструменты из баночек для анализов. Печень водит смычком по трубочке для дуоденального зондирования. Уши, руки, глаза держат маракасы. Пипон с гитарой. У языка губная гармошка. У позвоночника аккордеон. Сердце – первая скрипка. Желудок – вторая. Поджелудочная железа – третья. Нос, горло – солисты.


МОЗГ (стучит палочками по пюпитру). Внимание. Я попросил вас взять инструменты, потому как хочу сообщить паршивое известие – нас идут убивать. Давайте сбацаем напоследок.


Пробуют играть, но получается вразнобой.


ЖЕЛУДОК. А хозяин в курсе?


МОЗГ. Нет.


ПИПОН. Откуда ж ты знаешь?


МОЗГ. По моим секретным каналам.


ПИПОН. Тю-тю-тю-тю-тю. Какие мы важные.


НОС. Чую большую беду.


ПОЧКИ. Мы погибли…


СЕРДЦЕ. Без паники! Мужество! Бесстрашие! Борьба!


ПЕЧЕНЬ. И гнев!


ЛЕГКИЕ. Вспомним озеро! Ледяную воду! Будем биться до последнего вздоха!


РУКИ. Мы готовы!


НОГИ. И мы!


ПОЗВОНОЧНИК. И я! (Принимают борцовскую стойку).


Степан дома, чинит рыболовную сеть. Входит Николай с бутылью самогона и топором.


НИКОЛАЙ. Должон быть один.


СТЕПАН. …Здрасьте…


НИКОЛАЙ. Остальные на колхозном поле, я знаю.


СТЕПАН. Да…


НИКОЛАЙ. Это хорошо. До вечера не заявятся.


Пауза.


Убивать тебя пришел.


На стол ставит бутыль, кладет топор. Садится.


За что – ты знаешь.


Пауза.


Иначе никак. Смеются уже. Шепчутся за моей спиной... Много мне не дадут. Убил из ревности… Фронтовик. Весь изранен. Лет восемь отсижу…


Вынимает из кармана стакан, наливает самогон.


Стакан самогона ты. Стакан я. Стакан ты. Стакан я. Если первым свалишься ты, я тебя и убью. Не бойсь, пьяному легко умирать. И мне пьяному легче тебя убить. Первым свалюсь я – жив останешься. Погуляешь покуда. Там видно будет. Давай, пей.


Пауза.


ПОЧКИ. Бегите, хозяин!


Степан бросается к дверям, но Николай хватает его за руку и усаживает за стол.


Не рыпайся. Делай, как говорю.


Пауза.


МОЗГ. Пей, хозяин. Деваться некуда.


НОС. Не пей. Запах отвратный.


Степан колеблется.


СЕРДЦЕ. Мы готовы к борьбе. Пей.


Степан берет стакан, выпивает. Затем пьет Николай.


ЯЗЫК. Гадость какая!


ГОРЛО. Мерзятина!


ЖЕЛУДОК. Как это можно пить?!


ПЕЧЕНЬ. Отрава!


Степан пьет, затем Николай и так далее.


МОЗГ. Что такое? Радость появилась. Кажется – все нипочем…


НОГИ. Плясать потянуло...


РУКИ. И в драку…


СЕРДЦЕ. Не сдаемся! Стоим до победы! Мозг, командуй!


МОЗГ (стучит палочкой по пюпитру). Народ, а ну-ка вдарим веселенькое… Скажем, это... (Играют и поют).


Девки любят чубчик кучерявый.


Всюду девки хватки до кудрей.


Как увидят чубчик кучерявый,


Замурлычут ласковей, добрей.


Припев: Дай, дай, дай...


Чубчик, чубчик, чубчик кучерявый,


А ты не вейся на ветру!


Ах, карман, карман ты мой дырявый,


А ты не нра-, не нравишься вору!


Но однажды женские кудряшки,


Так вскружили голову мою,


Что ночами снились мне барашки,


И с тех пор пою, я и пою.


Где достать мне пару миллионов?


- Я бы все их девкам раздарил.


Ах ты, чубчик, чубчик кучерявый,


Ах, зачем меня ты разорил?



Степан и Николай пьют. Николай грудью падает на стол, лежит, не шевелится. Степан встает из-за стола, хочет выйти из дома на улицу, но падает на пол и лежит, не встает.


Полностью пьесу можно прочитать здесь


https://sites.google.com/site/komediaorganovvnutrennihdel/home/komedia-organov-vnutrennih-del



Если Вы хотите получить полный текст пьесы или консультацию по подбору пьес, нужных именно Вам, - прямо сейчас напишите Главному редактору бюллетеня “Авторы и пьесы” Евгении Ремизовой - remizova@rao.ru.

14.01.16 21:54 Раздел: Театр и шоу Рубрика: Дайджест

 
 Использование текстов произведений, приведённых в бюллетене, допускается исключительно с согласия авторов или иных обладателей прав на такие произведения.

Для получения разрешения на постановку пьесы следует обратиться в региональное отделение РАО (адреса и контакты отделений )
или по телефону в Москве +7 (495) 697-5477.

На главную страницу бюллетеня "Авторы и пьесы"