О театре

Виктор КАЛИТВЯНСКИЙ
"ИНСПЕКЦИЯ, или ИНСПЕКТОР"
Я закончил пьесу «Инспекция» в начале 2013 года и отправил на конкурс «Действующие лица» (Школа современной пьесы) под названием «Инспектор».


Анатолий КРЫМ
"ТЕАТРАЛЬНЫЙ КАЗУС"
В начале 80-х годов прошлого столетия я написал удачную комедию «Фиктивный брак», которую поставили десятки театров, что позволило мне навсегда уйти на «творческие хлеба».


Алёна САМСОНОВА
"КОГДА Б ВЫ ЗНАЛИ, ИЗ КАКОЙ КОШАРЫ…"
...вдохновенье приходит во время беды... Иногда - при отсутствии света, воды, При работе плохой унитаза, При повышенном запахе газа, При погроме, при землетрясеньи, И почти никогда - в воскресенье. Роман Самсонов


Виктор ОЛЬШАНСКИЙ
"В ПАМЯТЬ О НИКИТЕ ВОРОНОВЕ"
Кажется – да, встречаемся редко, с большими перерывами, но ведь в любой момент можно взять и приехать в старый дом на Новом Арбате или хотя бы снять трубку, набрать номер и услышать голос. Только звонить надо не рано


Юрий ВЕКСЛЕР
"МОЛИЛИСЬ И ЧЕРТУ ТОЖЕ"
О библейском реализме и театральных мирах писателя Фридриха Горенштейна


Надежда ПТУШКИНА
"ВЕЛИКИЙ ДРАМАТУРГ"
Леонид Генрихович Зорин – великий драматург. Думаю, это не нуждается в доказательствах...


Евгения РЕМИЗОВА
"ЛЮБОПЫТНЫЕ ЗИГЗАГИ ЛЕОНИДА ЗОРИНА"
«Я считаю себя прозаиком. В театре давно уже активно не работаю. Появление «Адвоката» для меня самого неожиданность.



Вадим ГОЛОВАНОВ

ДУРЫ

Комедия, мужских ролей - 2, женских ролей - 3


Она на своей шкуре познала значение слов добро, зло, любовь, крем, синтепон и влажная уборка. Она не теряла головы в трудных ситуациях, и могла найти выход даже там, где он был. В вечной попытке совместить полезное с приятным она не искала легкой женской доли, а тяжелой – тем более…


А еще она не одна такая, их целых две. Две лучшие подруги - Ира и Таня. Две почти молодые женщины, схожие судьбой, характером и самую малость – уровнем интеллекта. Именно в самой его малости. А также своей особой женской логикой, которая заменяет им мышление и часто толкает на необдуманные поступки. Как, например, спасти олигарха от смерти и свою личную жизнь от ее полного отсутствия.


* * *


Отрывок из пьесы:


Зал особняка. Ира протирает пыль с мебели и философствует.


ИРА. Между нами, женщинами, иногда личная жизнь дает трещину. Не в том смысле, что рожа трескается от счастья в личной жизни, а в другом. Когда трещина возникает в душе одинокой, тридцатилетней, дважды разведенной, но все равно бездетной, обделенной жильем, деньгами, вниманием, новой блузкой в бутике, которую видела, три тысячи рублей стоит, мне не по карману, пять раз мерила, ну, так идет мне, а купить не могу… В этом месте аж плакать хочется. Или смеяться. Или выпить. Но больше всего хочется мужика. Красивого. Здорового. Умного. Богатого. Непьющего… Ладно. Пусть немного пьющего. Пусть не умного. В принципе можно и некрасивого, но обязательно богатого. Впрочем, можно и не богатого, главное чтобы здорового. Короче, любого. Даже женатого. Даже с детьми. Главное чтобы любил. Страстно, нежно или хотя бы часто. И не только выпить, но еще и меня. Или, в крайнем случае, мою лучшую подругу Таню. У нее тоже трещина в личной жизни. Потому, что я хоть работу себе нашла, а она так и сидит дома дура дурой. А я работаю. Спросите кем? Пока простой гувернанткой. Но я верю, что у меня все впереди. И у Тани тоже. Особенно если получится ее к нам на работу поваром устроить. Она же у нас повар от бога. С запиской от бога: «Этот повар от меня. Бог».


В комнату осторожно заходит Таня. В мини-юбке и с корзинкой в руке.


ТАНЯ. Ир, а Ир… Ты здесь?


ИРА. Таня!


ТАНЯ. Ира!


ИРА. Таня, а ты как сюда попала?


ТАНЯ. Вот те раз! Ты же меня пригласила, насчет работы пообещала…


ИРА. Да я не про это. Как тебя сюда пропустили?


ТАНЯ. Никак. Я сама прошла.


ИРА. А охранник на входе?


ТАНЯ. Здоровый, лысый, в пиджаке, с пистолетом в подмышке?


ИРА. Да.


ТАНЯ. Не было там никакого охранника.


ИРА. А откуда тогда ты знаешь, что он здоровый, с пистолетом?


ТАНЯ. Они все такие.


ИРА. Странно, куда охранник подевался…


ТАНЯ. Да какая разница… Ира!


ИРА. Таня! Тань, а ты чего так вырядилась?


ТАНЯ. Сама же сказала: «Оденься лучше».


ИРА. Я сказала: «Лучше оденься» В смысле - не приходи полуголой. А ты опять приперлась в мини-юбке. Что про тебя Олег Палыч подумает?


ТАНЯ. Ира! Когда я так одета - про меня не надо думать. Про меня надо действовать.


ИРА. Таня! Я не поняла, ты сюда на работу пришла устраиваться или…?


ТАНЯ. А это как получится… Кстати, а Олег Палыч, он вообще кто?


ИРА. Он на металлургическом заводе олигархом работает.


ТАНЯ. Олигархи Россию разворовали.


ИРА. Это евреи Россию разворовали.


ТАНЯ. Все олигархи – евреи.


ИРА. Неправда. Олег Палыч Донцов – русский олигарх.


ТАНЯ. А ты откуда знаешь? Ты ему что, в штаны заглядывала?


ИРА. Я ему в паспорт заглядывала.


ТАНЯ. А в штаны?


ИРА. Нет.


ТАНЯ. …?


ИРА. Ну ладно, было один раз. В ванную без стука зашла. Поэтому компетентно заявляю – Олег Палыч – русский олигарх.


ТАНЯ. Да мне то что, русский, не русский! Пусть хоть негром будет, главное, чтобы на работу взял.


Ира замечает у Тани корзинку.


ИРА. Тань, а что это у тебя там?


ТАНЯ. Где?


ИРА. В корзинке. Так вкусно пахнет…


ТАНЯ. Да вот, пирожков с капустой напекла.


ИРА. Ну, ты прямо Красная шапочка. Спасибо тебе, порадовала старушку. Давай сюда свои пирожки…


ТАНЯ. Я не тебе их напекла.


ИРА. А кому?


ТАНЯ. Этому, твоему, Олегу Палычу. Пусть попробует, как я готовлю. Вдруг действительно на работу поваром возьмет.


ИРА. Ты что? С ума сошла?! Неужели ты думаешь, что Олег Палыч, человек, у которого денег куры не клюют, который в дорогих ресторанах харчуется чаще, чем ты в туалет ходишь, будет есть пирожки с капустой?


ТАНЯ. А какие пирожки он будет есть?


ИРА. Ну, не знаю… Может, с картошкой. Но не с капустой – это точно. Не того полета птица.


ТАНЯ. Ладно, ешь пирожки… Только не все!


Ира ест пирожки.


ТАНЯ. Ир, а Ир. Скажи, а кто до меня в доме поваром работал?


ИРА. Да был тут один. Фабио Бенуччи звали.


ТАНЯ. …Узбек?


ИРА. Бери выше.


ТАНЯ. Грузин?


ИРА. Какой грузин? Итальянец из Милана.


ТАНЯ. А почему «был»? Он что, помер?


ИРА. Хуже. Два дня назад собрал манатки и обратно к себе в Италию умотал. Сказал мне по-итальянски на прощание «ариведерчи» и умотал.


ТАНЯ. А «ариведерчи» – это что значит?


ИРА. Думаю, что-то типа: «Поехали со мной в Италию. Жену брошу, детей брошу. На тебе женюсь».


ТАНЯ. Да ну?! Прямо так и сказал?!


ИРА. Не прямо так. «Ариведерчи» сказал. По-итальянски. А я, как могла, перевела.


ТАНЯ. В словаре посмотрела?


ИРА. Сердце подсказало.


ТАНЯ. Дура ты Ира.


ИРА. Да… …То есть – нет. Сама ты дура. Чего расселась? Вставай. Сейчас Олег Палыч приедет. Готовься к собеседованию.


Таня лихорадочно начинает делать какие-то несуразные действия. Затем останавливается, задумывается.


ТАНЯ. …А как к нему готовиться?


ИРА. Не знаю. Я - никак не готовилась.


ТАНЯ. А почему я должна готовиться?


ИРА. Потому, что… Потому, что так надо. Вдруг, он, например, спросит, какие ты языки знаешь?


ТАНЯ. Русский с матом да говяжий с хреном… А тебя он про языки спрашивал?


ИРА. Спрашивал. Я ответила, что знаю монгольский.


ТАНЯ. Ты… знаешь… монгольский?!


ИРА. Ответила, что знаю.


ТАНЯ. А можно я тоже отвечу, что знаю монгольский?


ИРА. Ты что, дура? Зачем ему в доме целых два специалиста по монгольскому языку? Один еще куда ни шло. Вдруг пригодится. И то вряд ли. Но два – это уже перебор.


ТАНЯ. Хорошо. Давай скажу, что знаю… немецкий.


ИРА. Не, немецкий нельзя. Вдруг проверит? Олег Палыч и по-немецки, и по-английски, и по-французски, а также испански, итальянски, японски и еще хрен знает по-каковски разговаривает. Поэтому лучше придумай себе какой-нибудь малоизвестный язык. Как например… этот, как его… или… того…


ТАНЯ. Ну? И что мне придумать?


ИРА. Ладно. Ничего не придумывай. Пусть в доме будут два специалиста по монгольскому языку.



Если Вы хотите получить полный текст пьесы или консультацию по подбору пьес, нужных именно Вам, - прямо сейчас напишите Главному редактору бюллетеня “Авторы и пьесы” Евгении Ремизовой - remizova@rao.ru.

13.01.16 21:36 Раздел: Театр и шоу Рубрика: Дайджест

 
 Использование текстов произведений, приведённых в бюллетене, допускается исключительно с согласия авторов или иных обладателей прав на такие произведения.

Для получения разрешения на постановку пьесы следует обратиться в региональное отделение РАО (адреса и контакты отделений )
или по телефону в Москве +7 (495) 697-5477.

На главную страницу бюллетеня "Авторы и пьесы"