Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

07.12.2016
06.12.2016

Евгений Хавтан: «Благотворительность – это такая штука, о которой не надо орать на каждом углу»

22.12.15 15:33 Раздел: Музыка Рубрика: Интервью
Евгений Хавтан: «Благотворительность – это такая штука, о которой не надо орать на каждом углу»

Их единицы – групп, которым в течение десятилетий удается быть интересными для публики, не изменяя своим принципам и не снижая взятую при старте планку качества. «Браво» - из таких. Пережив непростые годы, смену нескольких солистов, команда, ведомая Евгением Хавтаном, сохранила свой фирменный стиль и смогла найти общий язык с молодой аудиторией. 2015-й ознаменовался для коллектива выходом нового альбома «Навсегда», а завершает год команда благотворительным концертом в Мюзик-холле 24 декабря.

- Женя, все собранные на концерте деньги вы намерены передать в собачий приют. Вас попросили об этом или группа сама приняла решение, кого ей хотелось бы поддержать?

- Да, мы сами так решили. В прошлом году мы в конце декабря дали концерт в ЦДХ и все, что собрали, перечислили фонду «Настенька» - он занимается детьми с онкологией. А в этом году мне рассказали про бедственное положение питомника «Берта» - там, по-моему, даже электричества нет. Я залез к ним на сайт, понял, что положение у них просто катастрофическое, и понял, что в этот раз мы будем помогать бездомным животным.

- Благотворительные акции в Москве устраиваются регулярно, но обычно это масштабные мероприятия, в них задействовано множество звезд. А вы в одиночку решились на такое дело.

- Мне часто звонят разные люди, говорят, что делают какие-то благотворительные аукционы, собирают картины, вещи известных людей. И все это сопровождается массированной рекламой, репортажами по ТВ и в глянце. Собирается гламурная публика, приезжают люди на «бентли», позируют перед камерами, покупают что-то… А сколько они там собрали, куда эти деньги пошли… Я ни в коем случае никого не обвиняю, не имею просто права такого, но мне это кажется странным. Не проще ли, чем снимать весьма недешевый «Метрополь», сэкономить на этой аренде и деньги просто перечислить тем, кто в них нуждается.

Я уверен, что благотворительность – это такая штука, о которой не надо орать на каждом углу. Поэтому мы помогаем так – адресно, и не считаем, что об этом нужно рассказывать направо и налево. В конце концов, мы это делаем для себя и для тех людей или животных, которым нужна помощь, а совсем не для того, чтобы все вокруг об этом знали.

- Что «Браво» сыграет в Мюзик-холле?

- Во-первых, будут песни из нашего нового альбома «Навсегда». Перед концертом мы устроили специальный опрос в интернете среди наших поклонников, чтобы они рассказали, какие новые композиции они хотели бы услышать. Ну и, конечно, будут наши старые хиты.

- Записывая «Навсегда», ты впервые в истории группы «Браво» сам спел все композиции, объяснив это тем, что все они – очень личные. А какая из них тебе наиболее близка?

- Надо подумать. Мне «Париж» нравится. И «Перемена мест». И «Теплый ветер». Да мне все песни нравятся.

- Ты читал рецензии на новую пластинку?

- Когда мы выпустили «Навсегда», мы объявили конкурс рецензий среди наших поклонников. Набралось порядка 30 текстов. Сейчас другая молодежь, она не политкорректна так, как наше поколение, – сейчас нет расстояния между кумирами и фанатами. Поэтому там есть очень жесткие рецензии, резкие слова. Но это гораздо лучше, чем если бы это кто-нибудь из журналистов про нас написал, потому что зрителям мы интересны, и они писали от души. И получается, что сейчас лучшие рецензенты – поклонники группы.

- Собирая группу 32 года назад, как далеко ты заглядывал в будущее? Думал ли о том, что музыка станет твоей профессией на всю жизнь?

- Да я вообще ни о чем не думал! О чем мы могли думать тогда, в 1983-м, – у нас не было перспектив никаких. Когда мы начинали – другая страна была. Мы в самом начале получили будь здоров как за наши концерты, и у меня надежды на будущее практически не было. Тогда мне просто хотелось играть и получать от музыки удовольствие, встречаться со своей группой, общаться с другими музыкантами.

- Важна ли была в тот период поддержка близких?

- Безусловно, от того, как люди, которые находятся рядом с тобой, реагируют на твои действия, зависит очень многое. Если они одобряют или, по крайней мере, не мешают тебе – это очень важно. И я очень благодарен своим родителям и жене Марине - если бы рядом со мной была бы другая женщина, все могло бы по-другому сложиться. Как быть, когда тебе ставят ультиматум – или музыка, или семья? Меня, к счастью, никогда перед таким выбором не ставили.

- Неожиданный вопрос – у тебя есть трудовая книжка?

- Есть. Она лежит в нашей компании, которую мы несколько лет назад открыли.

- И какая в ней запись?

- Сейчас – музыкант, руководитель коллектива. А до этого я инженером работал.

- То есть диплом МИИТ пригодился?

- Это для меня стыдные годы такие… Тесть меня пристроил. Мне это не нравилось дико. И без работы сидеть было стыдно, и то, что я занимаю чье-то место, - тоже. Но жизнь все расставила по местам. Сейчас я сам себе режиссер, сам себе начальник - это счастливое состояние. У меня есть группа, я решаю, где мы будем работать. Мы можем отказаться от концертов и сидеть писать пластинку какое-то время.

- Как и многим творческим людям, тебе присущ перфекционизм …

- Это дурная черта, но я никуда не могу от этого деться. Тяжело, потому что ничего не можешь закончить. Начинаешь делать – и 10 лет не можешь выпустить альбом. До «Моды», которая вышла в 2011 году, у нас не было новых альбомов 10 лет. Но зато есть результат – и это тоже важно. Лучше сделать один раз хорошо, чем это переделывать сто раз.

- Ты настолько требователен только к себе или ко всем своим соратникам?

- Ко всем. Сейчас со всех три шкуры сдираю – а что поделаешь? Нельзя, чтобы все тянул только один человек. У нас есть коллектив – пять музыкантов, надо, чтобы все выкладывались по полной.

- Могут ли остальные музыканты «Браво» высказывать свое мнению по поводу той или иной композиции?

- Конечно, конечно. Я всегда готов выслушать все идеи. Если они интересные, если предлагается что-то дельное – мы это используем обязательно. Когда я сочиняю песню, я слышу ее и знаю, как она должна звучать, то есть уже в аранжировке примерной. Потом мы встречаемся и пробуем это сыграть. У нас групповой подход к творчеству. Все-таки совместный творческий труд всегда интересней, хотя и сложнее. Можно, конечно, просто на компьютере все сделать, можно нанять сопровождающий состав музыкантов, и они сыграют, но в этом не будет души, они это сделают формально. А моя главная задача, когда я делаю песню, чтобы она, кроме моей, стала песней еще этих четырех парней, которые сегодня играют в «Браво».

- Знакомо ли тебе понятие «творческий кризис»?

- Конечно, мы же 10 лет не могли записать альбом. Вот не пишется, не делается... Мы играли концерты, но было такое состояние полуживое. Выходили на сцену, чтобы просто денег заработать. У меня был момент, когда я хотел группу распустить, лет 7 назад, когда мне надоело тащить это все, надоело дико. Но если ты находишь в себе силы двигаться дальше и перебороть этот кризис, то потом все будет нормально. Нужно просто пережить этот сложный момент.

Я сейчас стараюсь себя все время чем-то занимать. Когда мы записывали, а потом выпускали новый альбом, мы пахали как лошади, это был адский бег. Потом были гастроли, презентации в Питере и Москве. И когда после всего этого у меня вдруг получилось пять свободных дней, я растерялся, просто не знал, что мне делать. И мы решили записать акустическую пластинку, так что сейчас мы находимся в стадии записи этого альбома.

- В том самый кризисный для «Браво» период у вас был интересный совместный проект с Юрием Башметом.

- Это получилось спонтанно, к нашему 25-летию. Классическая музыка мне нравится, и я в ней разбираюсь, потому что дед мой был по ней большой специалист, у него очень много классики на виниловых пластинках было. И я все это, конечно, слушал. Вообще звук классической музыки мне близок, и когда появилась возможность поработать с Башметом, я просто не мог ее упустить. Юрий Абрамович согласился, ему тоже это было интересно. Это был хороший опыт для группы, играть с такими музыкантами – это абсолютно другой уровень, фантастика просто! Нам понадобилось достаточно много времени, чтобы услышать друг друга – все-таки непросто рок-группе играть с музыкантами классической школы. Жаль, что это по ряду причин не было записано в студии. Сейчас я хочу записать со струнными ряд песен – тот же «Париж», он из той юбилейной программы перекочевал на пластинку. С кем буду писать – еще не решил.

- Дочь Полина не пошла по твоим стопам…

- Она выбрала специальность киноведа, поступила во ВГИК. Сейчас уже пишет диплом. Она очень хорошо разбирается в кино, читает кучу литературы и пишет очень хорошо. В музыке Полина, кстати, неплохо разбирается, у нее отличный плейлист, я в машине ехал – удивился очень, какая у нее там подборка, от «битлов» до Florence and the Machine. Она пока не знает, куда пойдет работать после окончания ВГИКа, но мы рады, что она получит такое фундаментальное образование.

Ольга Хохлова, специально для InterMedia