Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

06.12.2016

Екатерина Еременко: «Я рассказываю о счастливых людях, которые занимаются достойным делом»

20.10.15 10:56 Раздел: Кино Рубрика: Интервью
Екатерина Еременко: «Я рассказываю о счастливых людях, которые занимаются достойным делом»

Мировая премьера фильма «Буквальная геометрия» кинодокументалиста Екатерины Еременко состоялась 13 октября 2015 года в рамках фестиваля актуального научного кино (ФАНК). Картина о работе научно-исследовательского центра «Дискретизация в геометрии и динамике» показывает математические исследования без сознательных упрощений научных вопросов за счет «живого» киноязыка и раскрытия характеров героев.

Корреспондент InterMedia Анна Ефанова побеседовала с режиссером о том, как снимать документальный фильм-наблюдение в кризисные годы научного кино.

– Есть ли параллели между «Буквальной геометрией» и другими вашими фильмами о математике?

- Да, для меня он стал дополнительным движением вперед. С одной стороны — это продолжение традиций «Моего класса», где мы снимали моих одноклассников. С другой – «Чувственной математики», в которой показали великих ученых. На этот раз мы решили попробовать найти новые формы коммуникации кинематографа с наукой и погрузиться в математику больше. Мне кажется, что у нас получился, скорее, фильм о науке, чем о людях, создающих ее.

– Название метафорично?

- Я думаю, что его расшифровывать — неблагодарное занятие. Могу лишь сказать, что мы очень долго искали нечто подходящее. Хотелось, чтобы зритель почувствовал его созвучность «Чувственной математике».

Сначала я назвала этот фильм «Эмоциональная математика», поскольку в нем много эмоций: отчаяния, надежд и радости. В итоге, выбрали другое русское название «Буквальная геометрия». Ученые, кстати, раскрашивают букву «В» в одном из эпизодов фильма. Английское название The Discrete Charm of Geometry предложил математик Борис Шпрингборн участвующий в съемках.

– Как вы объяснили ученым, о чем будет этот фильм?

- Я им не объясняла. Для меня каждая кинокартина — это свое путешествие, путь, который с интересом прохожу. В некотором смысле, это мой способ борьбы с хаосом, потому что я рассказываю о счастливых людях, которые занимаются достойным делом. Ученые ведь служители культа науки. Для них исследовательский процесс — это сакральное состояние. Когда начинаются обсуждения, то они становятся, как дети, и забывают обо всех заботах и делах.

В «Чувственной математике» мы сняли ученых, рассказывающих о своей работе и через свое повествование позволяющих нам ее почувствовать. В «Буквальной геометрии» показываем взаимодействие математиков в коллективе, стремимся передать их эмоции во время рождения научных истин.

– Назовете главное?

- Мы, например, рассказываем о пока не решенных задачах, которые можно быстро сформулировать. Кроме того, стараемся решать чисто художественные проблемы — задать экзистенциальные вопросы, выходящие за грань математики: их порой страшно задавать самому себе.

Профессия ведь очень много значит в жизни человека, что бы мы не говорили. То, где ты выкладываешься на 100 %, когда это происходит и почему — иногда важно спросить себя, насколько ты готов всем пожертвовать, чтобы найти свою истину. Это ведь экстремально, страшно. И задать этот вопрос математикам, может быть, особенно ценно, поскольку они привыкли быть честными. Как никакая другая наука, математика четко делит между собой черное и белое. В ней нет полутонов: либо ты прав, либо не прав.

– Научная жизнь дискретна?

- Наверное, можно так сказать. Ученые ставят задачи, а потом видят, как они сочетаются между собой и связываются. А что такое дискретность? Если говорить о том, что материя состоит из атомов, то все дискретно.

– В чем смысл дискретности «Буквальной геометрии»?

- Мои ученые пытаются найти ее правильные, основные свойства. И в этом плане дискретность созвучна художественным задачам фильма — показать конкретные судьбы людей, складывающиеся в общую картину. Я показала фильм своим героям, и один из них сказал мне, что после показа у зрителя изменится отношение к науке.

Конечно, то, что выйдет в прокат — это верхушка айсберга, за которой стоит очень много другого. Во многом поэтому, мы перечисляем в конце фильма решенные задачи и научные работы, возникшие во время съемок.

– Вышло экспериментальное кино?

- Нормальный, не телевизионный фильм, который ведет за собой зрителей, при этом не опускаясь до их уровня. Нам повезло, поскольку возникла совершенно уникальная возможность — практически каждый день, в течение двух лет я находилась среди математиков и снимала их. Хотя обычно как снимаются фильмы? У тебя есть съемочная группа и несколько дней, которые стоят дорого. Ты приезжаешь к конкретным людям, быстро берешь у них интервью и уезжаешь домой.

– Как вам удалось изнутри взглянуть на исследовательский процесс?

- Меня пригласил поучаствовать в проекте его руководитель — наш соотечественник, замечательный русский математик питерской школы Александр Бобенко. Он посмотрел фильм «Мой класс». Мы познакомились с ним после «Чувственной математики», которую он также видел. Помимо режиссерского, у меня ведь еще есть математический диплом. Мне кажется, обществу нужно рассказывать о деятельности ученых, особенно математиков. Тем более, что наши представления о фундаментальных исследованиях, к сожалению, часто ошибочны.

– Для вас ценно, каким будет зритель, или весомее, чтобы он просто был?

- Чтобы зритель пришел. Мне интересно, что у нас получится, как аудитория воспримет «Буквальную геометрию», появятся ли у нее своя аудитория.

Возможно, этот фильм удивит тем, как он «нашпигован» настоящей математикой. Хотя это сделано нами очень коротко и немного, но вполне сознательно. Мы вставили в него отдельные математические фрагменты, которые понять невозможно, да и не нужно. Их можно сравнить со специями к блюду, без которых есть несъедобно. Наверное, это будет интересно специалистам.

Что еще необычного? Мозаичность структуры. Мы все привыкли к тому, что, если начинается рассказ, то дальше пойдут объяснения — я этого не делаю. И раньше, в «Чувственной математике» не делала. Там у меня была идея мотивировать, не столько объяснить. И здесь мы продолжаем ранее начатое движение.

Для людей, не имеющих отношения к математике, видимо, будет важна общечеловеческая линия. Она должна держать внимание, как мне кажется. В любом случае, те, кто со мной — я рада. Кто не со мной — бывает. А если вдруг окажется много людей, кто со мной — просто счастлива.

– После «Чувственной математики» пришло счастье?

- У меня появился невероятный опыт. Честно, не ожидала такого большого зрительского успеха. Думала, что крошечный фильм соберет маленькую аудиторию.

Почему так случилось? Возможно, потому что со мной работала замечательная команда: великий оператор Павел Костомаров, прекрасный композитор Марк Шредер и очень хороший режиссер монтажа Марат Магамбетов. А может, потому что фильм получилось снять современным языком. Это стало модным, посмотреть «Чувственную математику». Он оказался востребованным среди молодежи.

Что самое интересное, фильму уже три года, а он до сих пор собирает полные залы. Сейчас я приехала с огромного показа в Берлине, а через пару недель снова поеду в Нью-Йорк.

– Но ведь математики — интеллектуально крутые люди, как вы однажды сказали.

- Когда был Московский международный кинофестиваль, то мы вообще удивились, что нас допустили до этого праздника жизни. Ко мне на премьеру пришли совершенно не гламурные люди — математики в стоптанных ботинках. Я слышала разговор пожилой пары во время проката, где женщина говорила мужчине: «Послушай, ну можем же мы хоть раз выбраться в кино?» Такой зритель пришел, который обычно в кинотеатр не ходит. Я встретила пару, в которой жена мне сказала, что ее муж был последний раз в кино в 1985 году.

Экономисты сказали бы, наверное, что это новый рынок — ученые, скачивающие фильмы в интернете. Я рада, что многие посмотрели «Чувственную математику» в кинотеатрах. На компьютере гораздо лучше смотреть истории со строгой сюжетной линией.

– Не секрет, что научное кино снимать технически сложно. Оно переживает кризис?

- По-видимому, не лучшие времена во всем мире. С одной стороны — это огромная индустрия, изначально являющаяся одной из основных в документальном кино. С другой — исчезающее явление, которое всюду сокращает форматы. Пожалуй, что слишком долго снимались фильмы с учеными-оракулами, скучно вещающими о науке.

– Кто в этом виноват?

- Сами кинематографисты, поскольку нельзя стоять на одном и том же месте. Нужно искать новые подходы, развиваться.

Когда мы снимали «Чувственную математику», то я пыталась вовлечь телевидение, поскольку была еще и продюсером. Тогда мне редакторы говорили: «Знаешь, лично мне нравится, что ты делаешь, но наш зритель к этому не привык»; «Наш зритель любит попроще, они привыкли к другому»... В конце концов, я сделала фильм без телевидения. И, если бы оно изначально участвовало в нем, то вышло бы кино с закадровым текстом, когда тебе рассказывают, что ты только что видел, что сейчас видишь и что еще увидишь. И все это помногу раз пересказывается — скучно и неинтересно. Я благодарна судьбе за то, что этого не произошло.

– Сколько минут занял отснятый материал «Буквальной геометрии»?

- Трудно сказать. Но у меня остались фрагменты, которые хотелось бы переработать и, возможно, использовать в последующих фильмах.

– Имеете в виду «Озеро Восток»?

- И его тоже. У меня есть идеи, как интегрировать в этот фильм современную математику. В сценарии, например, прописаны геометрические картинки. Пока мы не все сняли. Надеюсь, что к сентябрю следующего года фильм будет готов.