О театре

Виктор КАЛИТВЯНСКИЙ
"ИНСПЕКЦИЯ, или ИНСПЕКТОР"
Я закончил пьесу «Инспекция» в начале 2013 года и отправил на конкурс «Действующие лица» (Школа современной пьесы) под названием «Инспектор».


Анатолий КРЫМ
"ТЕАТРАЛЬНЫЙ КАЗУС"
В начале 80-х годов прошлого столетия я написал удачную комедию «Фиктивный брак», которую поставили десятки театров, что позволило мне навсегда уйти на «творческие хлеба».


Алёна САМСОНОВА
"КОГДА Б ВЫ ЗНАЛИ, ИЗ КАКОЙ КОШАРЫ…"
...вдохновенье приходит во время беды... Иногда - при отсутствии света, воды, При работе плохой унитаза, При повышенном запахе газа, При погроме, при землетрясеньи, И почти никогда - в воскресенье. Роман Самсонов


Виктор ОЛЬШАНСКИЙ
"В ПАМЯТЬ О НИКИТЕ ВОРОНОВЕ"
Кажется – да, встречаемся редко, с большими перерывами, но ведь в любой момент можно взять и приехать в старый дом на Новом Арбате или хотя бы снять трубку, набрать номер и услышать голос. Только звонить надо не рано


Юрий ВЕКСЛЕР
"МОЛИЛИСЬ И ЧЕРТУ ТОЖЕ"
О библейском реализме и театральных мирах писателя Фридриха Горенштейна


Надежда ПТУШКИНА
"ВЕЛИКИЙ ДРАМАТУРГ"
Леонид Генрихович Зорин – великий драматург. Думаю, это не нуждается в доказательствах...


Евгения РЕМИЗОВА
"ЛЮБОПЫТНЫЕ ЗИГЗАГИ ЛЕОНИДА ЗОРИНА"
«Я считаю себя прозаиком. В театре давно уже активно не работаю. Появление «Адвоката» для меня самого неожиданность.



Керен КЛИМОВСКИ

ДЫНЯ

Лирическая комедия для подростков и их родителей
2 женские роли, 1 мужская


20-летней Дине снится сон о родителях, которые давно развелись. Мама и Папа Дины сидят на высоком дереве, спорят, ссорятся, кидают друг в друга орехами. А Дина становится то семилетней Диной, то… дыней. Да, дыней, ведь дыни – сладкие, сочные, глупые и ни за что не отвечают. Пережив и прожив заново свою детскую травму от развода родителей, Дина наконец прощает и родителям, и себе, и понимает, что любой опыт прежде всего учит пониманию и любви. Стремительная, напоминающая по своей логике сон пьеса – смесь острого гротеска и доброго, лирического юмора и подходит, как для подростков, так и для их родителей.


***


На сцене – большое ореховое дерево. На разных ветках, сидят Мaма и Папа – большие куклы или актеры, которыx не отличишь от кукол. На Маме юбка до пят, в руках - зеленый зонтик. Папа в очках, ручка и блокнот наготове.


ПАПА. Что я говорил! Она выросла дыней, нахалка! А я так надеялся, что станет тыквой!


МАМА. Бред! Тогда уж лучше баклажаном!


ПАПА. Ну вот, она ни то, ни другое. Взбунтовалась! Надеюсь, ты счастлива?


МАМА. Это ты виноват. Плохо поливал, когда она с тобой оставалась.


ПАПА. По крайней мере, я не прятал ее от солнца!


МАМА. У меня не было выбора! Она слишком к нему тянулась, я боялась, что она его проглотит!


Внизу в луче прожектора появляется Дина. Лет двадцати. Одета в легкую пижаму.


ДИНА. Что вы несете? Какая дыня?! А если и дыня, ну и что? Чем плохо?! Сами воспитали! Что выросло, то выросло, что выросло, то выросло!


МАМА. Что выросло, то выросло!


ПАПА. Выросло и подслушивает!


МАМА. Подслушивать – нехорошо!


ДИНА. А встревать без спросу в чужой сон – хорошо?


МАМА (обиженно).Так ты нам не рада? Какая черная неблагодарность!


ПАПА. А мы тебя холили, лелеяли, души не чаяли, дынная ты наша девочка!


ДИНА. Мне и так всякие кошмары снятся, только вас не хватало! Да еще в таком неприличном виде, на дереве...


ПАПА. Подууумаешь, неприличном, не голые же мы тебе приснились...


ДИНА. Еще чего!


МАМА. А если бы и голые? Для моего возраста у меня восхитительная фигура!


ДИНА. Да, да, да, а в моемвозрасте ты вообще была неотразима - сто раз уже слышала!


МАМА. Грубиянка!


ПАПА. Она не хотела...


МАМА. Вечно ее оправдываешь!


ДИНА. Да вы чего? Я уже давно одна живу!


МАМА. Не удивительно, что пожив у тебя, она совсем распускается…


ДИНА. Ну конечно, маразм – не оргазм...


МАМА. Кажется, дождь собирается… (Открывает зонтик.)


ПАПА. Я ее оправдываю?! Интересно, кто ее избаловал! Вот у меня «нет» - это «нет». Надеюсь, у нее мой твердый характер. (Записывает в блокноте, бормоча) «Мой твердый характер…»


МАМА. Если ты имеешь в виду ее ослиное упрямство...


ПАПА. Тебя послушать, так все хорошее у нее от тебя, а все плохое - от меня.


МАМА. Но это же очевидно!


ДИНА. Может, хватит?!


ПАПА. По крайней мере, длинные ноги - от меня. С этим не поспоришь. (Записывает, бормочет.) «Длинные ноги - от меня…» Где же твой дождь?


МАМА. Теперь я виновата, что нет дождя? Убей меня!


ПАПА. В любом случае, длинные ноги - от меня!


МАМА (обиженно). Ты прекрасно знаешь, что пропорционально росту у меня очень длинные ноги! (Задирает юбку и демонстрирует ноги. Зонтик выскальзывает из ее рук и падает на землю).


ПАПА (раздраженно). Как же я забыл! Ты верх совершенства!


ДИНА. Начинается!


МАМА (срывает орех и бросает в Папу). Как ты смеешь? Ты когда-то любил меня!


ДИНА. Вспомнила!..


ПАПА (срывает орех и бросает в Маму). А ты любила меня!


ДИНА. Cейчас расплачусь!..


МАМА И ПАПА (бросают по ореху в Дину).Молчать, когда взрослые ссорятся!


МАМА (бросает орех в Папу). Да, любила: дура была!


ДИНА. Тоже мне взрослые!..


ПАПА (срывает орех, но не бросает). А я ни о чем не жалею. (Торжественно и проникновенно) У меня от тебя дочка.


МАМА. Это у меня от тебя дочка!


ПАПА. Тебе лишь бы поспорить!


ДИНА. Еще немножко, и я вас отсюда выгоню!


МАМА. Нуууу, от нас так легко не отделаешься!


<…>


МАМА. Присоединяйся, Дынечка! Авось не скатишься...


ДИНА. Нет уж, спасибо! Может наоборот, вы... это самое... спуститесь на землю?


МАМА. Ни-за-что!


ПАПА. Хорошо сидим.


МАМА. Но ты, конечно, занял лучшую ветку! Как всегда, думаешь только о себе...


ПАПА. А может, я считал, что беру худшую? Вечно ты за всех все знаешь!..


ДИНА. Ну вот! А я только подумала - мир...


ПАПА. Ха!


МАМА. Надежды девушек питают...


ДИНА. Как насчет временной передышки?


ПАПА. Уже была!


МАМА. И сплыла! Время отдыхать и время скандалить...


ПАПА. Твоей маме много не надо, она, как пионер: всегда готова...


МАМА. А твоему папе...


ДИНА. Хватит! Вы же давно развелись!..


ПАПА. После развода все только начинается...


ДИНА. Меня это не колышет! Я вообще о разводе ничего не помню!


ПАПА. Ты ведь / уже была большая.


МАМА. ………../еще была маленькая.


ПАПА. Тебе было / целых семь лет.


МАМА. …………./ только семь лет.


ДИНА. А там и помнить нечего: скука и бредятина!


ПАПА. Вытеснение...


МАМА. Типичное...


ПАПА. По дедушке Ф.


МАМА. Ну не по бабушке же!


ПАПА. Бедная девочка!


МАМА. Бедная Дынечка!


ПАПА. Впрочем, любой опыт обогащает...


ДИНА. Я только одно хорошо помню.


МАМА И ПАПА. Что?!


ДИНА. Книжки.


Сверху на сцену опускается груда книг. Дина разбирает книги и отбрасывает их по одной то влево, то вправо, по мере того, как Мама и Папа их делят.


ПАПА. Шопенгауэра не трожь!


МАМА. Руки прочь от Ницще!


ПАПА. О Брехте и не думай!


МАМА. Лермонтова – через мой труп!


ПАПА. А Стендаль-то у меня дарственный!


МАМА. Джек Лондон – еще от моей прабабушки!


ПАПА. Гегель!


МАМА. Гоголь!


ПАПА. Платон!


МАМА. Платонов!


ПАПА. Фазиль!


МАМА. Искандер!


ДИНА(рвет книгу пополам и бросает одну половину вправо, другую – влево. Внезапно превращается в семилетнюю Дину. Семилетняя Дина - более убежденная в своей взрослости, чем двадцатилетняя. Зажимает руками уши).Если зажать уши, ничего не слышно. Орите себе сколько влезет. Мне-то что! У меня есть волшебный пульт, и я выключаю звук. Только рты раскрывают, как рыбы. Вообще, смешно получается. Немое кино. Может, это и есть кино? Или меня испытывают, как в сказке? Надо придумать заклинание... Или подвиг. Ну, не очень большой. Значит так: мама с папой не разведутся если я... если я... получу сто по арифметике, вымою всю посуду ровно за десять минут, успею переодеться раньше, чем кончится эта песня, никогда больше не перейду дорогу на красный свет, откажусь от шоколада, дойду до киоска наступая только на желтые плитки, научусь делать яичницу, пропрыгаю весь вечер на одной ноге, отдам все карманные деньги нищему на перекрестке, сделаю уроки на неделю вперед, заплету себе десять косичек, нет, лучше семь, или тринадцать... (Медленно убирает руки от ушей)


МАМА. Хоть Шекспира мог бы оставить родной дочке!


ПАПА. При чем здесь дочка? Ей еще рано.


ДИНА. А вот и не рано! А вот и прочла!


ПАПА. Что ты прочла, Диночка?


ДИНА. Ромео... И Джульетту.


ПАПА И МАМА. И что же ты поняла, Диночка?


ДИНА. Я поняла... что... они молодцы, что умерли, - все равно потом развелись бы и вопили бы на всю квартиру: “Достоееееевский!”, “Чееееехов!”, как два дурака!


МАМА И ПАПА. Дина!


ДИНА (становится опять двадцатилетней).А еще я поняла: ни на что в этом мире нельзя положиться, потому что даже книжки...


МАМА. Теряются.


ПАПА. Рвутся.


МАМА. Забываются.


ПАПА. Врут.


ДИНА. А твое тело...


ПАПА. Стареет.


МАМА. Предает тебя.


ПАПА. И вообще тебе не принадлежит...


ДИНА. А собственная память...


МАМА. Играет с тобой в прятки.


ПАПА. Морочит голову.


МАМА. Отказывает в самый нужный момент.


ДИНА. А люди, которых любишь...


ПАПА. Забывают.


МАМА. Уходят.


ПАПА. Исчезают.


МАМА. Играют с тобой в прятки - как память...


ДИНА. И я тоже могу... Забыть. Уйти. Исчезнуть. Или еще хуже... и не найтись. (Становится семилетней) Мама! Папа! Я поняла, где смерть!..


Если Вы хотите получить полный текст пьесы или консультацию по подбору пьес, нужных именно Вам, - прямо сейчас напишите Главному редактору бюллетеня “Авторы и пьесы” Евгении Ремизовой - remizova@rao.ru.

23.08.15 00:36 Раздел: Театр и шоу Рубрика: Дайджест

 
 Использование текстов произведений, приведённых в бюллетене, допускается исключительно с согласия авторов или иных обладателей прав на такие произведения.

Для получения разрешения на постановку пьесы следует обратиться в региональное отделение РАО (адреса и контакты отделений )
или по телефону в Москве +7 (495) 697-5477.

На главную страницу бюллетеня "Авторы и пьесы"