Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

07.12.2016
06.12.2016

Леди ГАГАрина: российская певица чуть было не заняла на «Евровидении-2015» первое место

25.05.15 01:35 Раздел: Музыка Рубрика: Хроника
Леди ГАГАрина: российская певица чуть было не заняла на «Евровидении-2015» первое место

...Когда в ходе голосования Полина Гагарина и ее песня «A Million Voices» начала стремительно набирать баллы, в какой-то момент всем показалось, что первое место уже бесспорно - за ней. Полина плакала, не веря быстро меняющимся цифрам. В ее ложу в Green Room в срочном порядке переместилась Кончита Вурст и села рядом с белокурой россиянкой. Вокруг «столпились» камеры. Российская делегация неистовствовала. Зал, впрочем, тоже — самые большие флаги в партере и в Green Room были российские, и для многих Полина была фавориткой конкурса. Победа казалась настолько очевидной, что в какой-то момент я не выдержала и быстро побежала из зала в пресс-центр, чтобы занять удобное место в первых рядах на итоговой пресс-конференции. Пока шла через большие и длинные холлы Wiener Shtadthalle, задерживалась у каждого монитора (а их были развешаны десятки, и вокруг каждого — толпа служащих, волонтеров и просто зрителей), наблюдая за ходом голосования. К моменту, когда дошла до пресс-центра, вперед вырвался швед Монс Зелмерлёв, который выступал с песней «Heroes». Оставалось нервно съесть венские вафли, которых для журналистов не пожалели. Заесть стресс...

Вообще организация и проведение юбилейного 60-го конкурса «Евровидения» в Вене оказались весьма самобытными. Немецкая и австрийская точность соседствовала тут с абсолютно «фриковскими» безумствами. Так, всем членам делегаций и журналистам (а на конкурс в этом году приехало работать 1.200 человек из 40 стран и 1.700 представителей СМИ), были розданы не просто информационные материалы и подарки, но и продуктовые наборы. Причем впечатление, что их формированием занималась лично Кончита Вурст. Потому что содержали они несколько разновидностей сосисок — не портящихся, в вакуумной упаковке, чипсы, опять же венские вафли и прочее.

Среди забавных вещиц был даже веер Кончиты, который многие не догадались взять с собой на финал — а зря. На сцене и в зале было очень жарко. Напомню, что во время финала по творческому замыслу одного из участников на сцене горел рояль (хорошо, что в нем не было балерины), во время исполнения песни Гаем Себастьяном из Австралии, словно приветствуя дебют страны на «Евровидении», взорвался прожектор, а девушку-гота — участницу из Грузии - вообще «укутали» в дым, словно хотели, чтобы ее поменьше заметили.

Но вернемся к организации. Всем прибывшим выдавали билеты в городской бассейн города Вены, который находился в том же здании, где проходил песенный конкурс. Боюсь, что желание попрохлаждаться в водичке испытали немногие — австрийская столица встретила «Евровидение» проливными дождями и невесенним холодом. Одним из спонсоров конкурса была компания-производитель мороженого. Бесплатное эскимо было повсюду, но его особо не ели - с погодой в этом плане также не угадали. Всем предоставили бесплатные сим-карты и специальную карту Vienna Pass — по ней давались хорошие скидки на посещение кафе, торговых центров, музеев Вены... Но когда же участники и их группы поддержки могли ими воспользоваться? Конкурс отбирал все силы и время. Разве что, если кто-то оставался после музыкального соревнования - карта действительна до 31 мая.

Авиакомпания «Австрийские авиалинии» подарила всем прибывшим беруши — самое оно на песенном конкурсе. А вот сожаление о том, что среди подарков не нашлось диски с записью песни Полины Гагариной и дебютного альбома Кончиты, было. Продюсеры Кончиты, конечно же, сделали правильно, что приурочили альбом бородатой женщины к юбилейному «Евровидению». О такой раскрутке можно только мечтать. Кончита была в Вене везде. Объявляла остановки метро, и «светилась» на многочисленных экранах, начиная с того, что установлен в аэроэкспрессе. А также — на открытках и плакатах, машинах и городских трамваях... даже в суперамаркетах. Поначалу это раздражало — уж сильно не вязался цирковой облик бородатой женщины с классической Веной. Но сами жители города по этому поводу не переживали. Как не достать было лишнего билета в Венскую оперу — так не достать и на «Евровидение». Как можно купить билеты на стоячие места в оперном театре, так можно занять и в Wiener Shtadthalle. Поэтому маршрут некоторых туристов подчинялся трем «ш» — Шницель, Штрудель, Штаадтхалле, а некоторых - одному «О» - Опере, тем более, что как раз там в эти дни можно было послушать россиянку Марию Гулегину, исполняющую одну из главных партий в «Набукко» Джузеппе Верди.

Таким образом, к облику Кончиты как символу Вены и конкурса постепенно можно было привыкнуть. Тем более что ее образ оказался проработан вплоть до мелочей. Томас Нойвирт умеет себя вести, честно отрабатывает и певческие номера, и проходы, где работал как ведущий. Наряды сидели на нем так, что иная модница могла бы позавидовать. А знаменитый полет Кончиты над залом в начале финала дал повод для шуток в Вене не менее, чем полет Гагариной - в России.

Что касается безумств — в день покрытый ливнем, у всех, кто пришел на финал «Евровидения-2015» перед входом в Wienner Shtadthalle отбирали... зонтики. Как пояснили, служба безопасности считает, что зонт может быть приравнен к оружию. Таким образом, парк перед концертным холлом был усеян мокрыми зонтами так, как будто они выросли в нем под дождем прямо на траве. Кому повезло найти свой после шоу — тот счастливчик. Продукты при входе у зрителей также отбирали — нельзя было пронести даже безобидное яблоко. Видимо, и его приравняли «к штыку».

Что до самого шоу, то можно отметить, что технологии уходят далеко вперед, оставляя позади мастерство исполнителей. Особенно молодых. Шоу юбилейного «Евровидения» было сделано на очень высоком технологическом уровне — телевизионная картинка была не в состоянии его передать целиком. Хотя и качество съемки повышается год от года. Трансляции велись даже с айфонов, которые крепились на специальных подставках. А по сцене «бегали» дистанционно управляемые камеры. Уже не столь нужны рояли на сцене, хотя их в этом шоу еще много использовали «по старинке», декорации и прочее. Мэппинг — проекция на экраны - заменяет всё. Откроем тайну — в недалеком будущем исполнители будут обходиться и без костюмов: новые световые разработки позволяют одеть в любое изображение кого угодно.

Важно заметить, что именно это — соединение песни, исполнения и технологий - мы и наблюдали у победителей. Швед Монс Зелмерлёв экспериментировал с рисованными человечками и животными. Режиссер номера Полины Гагариной говорил в интервью, что хотел, чтобы вначале на сцене возникала проекция певицы, а потом появлялась настоящая Полина. Однако это оказалось пока сложным для исполнения, поэтому пришлось обойтись таким платьем, которое не обсуждал только ленивый. Полину обвиняли даже в плагиате, мол, она позаимствовала идею у Джей Ло, забыв что и Дженнифер Лопес использовала то, что уже было до нее.

Однако, как бы то ни было — конкурс все-таки песенный и исполнительский. В этом плане фавориты в этом году определились сразу же — их портреты публиковали все газеты накануне, смакуя подробности о каждом. Сербская участница — много килограмм счастья и драйва, сладкоголосые итальянцы поп-трио Il Volo , зажигательный во всех смыслах австралиец Гай Себастьян, бельгиец Лоик Нотте (как по мне — так его номер был одним из самых стильных, а мелодия песня самой привязчивой в этом году), шведский парнишка... Что касается Полины, издания разыскали ее эротическую фотосессию прежних времен и печатали заголовки типа «Выиграет ли сексуальная русская конкурс». Можно считать, что выиграла — баллы в этом году распределились справедливо. Швед действительно был лучше, хотя и ненамного. Но как только он появился на сцене во втором полуфинале, сомнений, кто именно выиграет, мало у кого оставались. А Полина, «эта молодая симпатичная русская», как ее тут называли, всегда может повторить ход Димы Билана и устроить вторую попытку. И в отличие от Вены, где все проходило функционально, но без особого фанатизма, по богатству, роскоши и составу гостей «Евровидение», которое привез в Москву Дима Билан, еще не затмил никто. Так что не зря Кончита Вурст заявляла на своей пресс-конференции, что хочет познакомиться с российским президентом. Можно лишь представить как бы выглядело «Евровидение», например, в южном Сочи. Но пока оно едет на север. Снова придется утепляться...

Сусанна Альперина («Российская газета») — специально для InterMedia

Вена — Москва