Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

23.09.2017
22.09.2017
21.09.2017

Наталия Касаткина: «Быть балериной Большого театра – колоссальная ответственность»

11.04.15 03:27 Раздел: Музыка Рубрика: Хроника
Наталия Касаткина: «Быть балериной Большого театра – колоссальная ответственность»

С ЧЕГО НАЧАЛОСЬ УВЛЕЧЕНИЕ БАЛЕТОМ?

- Нас с родителями отправили в эвакуацию, где я попала в пионерский лагерь. Помню, там был какой-то праздник, и мне где-то раздобыли голубую пачку с большими розовыми розами. Все собрались вокруг костра в форме пятиконечной звезды, а я танцевала, бегая по «лучикам» этой звезды. После этого выступления у меня уже не было сомнений, кем я хочу стать. Правда, в балет я пришла не сразу: бабушка настояла, чтобы я научилась играть на скрипке. У меня был абсолютный слух, «пятерка» по сольфеджио, одним словом, все данные, но душа просила другого. И как только возраст позволил, я «сбежала» в хореографическое училище.

О БАЛЕТНЫХ ОГРАНИЧЕНИЯХ

- Во-первых, ограничения наступают не сразу. До десяти лет нельзя ограничивать ребенка в еде, важно, чтобы он развивался. Но после двенадцати у девочек наступает так называемая мутация, и, да, приходится себя ограничивать.
Многие почему-то думают, что балетное образование подразумевает ограничения в изучении таких предметов, как физика, математика, история. Это не так. Более того, в балетных училищах можно получить знания, которые недоступны ученикам обычных школ. Например, в Московском хореографическом училище при Большом театре помимо общеобразовательных предметов, есть и специальные — история балета, музыки, живописи. Плюс, конечно, занятия хореографией, очень серьезные.

О БАЛЕТНОЙ ДИСЦИПЛИНЕ

- Возможно, самое сложное в балете – это железная дисциплина. Но тут два варианта: любо ты ее соблюдаешь и остаешься, любо уходишь. Из моего класса никто не ушел – все очень любили эти занятия. Вообще очень важно любить то, чем ты занимаешься, и тогда все трудности преодолеваются легко. Самое неприятное – когда тебя не замечают: ты стоишь где-то сбоку, и никто на тебя не обращает внимания. А вот если ругают, делают замечания, могут даже шлепнуть – вот это счастье.
Любовь к балету очень легко отбить в первых классах. Раньше я танцевала так, как мне вздумается. А когда попала в училище, самодеятельность закончилась. Тут все строго: вставай носом к стенке, клади руки на станок, занимай первую, вторую, третью позицию. Так происходит построение всего тела – спины, ягодиц, бедер, коленей… И эта выправка остается на всю жизнь.

БЫЛА ЛИ МЕЧТА СТАТЬ ВЕЛИКОЙ БАЛЕРИНОЙ?

- Нет, я не ставила перед собой таких задач. Была мечта танцевать, и все. В первые годы мне больше нравилась классика, по характерному танцу у меня было «два» с плюсом, который мне поставили в качестве поощрения. Но в последнем классе пришел педагог, который что-то во мне разглядел и поставил мне пятерку. И потом, когда я уже работала в Большом театре, помимо классики я танцевала много характерных танцев.

ОБ ОТВЕТСТВЕНОСТИ

- Быть балериной Большого театра – колоссальная ответственность. А иметь свой коллектив – ответственность еще большая, потому что на нас лежит обязанность представлять всему миру новых замечательных балерин. К сожалению, сейчас образ русской балерины и русского балета очень сильно пострадал. Дело в том, что после перестройки появилась возможность организовывать временные труппы: собрали артистов, за неделю выучили с ними «Лебединое озеро» и поехали. Одно время зрители во всем мире шли на эту приманку – ведь на афише было написано: «Звезды Большого, звезды Мариинки». Потом многие поняли, что к таким афишам нужно относиться с пристрастием, и сегодня западные импресарио очень внимательно приглядываются к коллективу, прежде чем пригласить его на гастроли. Например, однажды, когда мы приехали в Нью-Йорк, в New York Times вышла статья, о коллективе, который накануне выступал там с балетом «Щелкунчик». Заголовок гласил: «Слоны, бегемоты и никакой феи Драже». Так определили выступление в «Щелкунчике» одной из русских трупп, которая приехала в Нью-Йорк. Такая рецензия, конечно, заставила нас понервничать, но после нашего выступления в этой же газете вышла другая статья: «Чем мы больше восхищались: артистами, декорациями, костюмами, танцами, постановкой..?».

ИНТЕРЕСЕН ЛИ КЛАССИЧЕСКИЙ БАЛЕТ РУССКОМУ ЗРИТЕЛЮ?

- Интересен, но не настолько, как раньше, во времена СССР. Билеты стоят дорого, в тот же Большой театр попасть очень трудно. Спаду интереса способствует и телевиденье. Я в течение 17 лет вела передачи о балете – «Балет, балет!» и «Легенды Большого», и мы получили мешки писем с благодарностями и вопросами. Это «подогревало» зрителей, им было интересно посмотреть воочию на то, про что я рассказывала. Сейчас этого, к сожалению, нет, и такие программы на телевиденье — редкость. Кроме того, играет роль недоверие зрителей – потому что существует много не очень хороших коллективов.

(Елена Ефремова, Woman On Top, 10.04.15)