Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

01.12.2016

Ольга Панюшкина: «Меня называют девочкой-бурей»

30.01.15 14:06 Раздел: Музыка Рубрика: Интервью
Ольга Панюшкина: «Меня называют девочкой-бурей»

Певица и композитор Ольга Панюшкина в преддверии выхода нового альбома рассказала про городскую песню, стремление к совершенству и «тепленьких» людей, закружив корреспондента InterMedia в вихре положительных энергий.

Ваш концерт в ЦДХ состоится 13 февраля 2015 года. Почему эта дата?

– Дата неслучайная. Так получилось, что после окончания Гнесинской Академии я в разные места убегала от себя: и на телевидении работала, и на Тайване жила. Но было возвращение назад, к музыке. Надеюсь, навсегда. Мой первый большой сольный концерт, как возвращение на сцену, в 2013 году был именно 13 февраля. И в этом году, так совпало, что дата, будто для меня, была свободна.

На ваших афишах значится: новая городская песня.

- У нас был эфир 21 ноября 2014 года на радио «Наше Подмосковье» в программе «Широкий вечер», и ведущий Дмитрий Широков, как только мы отыграли песню «Вишня-Черешня», сказал: «Оля, это же новая городская песня!» В тот момент его слова прозвучали так позитивно, что сразу запали в душу и начали жить своей жизнью. Да, и в афише теперь используем, и на диске, презентация которого как раз и состоится в ЦДХ. Зрителям тоже понравилось, все отмечают, во всяком случае. Кто-то подтверждает, что так оно и есть, кто-то спрашивает: «А что такое городская песня?» Если говорить о традиции, она возникла в связи с перемещением крестьян из деревень в города. Везли с собой и русскую народную песню, но в новых условиях городской фабрично-заводской жизни эта песня преобразовывалась и по словам, и по мелодике. В ней звучала народная интонация, но это все равно уже был другой жанр. У меня в творчестве и романсы, и мягкий блюз с босса-новами, но народная тема, как посвящение моим родителям, моему образованию и педагогам, звучит во мне вот такими песнями. По-моему, определение дано точное. Мои корни ведут в деревню в Рязанскую область с одной стороны и в Алтайские степи к сосланным туда кубанским казакам – с другой. Но я абсолютно городская девочка, какая же ещё у меня могла родиться музыка? Синтез мегаполиса и деревни.

Расскажите подробнее о музыке, которую вы исполняете.

– У меня академическое образование дирижерско-хорового факультета в училище, но в Гнесинку я пошла на народное отделение хора. А в голосе от природы свинговое вибрато. Вот откуда у русской девочки мягкий свинговый блюз в крови? Мне самой непонятно. Дома звучали советские песни – любимые мной до сих пор, но не Элла же Фитцджеральд! Это тайны мироздания. Конечно, были и внутренние метания: можно ли петь всё, что у меня рождается? Многие призывали определиться с одним направлением. Но как показал жизненный опыт, музыкальные критики здесь не правы – и когда задают вопрос о нише в шоу-бизнесе, и о целевой аудитории тоже. Я пою то, что пишется. И моим зрителям нравится, когда в концерте все замешано в один музыкальный коктейль. Летом выпустим пластинку «Без зонта», где будут баллады, босановы и блюзы. В 2013 году был издан первый диск моих романсов «А что такое звук души?..» А сегодня – это альбом акустической музыки «Вишня-Черешня», авторский фолк, новая городская песня. Аудитория? Она просто есть.

Название альбома, «Вишня-Черешня», посреди зимы вызывает образы садов, что цветут один раз в год. Как родилась заглавная песня?

– «Вишня-Черешня» – это новая, свежая песня. Я написала ее быстро и легко уже в процессе записи альбома в студии. В него вошли песни разных лет, но вдруг рождается песня в конце 2014 года, которая становится заглавной, ключевой. И название вкусное, само на обложку просится.

Что еще войдет в концертную программу?

– В этот раз – десять песен из новой пластинки, «Мальчишки СССР» (без неё меня не отпустят, не поймут и обидятся), зимние босса-новы, блюзы, которые давно уже не пела в концертах.

На альбоме есть песня «Полынь» на стихи Роберта Рождественского. Наверное, было волнительно представлять ее на суд семьи поэта.

– Я хотела бы включить её в диск. Тем более, что семья Рождественских одобрила песню. Знаете, с трепетом отношусь к чужим стихам, потому что пишу сама, понимаю, что такое, когда музыка и слово гармонично живут вместе – у меня музыка и слова рождаются одновременно, все дело в этом. И я знаю, что один и тот же слог, пропетый на разной высоте, меняет свою окраску. Я музыку слышу в цвете почему-то. А эта песня у меня написалась нечаянно, как-то сама собой. С подачи модельера Алисы Толкачевой, взяла в библиотеке книги стихов Роберта Рождественского. Две недели открывала-закрывала. Все не то. Думаю, только испорчу. И вдруг, где открыла – там и запела, да сразу припев, выдернув из середины страницы. Конечно, нужно было показать ее правообладателям. Тем более, что я добавила ещё одно четверостишие, правда, используя слова автора, но всё-таки. Тряслась страшно. Но ощущение, что песня случилась и должна жить, двигало вперёд. Сначала я познакомилась с Екатериной Рождественской. Потом я два дня собиралась с духом, чтобы позвонить её маме Алле Борисовне. Это было такое счастье от ощущения необыкновенности происходящего! Отправила ей песню, она послушала и написала мне очень добрые и теплые слова. Пожелала здоровья и сил, чтобы дарить любовь зрителям. Я летала! Сейчас еще нужна ее подпись, чтобы оформить совместные авторские права в РАО. Будем надеяться на прекрасную жизнь песни «Полынь».

Вы назвали свой отъезд на Тайвань побегом от себя. Уехали с мыслью, что бросаете музыку?

– Да, все отрезала махом и «нырнула в Тихий океан». Все переживали, что я бросаю музыку, как оказалось, не только родители. А я чувствовала, что начинается мой новый этап. В то время, до отъезда, я работала на телевидении, на Шаболовке. В очередной раз сходила куда-то на прослушивание. Снова мне сказали про мой несоветский голос, хотя Советского Союза уже не было в тот момент. Но внутреннему конфликту это не помешало, очередная последняя капля. Бегала-то от себя я не раз и возвращалась. Но каждый раз это ощущение, что ты никому не нужен и зачем ты поёшь вообще. А «Вишня-Черешня» еще не написана и в творческом багаже только эстетские босановы-блюзы. И вечно зудящие на ухо: «Оля, ты никогда не пробьешься!» Глупость всё это. Человек должен идти своей дорогой и наслаждаться этим. Другой вопрос, что поиск своей дороги у каждого свой. Я утрамбовывала свой непростыми побегами и возвращениями. Слезы были, помню. Но был и необыкновенный прекрасный восторг каждый раз, от ощущения, что ты способен на какие-то огромные поступки, свои личные, только тебе принадлежащие. Как в таких случаях говорят? Вот так и происходило становление моей личности. А трудности, они закаляют характер (кто же не знает) и здорово, что я этому научилась! А может быть, такой путь еще и потому, что я не по проторенной дороге иду? Я последователь, но при этом первооткрыватель, одинокий волк, мимо стаи. Непросто, наверное, но весело. С огоньком! А долгий путь к себе? Так ведь это будет до конца?

- Возвращение на родину стало возвращением к песням?

– Возвращение к музыке. Когда я уезжала, у меня было немного песен. Основной материал был написан уже после Тайваня. Разделение на прошлый век и этот. Там – время моих белых блюзов. Это были белые стихи без рифмы. И вот я убегаю на Тайвань, а там – спасибо китайскому языку! Без каникул, письменные зачеты каждую пятницу два с половиной года. Правда, через год уже пригласили на телевидение, и на радио работала, правда, в русской редакции. Мой принцип, когда ты начинаешь заниматься чем-то новым, надо овладеть предметом, довести изучение его до логического конца. Когда я уезжала на Тайвань, у меня было ощущение, что я уперлась в потолок, что это мои границы. Все было правильно, после трех месяцев учебы в Тамканском Университете в Тайбэе, я почувствовала, что потолок будто раздвинулся, как двери лифта, и я полетела. Это вам похлеще любых медитаций будет! Раздвинула свои границы - без боли не бывает, но все это волшебно и удивительно, песни в рифму начали прилетать. Приезжаю на каникулы в Москву. Пою подружке новую песню. Она восклицает: «Ух, ты! Панюшкина, ты стала писать в рифму! Езжай назад!» Смешно, но правда. Оказалось, что все мои уходы в другие профессии – это была работа в одну копилку, ручейки одной большой реки. Когда ты доводишь любое дело до конца, наверное, это так и работает. А на Тайване, доучившись до изучения Конфуция на китайском, меня посетило очередное озарение, что я музыкант и вопрос: «Что я здесь делаю?» И летела я оттуда в Москву, как пробка от шампанского. Радостно.

Трудно было снова окунуться в российскую действительность?

- Да, с преодолениями. Сейчас я смотрю на фотографии и понимаю, почему люди шарахались от меня в метро: у меня лицо было уже какое-то не отсюда, не местное. На Тайване ведь провела около трех лет. Как рассказывали мне местные дипломаты, когда проживаешь в какой-то местности до полутора лет – ты еще будто в гостях, а если больше этого срока – уже абориген. Но я очень люблю Россию. Здесь я абсолютно счастлива, каждый день, утро и вечер. И очень жалею тех, кого не устраивает, например, наш климат. Надо было бы придумать какую-то государственную программу: отправлять в жаркие страны тех, кто ноет, что здесь ему плохо. Через полтора года постоянного проживания в теплых краях может все совершенно измениться. Начинаешь еще сильнее ценить и понимать, что тебе дано от рождения. А зима? Я обожаю зиму. И Новый год мне не нужен без снега. А какое счастье ждать весну! На контрасте, она такая желанная и пьянящая.

Сейчас вы сами себе продюсер?

– При моем скоростном режиме, при моей требовательности, получается, по афоризму: хочешь сделать хорошо – сделай сам. Говорят, Москва – сумасшедший город, но в наш стремительный век почему-то так много людей, которых я называю «тепленькими». Ему что-то говоришь, а он «уплывает». Хочется пальцами перед лицом пощёлкать, чтобы проснулся человек. Нет уж, пока я лучше сама. Приехала в концертный зал проверить афиши, выясняется, что половина из них в шкафу на полке лежат. Берешь скотч с ножницами и за дело. А помощники мне очень нужны!

Представляю, как вы требовательны к себе…

– И соответственно, к другим. Я однажды попала на Международную конференцию в Союз композиторов как преподаватель вокала. Я работаю в Детской музыкальной школе имени Одоевского. Выступал профессор из Канады, читал лекцию об исполнительстве на примере произведений Моцарта. И он сказал то, чему и меня учили раньше, но слова его были прекрасные: «Когда вы играете на сцене, вы должны ориентироваться на самого строго зрителя в зале все остальные будут тоже довольны! Они не будут знать почему, но им будет хорошо!» А ещё приятно, когда среди зрителей есть люди, которые знают, какой труд за этим стоит, и они никогда не задают вопрос о том, скоро ли меня посетит звездная болезнь. Они и слушают, и слышат по-другому, тоньше – хорошо, когда тебя так понимают. Раньше, при работе с музыкантами или на записи в студии, я могла пойти на компромисс ради того, чтобы был мир в коллективе и для скорейшего достижения цели. А потом ты расстраиваешься, что все получилось не так, как ты хотел бы. Сегодня у меня другое отношение к этому. Воспитываю волю, чтобы не сворачивать. Но не переживать, когда результат несовершенен тоже учусь. Этому меня учил и китайский язык: нет совершенства – есть только стремление к совершенству. А тут ещё услышала в одной передаче Елена Образцова сказала замечательные слова: «Музыкальный слух – это же не только фальшивые ноты слышать, но и жизнь слышать лучше, чем другие!» Это во мне откликается. Мне есть, чем поделиться и со зрителями, и с коллегами. Наверное, правы, кто называет меня просветителем?

Вы активны в сети, выкладываете песни на портал Soundcloud и «ВКонтакте». Не сталкивались с нарушением авторского права?

– Сама выложила песни в сеть, сама испугалась, что кто-то авторские права нарушит? Дело в том, что вся ротация песен у меня только начинается. И даже если мне кто-то что-то не заплатит, я не буду ныть – я вообще не нытик. А главное, я нахожусь под защитой РАО. Уже давно там мои песни депонированы. Надеюсь, они зорко следят, чтоб не нарушалось то, что нельзя нарушать. Но если людям нравятся песни, пусть поют. Одна дама, правда, поблагодарив меня за песню «Полынь» на стихи Роберта Рождественского, попросила ещё и фонограмму минус, без голоса, мол, очень хочется исполнять под аккомпанемент. В этом случае я, конечно, могу себя защитить и сама без лишнего обращения в РАО.

Вы довольны работой Российского Авторского Общества?

– РАО очень помогло мне в 2014 году, когда мою песню «Новый год» взяли саундтреком к фильму «Новогодний папа» (режиссёр и автор сценария Андрей Красавин). Меня смущали некоторые пункты договора, который я должна была подписать с кинокомпанией. Оказалось, что я, как член авторского общества, имею право на бесплатную консультацию юриста в РАО. Меня направили к очень приятной девушке, она разговаривала со мной не как со случайным человеком. Это всегда приятно. Сидели, обсуждали, вместе крутили фразы, как написать лучше. Выслушала – все и мои пожелания учла, и свое привнесла. Устроила мне ликбез, а я за учёбу всегда двумя руками. Несколько пунктов в договоре мы поправили, два добавили. Такое удивительно неравнодушное отношение встретила, выбежала, помню, из РАО с легким сердцем и ощущением, что все хорошо. Позвонила юристу в кинокомпанию и все изложила, чувствовала себя очень умной и защищенной. И ведь все исправили. Для меня это, конечно, было очень важно. Теперь ждем выхода фильма на экраны и отчисления авторских. Одним словом, как здорово, что есть Российское Авторское Общество. Что бы я без них делала? А юрист РАО ещё напоследок и телефон мобильный дала, просила звонить, если что пойдет не так, и успехов пожелала. Расстались очень довольные друг другом.

Ольга, после презентации альбома куда направите свою неуёмную энергию?

– Неуёмную? Вчера вот тоже артистка драматического театра имени Пушкина Вера Воронкова назвала меня «девочка-буря». А я сейчас как раз в сторону драматического театра расширяюсь. В мае 2013 года я участвовала в фестивале, посвящённом Булату Окуджаве «И друзей созову…», который ежегодно проходит в театре «Школа современной пьесы». Меня тогда включили в программу с сольным концертом. А в прошлом году я познакомилась с режиссёром Ольгой Смирновой, ученицей главного режиссёра этого театра Иосифом Райхельгаузом. Для меня это был такой добрый знак. В этом году мы с ней готовим две премьеры. К 9 мая будет спектакль с моими песнями, тьфу-тьфу, чтоб не сглазить, но одну уже написала. Уже стадия «ловли блох». Я здесь буду выступать в роли композитора и автора текста песен, и вернемся за поддержкой к РАО. Надеюсь, все сложится, и у меня будут авторские! Анонсировать спектакль и показать первую песню планируем в рамках мероприятий «Ночь в театре» в «Школе современной пьесы». С этим же режиссером мы готовим моноспектакль. Долго искали тему. И сейчас уже приступили к репетициям. Историю святых Февронии и Петра она соединила с текстом Экклезиаста. Очень интересно получается. Я, правда, ещё должна написать цикл песен специально для этого спектакля. Будем работать. Премьеру планируем в этом году. Надеемся, что сил и энергии хватит. Хочется работать и творить, наполнять сердца зрителей любовью, добром и радостью.

Милена Фомина, InterMedia

Фото: Елена Волкова