Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

Александр Гагарин («Сансара»): «Мой патриотизм — это русская культура»

27.01.15 21:01 Раздел: Музыка Рубрика: Интервью
Александр Гагарин («Сансара»): «Мой патриотизм — это русская культура»

Лидер группы «Сансара» в эксклюзивном интервью агентству InterMedia рассказал о сотрудничестве со «Смыссловыми Галлюцинациями», Ильей Лагутенко, кризисе CD-индустрии, Александре Башлачеве и подлинном патриотизме.

- Сейчас вы активно сотрудничаете со «Смысловыми Галлюцинациями». Отрадно, что ваши пути в итоге сошлись. На каком этапе это произошло? Я так понимаю. Олег Гененфельд — ваш директор?

- Да. Ребята сделали изначально для своих промо-нужд Медиа-Лабораторию S.G.T.R.K. Но ведь известно, что если появляется какой-то, условно говоря, клуб по интересам, то все начинают вокруг него объединяться. Я бы назвал S.G.T.R.K Media Lab баром. И поскольку в этом баре хорошие бармены, жизнерадостный персонал и хорошая демократичная атмосфера, соответственно, все подтягиваются на огонек. Потом в S.G.T.R.K появился я, тоже, думаю, что-то дал процессу. Это чудесно видеть как разные люди из различных тусовок объединяются и как-то взаимообогащаются. Теперь S.G.T.R.K, я надеюсь — это не история для «Смысловых Галлюцинаций», но и для других. Это хороший процесс, молодцы, что они все это затеяли, и я рад, что в этом участвую.

- Помимо всего прочего, Олег Гененфельд — замечательный поэт, автор текстов песен. Что-то для вас он пытался писать?

- Это я ему стихи отправлял, а он пока — нет. Поэтому будем ждать. Когда он начнет мне их слать, тогда, я думаю, цикл завершится.

- А с какой целью ты ему отправлял стихи?

- Просто показывал, какие песни есть. Вот, например, сейчас такой период, когда я достаточно негромкие песни пишу со странными названиями вроде «Редактор русского Vogue». Они такие тихие и спокойные. Может быть, не всем понятные. Дающие повод для ассоциаций и воображения.

- И с чем связан этот «негромкий» период?

- Ну так два года же рок фигачили! Теперь хочется петь себе под нос что-нибудь тихое. Всему свое время. Я думаю, если я запишу эти песни, то зимой их попробую вытащить в виде сольного альбома, а весной-осенью ждем альбом-блокбастер от всей группы.

- В чем особенность этого будущего альбома?

- В музыке, которую мы делаем. Нам нравится то, куда она нас заводит. В этом правда больше новой волны. История про 80-е. И в каком-то смысле, это продолжение альбома «Игла». И еще мы снова вернулись процессу, когда музыка создается всеми музыкантами сразу, а «Иглу» мы с Феликсом Бондаревым из RSAC сделали вдвоем. Сейчас ситуация иная. Соответственно, надо меняться.

- Любопытно поподробнее услышать о песне «Редактор русского Vogue».

- Рассказать трудно, могу процитировать. «Редактор русского Vogue так одинок, сто лет без любви в поисках слов, тебе снится Крым, Семеновский полк, мой милый редактор русского Vogue». Ну, и все в таком ключе. Какие-то такие непонятно откуда пришедшие слова.

- Здесь чего больше — пафоса, иронии, ностальгии?

- Больше мифологии, что мне всегда было близко. Потому что вся наша жизнь складывается из мифологии.

- Возвращаясь к Медиа-Лаборатории S.G.T.R.K. Чем она все-таки примечательна?

- Прежде всего, это — хорошая студия. У нас есть зеленая комната для съёмок - там всегда что-то происходит. У нас есть лейбл Happy Monday, который Олег сделал с Первым музыкальным издательством. Все это, наверное, можно назвать таким уральским клубом — без всякой привязки к «рок» или к «поп». Я повторюсь, S.G.T.R.K Media Lab — это бар, в духе питерского демократичного заведения. Куда каждый может прийти и поставить собственную музыку.

- А в плане промоушна вам это что-то дает?

- Ну конечно! Открою секреты. Буба утром приходит, как на работу, садится за компьютер и начинает фигачить посты, что-то думать, как раскрутить. Когда он песни пишет, не понимаю (улыбается). Если серьезно, я действительно считаю что любые наши усилия в одиночку всегда дают меньший эффект, нежели когда все работают вместе. У нас же нет своего Первого канала, поэтому мы придумываем свою информационную среду, поводы и сами заявляем о себе.

- Как у вас складываются отношения с другими фигурантами Медиа-Лаборатории?

- Да мы всех любим! О том, что мне нравится, я сразу заявляю. То, что я пока еще не понял, я просто не обсуждаю. Но пока среди резидентов Медиа-Лаборатории нет откровенных аутсайдеров. Меня все устраивает.

- Какие лично для себя ты сделал там открытия?

- У «Курары» вышел отличный альбом «Архимед». Там есть песня «Не мое пальто». Послушай, в ней хорошая ирония в тексте. Дескать, встретил знакомого, спрашиваю, пойдешь на концерт? А он спрашивает, а кто там? Ну «Сансара», «Курара» и прочее г.... Нет говорит это не мое пальто! Это такой наш девиз уже уральский, но он очень добрый. Просто не все сразу всё понимают. Мне нравится, что уральские группы самоироничны. Это редкость.

- А слушать «Смысловые Галлюцинации» ты вообще когда и как начал?

- Знаешь, я до сих пор прекрасно помню их афишу в нашем городе, когда мы сами еще только начинали и с баяном играли фолк. Тогда я подумал: «Нуу, с таким названием, наверное, сложно ребятам будет!» Нет, все хорошо. Потом мы их горячо и нежно любили, потом мы стали знакомы, теперь работаем вместе. Поэтому довольны.

- Очень понравился ваш совместный трек с «глюками» «Облака». Насколько ты сам доволен результатом?

- Доволен. У «Облаков» очень много версий. У нас много песен, которые живут в нескольких вариантах — ну, так получается. С Бубой мы сделали две версии «Облаков». Одна из них вошла в альбом «Игла», другая — в EP «Боуи». «Облака» - одна из тех песенных радостей, которые у меня есть. На сольном альбоме «Пионер», который я планирую выпустить уже в феврале, получился дуэт с грузинами из «Мгзавреби» - «Флаги». С ними мы тоже тесно дружим. Причем, познакомились только в мае, но успели уже в августе погостить у них в Тбилиси. Ещё были коллаборации с Гаей Арутюнян («Тайны/Танцы»), Володей Шахриным («Я видел метал»), с Ильей Лагутенко («Дискотека»).

- Можно о последнем поподробнее?

- Илья Лагутенко — это отдельная но также объединяющая история. Он придумал прекрасное создание — фестиваль V-ROX во Владивостоке с попыткой зайти вообще с другой стороны в мировой шоу-бизнес — со стороны азиатских стран. Там совсем другой удивительный мир, невероятно богатый. Я думаю, что жизнь заставит так, что мы все переплетемся в этом смысле. Илья, конечно, молодец. Сейчас он играет в Китае и пишет мне: «Стоит ли предлагать «Сансару» китайским промоутерам?» Я ответил, что, конечно, стоит. Даже в отсутствии привычных для нас условий. Там же много прекрасных музыкантов, о которых мы ничего не знаем, поскольку живем в своем мире.

- То есть если возникнет необходимость, будешь петь на китайском?

- Слушай, ну мне интересны разные культуры. При этом я абсолютный патриот, но патриот - культурный. Мой патриотизм — это русская культура. Но любая культура живет, когда с легкостью может впитывать в себя начала других. От этого она становится только богаче. И культура, и люди, в частности. Краше. Я надеюсь, что не только я один так думаю.

- Лагутенко тебя так плотненько взял в оборот...

- Чего-то нас все в оборот взяли (смеется).

- А каким образом он на вас вообще обратил внимание?

- Все очень просто. Когда мы начали свою независимую деятельность, стали записывать только то, что нам нравится, записали альбом «69», через общих знакомых получили от Ильи респект. А потом мы записали «Иглу», и он назвал ее лучшим альбомом 2012 года и пригласил нас на тот самый V-ROX. Мы с ним пообщались, и у нас нашлось много точек соприкосновения. С тех пор мы дружим. При этом я стараюсь не навязываться.

- Как вы записали с ним трек «Дискотека»?

- Я его записал специально для проекта Ильи «Горностай» - с его оборотами, той стилистикой, которая ему подходила. Но второй альбом «Горностая» не вышел, и я решил забрать песню себе, попросив Илью подпеть. Так и получилось.

- Давай обсудим тему физических релизов, которые, к сожалению, становятся все менее востребованными...

- Ну, почему, нормально, такая сувенирная продукция! На концертах покупают, людям приятно получить диски с автографами. Но это не официальные носители, а сувениры.

- Увы и ах!

- Почему? Ты же не переживаешь от того, что вдруг пошел дождь. Это данность. Все зависит от людей и от их взгляда на ситуацию. Тем не менее, проще это принять.

- Восхищен оформлением вашего диска «Игла».

- Это тоже Влад Деревянных. Его головы и рук дело.

- Планируются ли какие-то еще необычно оформленные релизы?

- Все для нового альбома. Будем думать про это. Сейчас есть смысл сделать шаг назад. Подумать про песни — это важнее всего.

- Очень понравилась ваша песня «Челка». Как я понял, во многом она идет от формы: некая рифма, на которую нанизывается все остальное.

- Здесь определенный ряд наблюдений, который каждый может взять себе и вынести из него что-то свое. У меня тоже есть на этот счет свои личные ассоциации с этой песней, которые я никому не буду навязывать. Кому-то, как, например большинству слушателей «Нашего радио», «Челка» кажется простым набором слов. Но это как раз та история, когда в какой-то внешней простоте есть глубина, которую надо в определенный момент найти.

- Хорошо, тогда хотя бы скажи «что за француз на футболке» (фраза из песни «Челка». - Прим. ред)?

- Серж Генсбур, однозначно. Тут я могу сказать прямо.

- Достаточно неожиданной даже для всеядной «Сансары» вышла песня «Болит», построенная на двух строчках из «Посошка» Александра Башлачева.

- «Болит» - это интро, когда много говорить не нужно, а если и говорить, то по делу. Я давно и хорошо знаю творчество Башлачева и считаю, что эта фраза сама по себе достойна не только твита, но и песни. В результате «Болит» воспринимается как некая мантра, в которой есть ответы на все вопросы. Если бы мы пели весь «Посошок», это было бы очень долго. А так, благодаря этой фразе, многие люди, насколько я знаю, послушали и выучили наизусть весь «Посошок». Неисповедимы пути.

- Ты большой поклонник Башлачева?

- Да, я вырос на каких-то его вещах. Сейчас я понимаю, что предложенная им форма голоса и нерва неприемлема для восприятия многих людей. Но когда это слушал я, то воспринимал, прежде всего, содержание, которым был поражен.

- В ноябре группа «Калинов мост» представила трибьют Башлачеву «Серебро и слезы». Слышал?

- Я спокойно отношусь к таким вещам. Мне кажется, что «Болит» в этом смысле сыграла свою роль для популяризации поэзии Башлачева, и я этому рад. Но в трибьютах Башлачеву мы не участвуем. Это настолько ответственная вещь, что мы не потянем. А вот для себя сделали. У нас был свой трибьют, маленький.

- А что скажешь о своем участии в трибьюте «Аквариума»? Из всего обилия песен БГ вы умудрились выбрать, кажется, самую не показательную.

- Видишь ли, «Иду на ты» в оригинале такова, как если бы мы ее играли совсем чуть-чуть ранее — еще до альбома «Игла», куда она вошла. Поэтому нам пришлось ее сделать от противного. Сделали такой рокешник, и это тоже дало нам повод записать в аналогичном ключе альбом. Но поскольку с БГ у меня тесные внутренние отношения, мы с Феликсом Бондаревым долго не выбирали. С «АССОЙ» у нас приятные ассоциации. И текст хороший, необычный. Хотя были случаи, что я пел и «Дубровского» на концертах, но «Иду на ты» - верный выбор.

- Случаен ли в твоем случае ассоциативный ряд, который выстраивается с советскими музыкальными фильмами - «Игла», «АССА»? По-моему в этом тоже есть какая-то игра.

- Точно! Наверное, есть (загадочно улыбается). Пусть будет, скажем так.

Денис Ступников, InterMedia