Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

27.04.2017

«Не бойся, я с тобой! 1919»: Эхо бархатных революций **

19.11.14 08:19 Раздел: Кино Рубрика: Рецензии и обзоры
«Не бойся, я с тобой! 1919»: Эхо бархатных революций **

Героическая комедия «Не бойся, я с тобой! 1919» выйдет в широкий прокат 20 ноября 2014 года. Режиссер: Юлий Гусман. В ролях: Полад Бюль-Бюль-оглы, Лев Дуров, Мухтарбек Кантемиров и другие.

Спустя 20 лет после событий первого фильма прежние герои все еще в силах. Неутомимые циркачи Рустам и Сан Саныч прогуливаются по ночным улочкам, эффективно защищая припозднившихся девушек от агрессивных негодяев. При этом «старики-разбойники» подкалывают друг друга, как и встарь: мол, чего так слабо бьешь? совсем квалификацию растерял!

Остепенившийся Теймур стал депутатом, поддерживающим социалистические преобразования в Азербайджане. У него дочь на выданье, которая, чтобы порадовать отца, наконец, разучивает на фортепиано мелодию его любимой песни «Как жили мы, борясь». Именно в этот счастливый день скромницу похищает давний политический противник Теймура Гафур Бек. Полиция бездействует, потому что кража невест является обычным для этого региона ритуалом. Между тем, Гафур Бек вынашивает планы по деморализации противника ради развертывания буржуазной бархатной революции.

Все три ключевых актера из фильма «Не бойся, я с тобой» живы-здоровы и поныне. Поэтому желание режиссера Юлия Гусмана устроить им очередной бенефис вполне понятно и объяснимо. Но может статься, что у молодой аудитории после просмотра «Не бойся, я с тобой! 1919» навсегда отпадет желание знакомиться с первоисточником. Действия в фильме нет никакого, сценарий весьма приблизителен. За два часа просмотра приходит такое утомление, что свет становится не мил.

Герои действуют, по большей части, разобщенно, а их поступки – бестолковы и хаотичны. Некоторые сюжетные линии Гусман бросает еще на стадии зарождения. Зачем, например, в фильме нужен цирк, когда шатер поджигают практически сразу после установки, а от былой роскоши остается лишь Эдгард Запашный, бессмысленно дефилирующий с тигром до самого конца? Да и о каком пафосе борьбы может идти речь, когда новый герой-любовник Фархад весь фильм только и делает, что страдает да ропщет на судьбу? Вместо крепкого советского «истерна» зритель вынужден наблюдать за сильно затянувшимся КВНом в декорациях «1000 и одной ночи» и с шуточками, за которые неловко («мама, я не выйду за него замуж – у него что-то еврейское в фамилии!»).

Алгоритм «двадцать лет спустя» Юлий Гусман позаимствовал, конечно же, у Дюма-отца. Но выбор временных рамок в данном случае оказался крайне неудачным. 1919 год был слишком смутным и без того, чтобы накручивать еще что-то сверх. Социалистические брожения в тогдашнем Азербайджане режиссер, не погрешив против исторической правды, обойти, естественно, не мог. Однако идеализация революции тоже явно не входила в его планы. Пришлось выдумывать поверх неубедительную «революцию роз», которой противостоит бывалая троица героев. Но чем стихийная пролетарская революция лучше «щадящей» экспортируемой революции, фильм нам так не объясняет.

Спасти положение мог бы саундтрек, который в случае с оригинальной лентой имеет самостоятельное значение и любим даже теми, кто толком не видел или не помнит картины. Еще бы, ведь песни Полада Бюль-Бюль-оглы по фактуре своей были пауэр-металлическими! Недаром Эдгард Запашный, упивавшийся в детстве фильмом Гусмана, много лет использует на своих представлениях музыку именно в этой стилистике, а группа «Бони НеМ» переиграла «Новорожденный огонь», задействовав таких корифеев мелодического метала, как Артур Беркут, Максим Самосват и Мария Абаза. Тем не менее, Гусман в продолжении умудрился смазать впечатление и от музыки. Песен в фильме в разы меньше, чем в оригинале, электронная аранжировка треку «Как жили мы, борясь» совсем не к лицу, а свежая любовная баллада в исполнении  победителя «Евровидения-2011» Эльнура Гасымова получилась милой, но блеклой.

Если бы «Не бойся, я с тобой! 1919» оказался новогодним мюзиклом, претензий к нему было бы намного меньше. Но, увы, Юлий Гусман произвел на свет такую «неведому зверушку», которой не найти применения ни в прикладных, ни в декоративных целях.

Денис Ступников, InterMedia