Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016

Сергей Бобунец: «В худшем случае, о нас будут складывать легенды, а, в лучшем – мы изменим культурный облик страны»

23.10.14 07:26 Раздел: Музыка Рубрика: Интервью
Сергей Бобунец: «В худшем случае, о нас будут складывать легенды, а, в лучшем – мы изменим культурный облик страны»

Лидер «Смысловых галлюцинаций» рассказал корреспонденту InterMedia о планах по переизданию бэк-каталога группы, сольном альбоме, саундтреках к фильмам, перепевках чужих песен и сотрудничестве с Чичериной, Cosmic Latte и «Сансарой»

- Десять лет назад вы выпустили великолепно оформленный, сборник лучших песен «66 RUS», которым задали очень высокую планку. Не смотрится ли новый сборник «Мысленный волк», который вы подготовили к концерту в Ray Just Arena 24 октября, бледно на этом фоне?

- Дело в том, что к теме подарочных боксов мы еще вернемся. Просто сейчас нам необходимо разработать саму эту прикольную упаковку, чтобы она оставалась функциональной и после того, как человек достал из нее диск. Сейчас мы стараемся придумать ее так, чтобы она могла пригодиться еще для чего-нибудь. Дело в том, что над этим сейчас работают лучшие умы (смеется). И потом ты же ведь понимаешь, что в век цифровых продаж это уже воспринимается просто как сувенир. Но зато оформление «Мысленного волка» делал наш друг Влад Деревянных – очень именитый дизайнер, который получил за рекламу 5 или 6 «Каннских львов». Он рвет буквально каждый фестиваль. Буквально позавчера он мне позвонил и рассказал, что получил очередные призы на каком-то рекламном конгрессе – за обложку «Сансары» и за клип, который он нарисовал. Его агентство в рейтинге самых креативных агентств. К тому же он очень любит свердловский рок и рок-культуру. Точно такие же люди делали у нас историю в 80-х годах. Как раз он и думает над упаковкой антологии, а также будет делать редизайн всех наших дисков. Так что все еще впереди.

- То есть вы будете переиздавать свой бэк-каталог?

- Да, есть такие планы. Именно поэтому, кстати, мы не стали в этом году выпускать наш новый альбом. Во всяком случае, в нашей стране люди очень любят юбилеи, и, как ни крути, это хороший повод переиздать наши диски в нормальном качестве. На самом деле, у нас вообще все диски закончились (смеется). Мы собрали остатки со всех городов и теперь просто их дарим. Поэтому придется переиздавать. Я очень хотел сделать в этому году новый альбом, к тому же у меня уже накопилось материала на сольную пластинку. В последнем случае начнем, наверное, с EP, потому что особого смысла в альбомах я вообще сейчас не вижу. Просто это хороший повод самим собраться и что-то сделать.

- В какие сроки вы собираетесь издавать свою антологию и на каком лейбле?

- Допустим, лейбл у нас уже есть свой. В основном он, понятное дело, выпускает молодежь, но свои диски мы тоже собираемся издавать на лейбле Happy Monday, который мы сделали с Первым музыкальным издательством. Мы все делаем поэтапно, слава Богу, закончили монтаж DVD, который снимали еще в феврале. За это я испытывал большой страх — после того, как мы сняли в 2009 году большой концерт и не смогли его смонтировать. Кроме того, у нас предстоит концерт с оркестром, который мы тоже будем снимать и монтировать. Так что издание бокса чуть-чуть отодвигается. Но не совсем в долгий ящик.

- Недавно ты обмолвился, что почти у каждой вашей песни существует множество демо и промежуточных вариантов. Может, их стоило публиковать в сборниках ваших лучших песен?

- Оказалось, не все так просто. Со всеми этими переездами мы чаще всего не можем ничего найти. Особенно, в самом начале это вообще был какой-то хаос, с технологической точки зрения. Например, нарезали диски, на которые входило только по половине песни. Короче, просто все это потеряно. Иногда я сам себе удивляюсь. Когда показывают «буржуйские группы», у них же, зараз, хроника чуть ли не с самого детства идет. А у меня элементарно нет детских фотографий. Мы не были готовы стать рок-звездами (смеется). Но зато у следующего поколения будет этого добра много.

- Вы записали абсолютно потрясающий кавер на песню «Аквариума» «Не могу оторвать глаз от тебя». Как вы ее выбирали и чем она вас зацепила?

- Да, в последние годы мы постоянно находились в контексте чужого креатива, за который я, на самом деле, благодарен «Нашему радио». Обычно к перепродюсированию я отношусь с большой осторожностью, поскольку все должно идти своим чередом. А здесь все эти побочные проекты повлияли и на наш творческий тонус, и на общение с другими музыкантами, и вообще на наше отношение к жизни. В руки к нам попадали какие-то песни, благодаря которым мы прикасались к «иконе». Нами даже не двигал страх облажаться, потому что большинство все равно будет говорить, что оригинал круче. Мы уже не парились, а действительно каждый раз старались сделать чужую песню таким образом, чтобы она не портилась, а, наоборот, по возможности, становилась лучше. Важно было донести песню до людей и влюбить их в нее. Не так, как многие зачастую поступают от противного и начинают изгаляться, а популяризировать первоисточник.

Если говорить про «Аквариум», то это была очень интересная работа. Вот это уровень, когда с годами песня не тускнеет, а, напротив, становится все лучше и лучше! А решение срабатывает только тогда, когда ты полностью погружаешься в атмосферу. На эту песню мы потратили очень много времени. Кстати, поэтому у нас и производительность небольшая, так как каждый трек отнимает немало времени. Нужно просто дождаться того момента, когда все сложится, и не форсировать события. Скажем, из какого-то варианта аранжировки мы можем взять в окончательную версию буквально одну музыкальную фразу, как это было с тем же «Мысленным волком», где есть кусочек гитары из первого демо к этой песне. В каждой версии есть что-то ценное — то, что нам открылось, но срабатывает какая-то одна из них.

- Какова судьба вашего саундтрека к фильму про геологов «Территория»?

- Фильм до сих пор так и не вышел. В итоге они пропали и обратились к услугам другого композитора. Но суть не в этом. Спасибо им огромное, что они нас погрузили в пучину геологического мира. Я с детства любил эту историю, и для меня Камчатка, Дальний Восток — крутые романтические образы. Здесь же нам показали историю, где люди поодиночке проходили по 500 километров в поиске золота. Вот они как раз совершали подвиги каждый день без лишнего ажиотажа. Перед нами стояла задача либо адаптировать старые песни, либо написать новые, но в том стиле. Поэтому я слушал очень много бардов-шестидесятников, которых до этого вообще не знал. Я был в шоке от уровня открытости этих песен. Это меня научило не бояться казаться слабым. Записанный нами материал до пор никто не слышал. Есть и наши, и перепевки.

- Вы также перепели песню Высоцкого «Туман»

- Здесь тебя распнут в любом случае, но нас это, естественно, не остановило. К тому же «Туман» - не самая популярная его вещь, которая так и не стала хитом. Но у нас это вполне песня, которую можно слушать, в которой читается смысл и все понятно. Единственное, люди не считывают в ней часть образов, поскольку не понимают, о чем идет речь. Как продюсер я бы их убрал, но нам этого, разумеется, не позволили. Кроме того, куча времени у нас ушло на согласование этой песни у правообладателей. Это был серьезный проект, но, видимо, его не довели до конца. Причин масса — и неорганизованность музыкантов, и сложность самого проекта.

- Как развивается ваше сотрудничество с Евгением Григорьевым, который снял вам клип на песню «Вечность встанет с нами рядом»?

- Евгений Григорьев, который делает нам клипы, ставит спектакли, снимает вторым режиссером фильмы. Причем, спектакли у него инновационные — в темноте, с проектами, со сложной гарнитурой и т. п. Он мне показал сценарий фильма «Покойники», в который я просто влюбился. Я его уговариваю, чтобы это был полный метр, но он отбрыкивается и хочет снимать короткометражку. Это чистой воды балабановщина, очень прикольная история людей, которые живут в малюсенькой деревне, где каждый день с неба льется водка. В результате, например, мама говорит взрослому сыну: «Ты только не забудь опохмелиться». При этом у каждого жителя свои способности. Кто-то ощущает себя Леонардо да Винчи, кто-то мнит себя Христом. В фильме очень много юмора и хуков. Все начинают умирать, а потом оказывается, что они живы, их начинают откапывать. Это просто смех сквозь слезы. С Григорьевым мы друг друга заряжаем какими-то идеями, показывая друг другу демки, черновики и сценарии. К «Покойникам» я начал писать песни, которые оказались уместны именно в контексте этого фильма. При их написании я отталкивался от звука советского и французского старого кино, желая достичь наивности и простоты. Важно было не перегружать эти песни аранжировками, а достигать кристальности. Этот процесс породил у меня серию песен, созданных в этом кураже киномузыки, когда ты находишься вне жанров, а просто выражаешь некую эмоцию.

- Эти песни войдут в твой сольник?

- Да, мы как раз думаем об этом, но сначала их надо записать. Плюс песни для «Смысловых Галлюцинаций». Они тоже есть. Постоянно происходит какой-то процесс, из-за которого нельзя сказать: я через месяц выпущу альбом. Это прикольный процесс. Тем более, между делом — хоп — и две наши песни оказались на вершине «Чартовой дюжины».

- Чем все-таки обусловлена потребность выпускать сольник?

- Просто эти песни никак не вписать в контекст «Смысловых Галлюцинаций». Знаешь, как в саундтреках ко французским фильмам обычно очень простые и немножко наивные партии со вкусными звуками. Вот такой у меня вырисовывается сольник. Там мелодизм музыки советского кино

- С какими музыкантами собираешься его записывать?

- Я бы просто хотел задействовать каких-то «монстров». Потому что чуть менее «монстры» начнут играть больше, чем нужно. Однажды мы играли в Средней Азии, где встретили дяденьку из знаменитого советского ансамбля. Ему уже было за 70, он сел за барабаны и начал играть простейший рисунок. Я никогда ничего более качового не слышал! Он играл это так, что у тебя внутри все просто начинало двигаться. Так что я хочу найти такие простейшие партии, чтобы они просто были вкусно сыграны. Харизматичность звуку можно придать всегда, но здесь для меня важнее сохранить то, что я изначально задумал. Поэтому любой ценой этого надо достичь. Для сольного альбома я пишу странные песни — то ли танго, то ли взрыв, то ли безумные пляски. И образы там тоже странные. Даже моя жена каждый из этих треков всегда воспринимала с недоумением и замечала, что это очень смело (смеется). Не в плане эпатажа, а где-то это слишком открыто, где-то нехарактерные для меня образы.

- При этом с музыкантами «глюков» у тебя сохраняются нормальное взаимопонимание?

- Я вообще не знаю, в курсе они этого проекта или нет. Если я раньше еще умудрялся что-то всем рассылать, то сейчас я уже, как настоящая рок-звезда, вечно торможу, выхожу последним из гостиницы, потому что еще что-то умудряюсь доделывать. Впервые за 15 лет гастрольной деятельности я стал опаздывать. А дело в том, что все музыканты тоже вовлечены в наши процессы, так что, может, и знают.

- В последнее время у вас куча совместных проектов с Чичериной. Сольно она давно ужи никого ничем не удивляла, но как все ваши совместные работы очень сильные. Стоит ли ее вообще продвигать?

- Для меня этот резон, безусловно, есть, потому что я приобретаю бесценный опыт. Наша с ней песня «Нет, да» – шикарная история, хотя сама Юля это не сразу поняла и вообще отказывалась петь.

- Авторство этой песни твое?

- Да. Она сделана специально для Юли. Песня пришла как некое озарение и писалась легко, в доступной форме Я считал, что она должна предназначаться для тех, кто открыт, а таковыми оказались, понятно, девчонки. Зато мы получили результат. Я имею в виду, даже не что-то осязаемое, а самое главное – шквал писем от людей, которые говорили, что «Нет, да» помогает им жить. Что касается этого проекта, то Юля в какой-то момент увлеклась музыкальной сказкой, вдохновившись путешествием. А меня такие авантюры тоже увлекают – буквально недавно я сгонял в Башкирию, ездил там по каким-то лесам., где кончаются дороги посреди страны. У Юли же появилась трудновоплотимая идея – собрать из впечатлений от поездки музыкальный сериал. На самом деле, уже почти все песни написаны. Но надо понимать, что это вообще непростая история, потому что там сплошная буддистская терминология. Мало того, я-то получаю это как поток сознания, а Юля не думает о том, что я с этим буду делать (смеется). Зато теперь я знаю, что человек способен на всё. Я понял, что если ты легко относишься к предстоящей работе, то у она тебя получится из любых исходных данных. Ты найдешь даже самую маленькую частичку, которая тебе позволит сделать из песни если не хит, то хотя бы песню, которая будет вызывать эмоции и нормально слушаться. Я прекрасно понимаю, зачем Юля взялась за эту сказку, потому что ей понадобилось преодолеть определенный рубеж. Она болеет этим проектом, а он очень непростой – во всех отношениях. Посмотрим, что из этого получится дальше. Дело в том, что как артистка Юля очень позитивная, и ее концерты в самом деле очень хороши, несмотря на то, что я очень негативно отношусь к московской тенденции, связанной с постоянной ротацией музыкантов в группе. Сейчас, правда, у нее более-менее в этом плане группа устоялась. А если у тебя каждый раз новые музыканты на концерте… Я сейчас говорю даже не о техническом воплощении, а о том, что всякий раз внедрение нового участника в новый состав проходит очень сложно. Например, у нас ушло больше года только на то, чтобы понять, как нам дальше взаимодействовать с новыми людьми. В Москве же зачастую так, что вышел, сыграл, а с кем – неважно. А это ведь читается зрителями. Возьми екатеринбургские группы – «Сансару» или «Курару», где состав менялся редко. Они выйдут – как мочканут! Потому что люди в едином порыве.

- С Чичериной понятно, но мне все же не до конца ясна структура и цель вашей Медиа-лаборатория S.G.T.R.K. В каком плане вы все-таки поддерживаете ту же «Сансару» и Cosmic Latte, кроме того, что они играют у вас на разогреве, и вы устраиваете с ними какие-то коллаборации? Не будут ли безжалостные и циничные люди воспринимать тот же Cosmic Latte исключительно как «инкубатор Смысловых Галлюцинаций», а не как самостоятельную боевую единицу?

- Как их будут воспринимать, это нас не очень волнует. Нам важно само действие. Даже если людей это не будет волновать, кто-то будет настроен негативно, все это недовольство уже было выказано. Если честно, то группа «Смысловые Галлюцинации», которая может зарабатывать деньги, содержит эту громадную махину, которая содержит всех остальных, включая совместные поездки, гастроли и т. п. Мы понимаем, что это никогда не отобьется. Но дело не в этом. Гиперидеи у нас были всегда, они-то нам, в конечном итоге, помогли выплыть и продержаться. В случае с Медиа-лабораторией S.G.T.R.K. тоже какой-то осознанности и бизнес-плана у нас нет. Мы понимаем, что, в худшем случае, о нас будут складывать легенды, а, в лучшем – мы изменим культурный облик если не страны, то хотя бы нашего города. Скорее всего, страны. Я говорю это без пафоса, потому что те технологии, которые мы нарабатываем, оказались очень полезными. Да и вообще начнем с того, что очень мало людей делают свое дело хорошо. Очень многие знают технологии, но делают так, что они не работают. Порою люди просто не знают, куда им нужно обратиться или как это нужно сделать. А мы все собираем, обдумываем, выстраиваем схемы совершенно альтернативного шоу-бизнеса. Музыканты в этой структуре, по сути, работают сами на себя, потому что мы им ничего дать не можем, кроме участия в сборниках. Но мы как бы заставляем партнеров на местах с этими группами работать, как-то их оптимизировать. У вас есть радио, давайте его сюда! У вас есть клубы – давайте тоже. Мы отрабатываем простые схемы, которые потом будут использовать другие люди. Например, мы придумали промо-райдер – последовательность действий, которые должен осуществить человек, если хочет сделать нам концерт. И получается, что процесс идет, не надо ждать каких-то продюсеров извне, можно все сделать самим.

Денис Ступников, InterMedia