Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

05.12.2016

Анита Цой: «Я понимаю, что пришла в музыку неправильным путем»

09.10.14 23:51 Раздел: Музыка Рубрика: Интервью
Анита Цой: «Я понимаю, что пришла в музыку неправильным путем»

В беседе с корреспондентом InterMedia певица рассказала о «новом» голосе и новых песнях, а также о своем непростом пути на эстраду и творческих планах на ближайшие десять лет.

- Я читал в новостях, что у вас новый голос.

- Да, так оно и есть. Прогресс в медицине дошёл до того, что можно омолаживать связки. С помощью Валерия Меладзе я нашла прекрасного врача. Спасибо Валере, он меня порекомендовал, потому что этот врач загружен работой, у него клиники в Берлине и Вене. Все артисты Венской оперы у него в пациентах. Он не просто хирург-фониатор, а еще и певец в прошлом. Его зовут доктор Вольт. Мне пришлось провести в Берлине целый месяц - была микрохирургическая операция под общим наркозом, лазером аккуратно подчищали связки.

- Не страшно было? Вдруг бы хуже стало...

- Я тебе объясню. Если честно, я настолько была увлечена самим доктором Вольтом... естественно, с профессиональной точки зрения, потому что это человек, который безумно любит свою работу. Плюс я получила рекомендации от Ани Нетребко, которая осталась очень довольна результатами. У тех, кто работает вживую, износ голоса огромный.

- То есть лет через несколько это снова можно будет повторить?

- Я думаю, больше уже не пригодится, если только я не буду издеваться над своим голосом. Но я не планирую, как в молодости, рычать рок, какой-нибудь хэви-метал, так что надеюсь, что всё будет хорошо. Проблемы же приобретаются по молодости - от незнания, неумения, недосыпов. Зажигали-то (смеётся)! Сейчас всё гораздо спокойнее. После операции я десять дней молчала, это был самый интересный период. Когда ты превращаешься в немого человека, а нужно что-то объяснить, то надо либо писать, либо показывать знаками. Люди в ответ видят в тебе какого-то инвалида и пытаются либо очень громко кричать, что-то объясняя, либо наоборот изъясняться без слов. Так что приходилось писать специальное «объявление» о том, что слышу-то я нормально, только временно не говорю.

Сейчас я довольна, что прошла эту процедуру, да ещё позанималась с педагогом по вокалу. Конечно, вначале голос был слабенький и тихенький, я даже испугалась, что не смогу выйти на работу через месяц, как планировала. Но всё вернулось, всё вернулось, и даже лучше, чем было - очень хорошо верха зазвучали, и голос стал звонкий. Меня это радует.

- «Фишкой» же были как раз низы?

- Ну, тембр мой остался, сипотца никуда не делась, но голос стал звучать моложе.

- Что сказали звукорежиссёры?

- Ой, это было нечто. С одной стороны, они смеялись от души, потому что голос был ещё не приработанный, он летал мимо нот - это было как учиться заново ходить. Но с другой стороны, они услышали совершенно другие нотки. Меня это радует, потому что мы сейчас готовим новый альбом. Песни, которые мы выбрали для него - это абсолютно другая Анита Цой, это совсем не альбом «Твоя_А». Репертуар, если можно так сказать, омолодился. Не до состояния 20-летней девушки, конечно, но его можно преподнести совсем по-новому. Хочется удивлять.

- Удивлять будете постепенно, синглами, или полноценный альбом выйдет скоро?

- Сейчас на радиостанциях стартует песня «Мой воздух, моя любовь». Я боялась, что меня вообще никто не узнает, но, спасибо доктору Вольту, тембр голоса остался узнаваемым. Слава богу, всё нормально, всё в тенденциях моего вокала. Но удивлять, я думаю, мы будем сразу. Я не люблю размусоливать что-то во времени - видимо, это моя натура. Пусть все ахнут сразу, как только выйдет альбом (смеётся).

- Когда релиз?

- Я надеюсь, что мы к лету порадуем всех. А сейчас у нас хорошая гастрольная осень. Ну а тур и шоу в поддержку будущего альбома, думаю, состоятся в 2016 году. К тому времени я планирую уже два альбома выпустить, материала много.

- Считается, что альбомы уже никто не покупает.

- Я не совсем согласна. Да, покупают, меньше, но невозможно не радовать своих поклонников. Мне говорят, что достаточно двух песен в год, зачем тратить деньги. Но эта история не про нас, мне интереснее делать яркие красивые постановочные программы, которые люди будут смотреть как музыкальные спектакли. Ездить постоянно с одним и тем же материалом неинтересно, и на практике проверено, что наши поклонники любят держать альбом в руках. По старинке, что называется, хотя сейчас развиваются технологии, когда можно слушать музыку и без физического носителя. И мы, конечно, тоже выложим альбомы в iTunes, Google Play и «Яндекс.Музыка», но обязательно выпустим диск и для тех, кто хочет его подержать в руках.

- Готовите новую шоу-программу?

- Мы уже выпустили девять таких программ, последняя была «Твоя_А» в 2011 году. Естественно, уже планируем новую, я хочу объединить в ней два будущих альбома.

- Как вы думаете, какая песня первой приходит в голову при упоминании Аниты Цой?

- «Полёт», «На Восток», «Небо».

- Нет ощущения нехватки в репертуаре каких-то всенародных хитов? Таких, чтобы люди за столом пели.

- Конечно, хотелось бы, чтобы люди пели мои песни за столом. Но практика показала, что «Анита Цой» - это некий изыск. Хотя, я точно знаю, в караоке «Полёт» и «Небо» хорошо идут. Прямо летят, видимо, их удобно петь людям без специального музыкального образования, что называется, от души. Остальные песни посложнее. Но ничего страшного: когда люди приходят в зал, садятся и слушают, это тоже приятно.

- Как вы подбираете песни? Много ли присылают?

- Пишу сама плюс много занимаюсь поисками. Не могу сказать, что где-то есть Клондайк авторов, найти хорошую песню большая проблема. Авторы быстро исписываются, когда на них наваливается весь шоу-бизнес, начинают писать банальные песни. А хочется свежего дыхания. Для меня важен текст. Для меня важна красивая мелодия, гармоничная моему душевному состоянию. Стиль не столь важен - мы поём совершенно разную музыку, от поп-рока до R'n'B. Много времени провожу в поисках в интернете, но из ста песен, которые приходят в неделю, может быть, одна встаёт на лист ожидания.

- Но были случаи, когда совершенно незнакомый самородок вдруг присылал нечто?

- Да, такое периодически происходит. Некоторых своих авторов я только у себя на концерте и видела, когда приезжала в их город. Такая история была, например, с песней «Тишина», которая вошла на альбом «Твоя_А». Пришёл файл на почту - прекрасный молодой мужской голос пел под гитару песню о женской доле. Я себе сразу представила, что автор - молодой красивый парень. А песня - романсовая, совсем не похожая на современную музыку. Но настолько эта песня о женском одиночестве была великолепна, что я решила её взять. Думаю, пусть будет. Пишу ему письмо: приезжайте заключать договор. Через какое-то время он из своего города приехал. Открывается дверь, стоит пенсионер, дедушка, в руках цветок, в шоке от того, что впервые видит «звезду». Рассказал, что сам не знает, почему отправил мне песню - говорит, нашёл на сайте электронный адрес, решил попробовать. Через полгода мы его пригласили на концерт в Кремль. Он сидел в пятом ряду, слушал свою песню, а по его щекам текли слезы. Потом рассказывал в гримёрке: я детей вырастил, дерево посадил, на работе меня с триумфом на пенсию проводили, и я уже думал, что больше в этой жизни ничего не будет. По-моему, прекрасная история. Автор непрофессиональный, но песня живёт, её по-прежнему прекрасно встречают. Она понятна каждой женщине, каждому человеку, которому близок русский романс.

- Как вы оцениваете ситуацию с защитой авторских прав в России?

- Всегда хочется, чтобы авторские перечисляли побыстрее и побольше, но мы понимаем, что сразу всё не делается. РАО постепенно восстанавливает систему, которая разрушилась в 90-е годы. Я считаю, что мы находимся на хорошем этапе, догоняем.

- Вы привыкли к тому, что люди всегда будут называть вас «блатной», пришедшей из бизнеса, поддерживаемой правительством Москвы - словом, «ненастоящей» певицей?

- Когда-то я сильно по этому поводу переживала. Я понимаю, что пришла в музыку неправильным путем, надо по-другому приходить. Я закончила музыкальную школу по классу скрипки, отучилась в РАТИ, после чего должна была, как все, работать в каких-то коллективах, петь в ресторанах, клубах, пробиваться. А я достаточно недолго этим занималась, у нас был коллектив в ДК «Правда», мы зажигали по молодости, а потом я ушла. И вернулась в музыку другим путем. Началось с того, что я увидела по телевизору рекламу «Студии Союз», искавшей молодые таланты, желательно сами пишущие песни. Я отправила песни на кассете, и меня пригласили. Я тогда занималась бизнесом... Бизнес - это палатки в «Лужниках», торговля шла вовсю, дома никто не знал, что я «намылилась» в шоу-бизнес. Моё появление в «Союзе» напугало всех: здоровая тётка за сто килограммов, в красном костюме, с огромным мобильным телефоном. Видимо, по записи они меня не так представляли, а тут явилось такое чудо. Конечно, меня отправили, и были две недели страшной депрессии. А потом мне перезвонили и спросили: «У вас деньги-то есть? Давайте попробуем». У меня на тот момент были 10 тысяч долларов, накопленные честным челночным трудом. Этих денег даже не хватило на весь альбом - записали несколько песен на студии в ДК им. 40-летия Октября. Потом опять была депрессия, потому что непонятно, куда с этими песнями теперь идти... Но спасибо людям из «Союза», которые в меня поверили и пообещали помочь с одним условием: если я похудею. Я похудела, и у меня состоялся клип «Полёт» и дебютный альбом.

- Кто придумал снять в клипе «Стену Цоя»?

- Я не думала, что нужно стартовать с этой песни, но студия сделала на неё ставку. Мне казалось, что там и слова достаточно простенькие, а другие треки получше с точки зрения поэзии. Это я уже потом поняла, что не нужно все усложнять (смеется). У «Студии Союз» были свои планы на раскрутку моего имени, и в прессе появились всякие слухи о том, что я жена, сестра Виктора Цоя. Когда мне звонили из изданий, я подтверждала, что у меня муж - Цой. И не врала, между прочим (смеется). В общем, для этой шумихи было логично, что в клипе меня как-то связали с Виктором.

- У вас выходила книжечка стихов, а нет ли планов написать воспоминания в прозе?

- Я пробовала писать книгу. Меня попросили написать в одном питерском издании о похудении. Было модно, чтобы звёзды писали о фитнесе, о кулинарных рецептах, о диетах. Нужно было сто страниц формата А4, я написала практически всё, за исключением двух последних глав. И книга не вышла. Объясняю, почему. Я привыкла писать по-честному: если мы худеем и людям нужны советы, они должны быть действенными. И тут именно к концу книги я бросила курить - и как поползла в весе! Пробовала свои диеты, занятия на тренажёрах - ничего не давало эффекта. И я позвонила в редакцию и сказала, что не могу закончить эту книгу. Они спрашивают, почему. Потому что я бросила курить, и теперь вес мне не поддаётся. Я не знаю, как похудеть, и не могу обманывать читателей. Они, конечно, уговаривали, говорили, что ничего страшного... Но я вернула задаток, и до сих пор книга лежит у меня незаконченной.

- Как вы себе представляете свою жизнь лет через десять?

- Раньше я вообще на эту тему не задумывалась, а теперь думаю об этом каждый день. Мне тогда будет уже 53, в принципе, ещё не совсем пенсионный возраст. Внуков, конечно, хочу. Мой сын был таким прекрасным ребенком, что дал мне возможность развиваться и делать свою карьеру. Мне не надо было корпеть с ним над домашними заданиями, он слушался бабушек, которые его и вырастили, пока мы с папой занимались своей работой. Я пообещала сыну, что выполню свой родительский долг, когда у него появятся дети. Неважно, буду я гастролировать или заниматься ещё чем-то - я буду отличной бабулей. Внуки будут со мной путешествовать (смеется). Вообще я думаю, что со сцены надо уходить вовремя. Но так думают и те мэтры, которым это никак не удаётся. Сцена, зрительская энергетика - наркотик страшный. Бывает температура сорок, но ты выходишь на сцену - и оживаешь. Ощущение непроизвольного управления массами, когда ты поёшь, а все плачут - это ни с чем не сравнится. Ты понимаешь, что люди выйдут с концерта такими, какими ты захочешь - удивительная вещь. Видимо, это же привлекает и политиков в их работе.

- А о политической карьере не думали?

- О нет, только не это! Нужно что-то более безобидное.

Алексей Мажаев, InterMedia