Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

«Дуэль. Пушкинъ-Лермонтовъ»: А мужики-то не знают! ***

07.10.14 09:46 Раздел: Кино Рубрика: Рецензии и обзоры
«Дуэль. Пушкинъ-Лермонтовъ»: А мужики-то не знают! ***

Пресс-показ фильма «Дуэль. Пушкинъ-Лермонтовъ» состоялся в Центральном доме журналиста 6 октября 2014 года. Режиссер: Денис Банников. В ролях: Александр Карпов, Геннадий Яковлев, Евгений Лазарев, Арнис Лицитис, Вячеслав Невинный-младший и другие.

Фильм относится к жанру альтернативной исторической реконструкции и построен на смелом допущении, что Александр Сергеевич Пушкин и Михаил Юрьевич Лермонтов не погибли, пережив свою эпоху. С рокового 1837 года прошло ровно 20 лет. Пушкин (Александр Карпов) стал вполне благонадежным тайным советником, которого мучит подагра и неутолимая ревность к ветреной супруге Наталье Николаевне (Светлана Агафошина). Поводы для беспокойства действительно есть, поскольку жена поэта до сих пор зачем-то ходит на могилу к Дантесу. Пушкин замыкается в себе, избегает домашних обедов и отказывается делиться с подругой жизни сокровенным: государь Николай I поручил ему написание парадной «Истории Дома Романовых».

В одиночку такой фундаментальный труд осилить невозможно, поэтому в подмогу «солнцу русской поэзии» снаряжают героя Крымской войны Лермонтова (Геннадий Яковлев), который в свободное от боев время откровенно мается и проигрывает в карты целые состояния. Автор  «Маскарада» так же желчен, задирист и безжалостен, как и в былые времена, вот только вместо пессимистических стихов кропает, главным образом, патриотические вирши, из-за чего умудряется попасть в немилость к влиятельному генералу. Есть еще угрюмый правдоруб Лев Толстой, приспособленец Александр Грибоедов (Вячеслав Невинный-младший) и грозный глава Третьего отделения Александр Бенкендорф (Евгений Лазарев).

Жанр исторической реконструкции больше характерен для нашей литературы, нежели для кино. У всех на устах блистательный роман Виктора Пелевина «Чапаев и Пустота». Не так известна повесть питерского музыкального критика Александра Долгова «Черный квадрат», посвященная Виктору Цою, увернувшегося от рокового «Икаруса» и  едущего завоевывать мировую славу в Японию. Оба образчика выполнены качественно и особых нареканий не вызывают.

С Пушкиным все намного сложнее. Ближайшим литературным аналогом фильму Дениса Банникова, пожалуй, являются коротенькие абсурдные рассказики Даниила Хармса, написанные как ответ на официозную шумиху, затеянную в 1930-х годах к столетию с момента гибели Александра Сергеевича. Сейчас, напротив, даже в год  200-летия со дня рождения Лермонтова достоверных фильмов к юбилею снимать что-то не спешат, и «Дуэль» парадоксальным образом оказалась единственным высказыванием на тему. С учетом уровня нынешнего образования, будет обидно, если школьники воспримут происходящее на экране за чистую монету  (а такая опасность, увы, есть).

От фильма Дениса Банникова ожидаешь трэша, но режиссер слишком старательно подошел к воссозданию исторических интерьеров и проработке характеров. Из-за этого целевая аудитория картины автоматически сужается до горстки профессиональных филологов, которым, вероятно, будет интересно сравнить собственные фантазии с выводами авторов фильма и даже услышать «посмертные стихи» заглавных героев. Все остальные зрители попеняют на затянутость и скучные псевдодокументальные вкрапления в духе передачи «Хочу все знать».  Если Пушкин и Лермонтов более-менее убедительны в своих привычных амплуа, то остепенившийся «хипстер» Грибоедов вызывает жалость, а опекающий вольнодумцев Николай I  (Виталий Максимов)– сардоническую улыбку. В наиболее выгодном свете представлен лишь «басманный философ» Петр Чаадаев – да и то лишь потому, что ни разу не появляется на экране, сподобившись помереть в урочное время.

Есть ощущение, что создатели ленты тщились угодить всем, поэтому и напичкали свой «маскерад» рекордным количеством глубокомысленных сентенций, греющих души как патриотов, так и либералов.  В результате в какой-то момент герои фильма превращаются в ходячие аллегории в стиле философский повестей  французского просветителя Дени Дидро. Стоило ли ради этого городить такой огород и палить из пушки по воробьям?

Денис Ступников, InterMedia