Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

01.12.2016

«Класс коррекции»: Такие не живут – их топят, как котят ***

10.09.14 09:12 Раздел: Кино Рубрика: Рецензии и обзоры
«Класс коррекции»: Такие не живут – их топят, как котят ***

Премьера социальной драмы «Класс коррекции» состоялась в кинотеатре «Формула Кино Горизонт» 9 сентября 2014 года. Режиссер: Иван Твердовский-младший. Актеры: Мария Поезжаева, Никита Кукушкин, Филипп Авдеев и другие. 

Страдающая миопатией парализованная девочка Лена Чехова после нескольких лет обучения дома поступает в коррекционный класс. Школьное начальство на нее посматривает косо, как будто она виновата во всех своих бедах. Одноклассники, среди которых есть ребята, измученные менингитом, эпилепсией и последствиями родовых травм, принимают новенькую теплее. Увы, образовавшееся было школьное братство скоро заканчивает свое существование: в Лену влюбляются Антон и Миша, и накал страстей отнюдь не способствует оздоровлению отношений в и без того проблемном коллективе. 

Полнометражный режиссерский дебют сына известного документалиста Ивана Твердовского представляет собой вольную экранизацию одноименной повести детского психолога Екатерины Мурашовой. Создатели фильма изъяли из первоисточника всю фэнтезийную основу, заменив экскурсы в параллельный мир шокирующими эпизодами с железной дорогой. Ученики класса коррекции развлекают себя тем, что регулярно ложатся под несущиеся составы. Один из мальчишек гибнет, но это не мешает остальным продолжать рискованные эксперименты над собой.

Поезд в «Классе коррекции» удобно трактовать и в символическом плане. В системе традиционных человеческих ценностей паровоз символизирует человеческое бытие, несущееся к неизбежной смерти. В мире же изгоев-инвалидов железнодорожные реалии олицетворяют жизнь, то проходящую мимо этих несчастных ребят, то безжалостно их перемалывающую.

Изначально Иван Твердовский-младший хотел выдержать «Класс коррекции» в стиле мокьюментари. От этой затеи в итоге пришлось отказаться, однако хроникальное начало в фильме все-таки очень заметно. Сумбурность повествования (особенно в начале), типовые индустриальные пейзажи Наро-Фоминска и поселка Киевский, участие в фильме непрофессиональных актеров – все это возвращает нас в гнетущую повседневность, где от людей с ограниченными возможностями обычно бегут, как от чумы. Как пела группа «ТаТу» в песне «Люди-инвалиды», «такие не живут – их топят, как котят». «Класс коррекции» напоминает, что к этому, так или иначе, причастны все мы.

К ущербным детям из класса коррекции взрослые, в лучшем случае, относятся с подчеркнуто вежливой отстраненностью, а в худшем – с неприкрытой агрессией. Мама одного из мальчиков поднимает визг, когда узнает, что сын встречается с парализованной одноклассницей. Директриса заставляет Лену как можно быстрее подниматься по лестнице, а уборщица требует использовать «сменную» инвалидную коляску. Нагнетая события, Твардовский нередко прибегает к фантасмагории. Один из самых сильных эпизодов в этом отношении – поминки по погибшему однокласснику, на которых его товарищи ведут себя, как форменные беспредельщики, и приспосабливают траурный портрет под поднос.

При этом фильм отнюдь не проходит по разряду пресловутой «чернухи». Практически каждое мрачное событие здесь уравновешивается комической сценкой. Вне конкуренции, конечно, урок половой гигиены, над которым обречена смеяться до слез любая зрительская аудитории. Детская жестокость показана в «Классе коррекции» как нечто обыденное и неизбежное. А чтобы нейтрализовать неприятный осадок от увиденного Твердовский пару раз прибегает к такой иррациональной категории, как Чудо. 

Денис Ступников, InterMedia