Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

Владимир Пресняков-старший: «Я себя называю "старый Пер Гюнт"»

29.06.14 04:43 Раздел: Музыка Рубрика: Интервью
Владимир Пресняков-старший: «Я себя называю "старый Пер Гюнт"»

- Владимир Петрович, следите за футбольным чемпионатом?

- Конечно, вовсю. Я страстный болельщик.

- Какие прогнозы перед «последним и решительным боем» сборной России?

- Я думаю, что мы одолеем Алжир (этот прогноз не оправдался, Россия вылетела. - А.М.) и попадём в плей-офф, при том что туда не попали Испания, Италия, Португалия и Англия. После этого дон Фабио Капелло получит полную индульгенцию, и это меня не радует. Мне кажется, он насадил в сборной России пугливую скучную игру. На чилийцев гораздо приятнее смотреть. Ну выйдут наши... Это ж как в анекдоте: «Доктор, я буду жить?» - «А зачем вам такая жизнь?».

- То есть лучше им сейчас вылететь и начать заново уже с другим тренером?

- Я бы этого хотел, но у Капелло контракт до 2018 года... Происходит то же самое, что до этого с Диком Адвокатом. Но у этого хоть фамилия музыкальная.

- Мешает ли футболистам то, что они сейчас как рок-звёзды: знамениты, получают бешеные деньги?

 - Ну, западным это не очень мешает. А нашим, похоже, сильно. Хотя они молодые и у них немного другая жизнь, видимо, какая-то генетическая память сказывается. Хотя это вечная тема. Всегда же будут разговоры: что это за певец, да я сам не хуже спою, почему они, сволочи, такие деньги получают? И ответ на это тоже всегда один: ну давай, попробуй так поиграть в футбол или так спеть, сыграть на инструменте. Если к тебе люди захотят приходить, как к Киркорову, покупать дорогие билеты, тоже будешь получать такие деньги. Но у нас же все разбираются в футболе, в музыке и в медицине. Стоит чем-нибудь заболеть, хоть даже простым насморком, сразу советами замучают. Я сам грешен, не к врачам обращаюсь, а к жене.

- Вы ощущаете, что интерес к музыке сейчас гораздо меньше, чем лет сорок назад?

- Конечно. В нашей юности к музыке был в чём-то романтический подход. Помню, в Свердловске в одном подъезде у нас жил дядя Миша, играющий третью скрипку в оркестровой яме детского театра. Ох, какое почтение к нему было!

- Большой человек.

- Ещё бы, он ходил в бабочке не только на работе, но и в быту. А у меня в довольно раннем возрасте появилось удостоверение, я его всё время вынимал и любовался, потому что там было написано «Артист». Сейчас, конечно, такого отношения нет. Даже известных популярных артистов, которых на сцене обожают, в жизни могут презирать, на служебном входе после концерта обругать. Сам я такого не испытывал, может быть, потому, что мягко отношусь к людям. Хотя гадости и про меня иногда в интернете пишут. «Старый пердун» там, вот это всё. Я обычно перефразирую и называю себя «Старый Пер Гюнт».

- А вот смотрите, если продолжать аналогии с футболом. Все члены сборной России играют во внутреннем чемпионате. За границу их не зовут, да они и сами не хотят, потому что их «и здесь неплохо кормят». Так и музыкантам (кроме академических) незачем покорять мир, учить язык - ведь внутренний рынок огромный.

- По-моему, вы вскрыли самую главную причину. Смотришь чемпионат: алжирец какой-нибудь - а всё равно из хорошей команды и сильного чемпионата. А наших и здесь всё устраивает. Музыкантов тоже, тут им проще, публика здесь неприхотливая, а уж если матом споёшь, так тебя ещё сильнее любить будут. Наша публика к тому же настолько неритмична, что музыкантам здесь не нужно хорошо учиться. А ведь чтобы котироваться в мире, нужно постоянно себя образовывать, заниматься, репетировать. Но учиться лень. Да даже и те, кто учится... Вот я смотрю одну хорошую рейтинговую передачу - отличные ребята, но ведь они просто копируют звёзд. В своё время в ресторанах, в любом Усть-  (не хочется произносить второе слово) люди очень точно снимали «фирмУ». Молодцы, конечно, но получится ли у них вдохнуть жизнь в песню на русском языке, тем более новую? Мимо, ничего не получается, полная беспомощность.

- То есть шоу «Голос» - это конкурс кавер-версий, получается?

- В большой степени да. Бейонсе, кого хочешь, копируют отлично, иногда даже лучше оригинала, потому что люди способные, что-то от себя добавляют интересное. Потом посмотришь, как они поют русские песни - ну вообще никакие. Это не только в «Голосе», это я по жизни постоянно встречал. И на «Фабрике звёзд», и в ресторанах, классные, вокально подготовленные ребята здорово умели петь западные хиты. Но чтобы дать что-то своё, да на родном языке - надо быть личностью.

- Но хотя бы какие-то положительные примеры у вас есть?

- Есть, конечно. Вот на последнем «Голосе» была Тина Кузнецова, очень мне нравится. У неё же и свои песни есть, «Ваня», например. Она много чего умеет. Наргиз Закирова очень небесталанная певица, с неординарным для восточной женщины имиджем. Но их сложно назвать начинающими. Может, это уже моё старческое брюзжание, но большинство талантливых артистов я вижу среди поколения, скажем так, уже не юного. С восхищением отношусь к Тамаре Гвердцители, потому что знаю, какая она музыкант. Она на рояле играет так, как мужчины не могут, ну и вокалистка, конечно, очень сильная. Лёня Агутин мне очень нравится, Анжелика Варум. Она перфекционистка, каких поискать. Как-то мы записывали с ней мою песню, она часов семь всё переделывала.

- Поэтому она и альбомы пишет лет по пять.

- Да, я ей уж говорю: «Мне нравится, всё хорошо». - «Нет, Петрович, давай я ещё попробую». Под утро расходимся, потом звонок: «А давай я всё-таки снова приду, ещё поработаю над песней». Вот такой профессиональный подход. Я знал её отца Юру, царствие ему небесное, тоже музыканты был отличный. Мог бы ещё упомянуть своего сына, но тут мне сложно быть объективным. Хотя Володя на студии обычно тоже до утра зависает, всё время придумывает какие-то фишки.

- Музыканты часто жалуются на аудиопиратов, сильно подрывающих их благосостояние. Это реальная проблема, или просто кто-то прибедняется?

- Отчасти прибедняются. Ну чего жаловаться обеспеченным людям? Основной заработок музыкантов всегда был на концертах, да и на Западе сейчас тоже к этому пришли. Кругленькие носители сейчас не очень бодренько идут. Я каждую субботу бываю на «Горбушке», если я в Москве, привычка уже такая. Вижу различия: если раньше диски продавались, как пирожки, то теперь продавцы заказывают всего несколько пластинок даже самых популярных артистов. В общем, неважно у них бизнес идёт. А жаловаться на пиратов... Помните, как королева Виктория настоящих пиратов сделала капитанами и адмиралами? Это ж не просто так. Аудиопираты тоже могли бы приносить пользу: если твои песни издают пираты, значит, ты востребован, плюс они создают тебе дополнительную рекламу.

Мне смешно слышать, когда музыканты рассказывают, что у них диск с мастер-копией только что записанной песней украли из машины и растиражировали. Может, когда-то такое и случалось где-нибудь в Америке с Майклом Джексоном, но сейчас подобные истории выставляют человека в неудобном свете. Если артист такое про себя рассказывает, значит, к нему интереса мало даже у пиратов. Я бы даже сказал - тем более у пиратов (смеётся).

- Как вы оцениваете ситуацию с авторскими правами?

- Я знаю, что у РАО дела идут хорошо - повышается собираемость. Я с недавних пор вхожу в совет РАО, судя по цифрам, которые звучат на заседаниях, отчёты хорошие. Приятно, что авторы вновь получают отчисления за исполнение своих песен.

- Вы как композитор сейчас больше получаете?

- У меня всегда были довольно ровные показатели, разве что некоторый взлёт был в советское время, когда много крутились «Али-Баба», песни, которые я писал для своего сына, и какие-то «самоцветовские» вещи. Но это, конечно, было не сравнить с суммами Раймонда Паулса или Юры Антонова, который на авторские по две машины в месяц мог покупать. Ну у них помощнее хиты были... Радует, что Российское Авторское Общество сумело, несмотря на «бессмысленные и беспощадные» времена, которые мы пережили в 90-е, сохранить свои структуры, в том числе в провинции. А ведь такое «гуляй-поле» началось тогда... Но РАО сумело сохранить позиции, фирма «Мелодия» сумела сохранить каталог классики, и это очень здорово.

- «Самоцветы» возродились в середине 90-х, предугадав ностальгический тренд со «Старыми песнями о главном» и прочим «возвращением в СССР». Как вы относитесь к возвращению ГТО, ВДНХ и прочих советских символов?

- Ха-ха, и Сталинград хотят тоже вернуть.

- Вам как человеку, рождённому в СССР, это приятно, или всё же лучше смотреть в будущее?

- Нужно смотреть в будущее, но я понимаю, что это ответ на какие-то разочарования в настоящем. Если брать музыку, к каким песням человеку хочется возвращаться? Не «Ласковый май» же считать образцом душевности. А вот в советских эстрадных песнях можно найти эту отдушину. Они ведь не содержат политических высказываний, в отличие от рокерских «пе-ре-мен требуют наши сердца». «Самоцветы» и многие другие пели о простых человеческих чувствах. Одно время этих песен вообще не было, люди успели соскучиться и с радостью к ним вернулись. И когда Эрнст придумывал «Старые песни о главном», он, наверно и сам не предполагал такого безумного успеха проекта. Хотя следующие выпуски «Старых песен» были уже не столь удачны, потому что новизна пропала. Я благодаря жене в курсе, что происходит сейчас в «Самоцветах»: востребованность по-прежнему очень большая.

Алексей Мажаев, InterMedia