Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

Colta отказалась от сотрудничества с книжным фестивалем

10.06.14 14:58 Раздел: Театр и шоу Рубрика: Скандалы и происшествия
Colta отказалась от сотрудничества с книжным фестивалем

Продолжается скандал, связанный с исключением из программы Московского международного открытого книжного фестиваля (ММОКФ) двух спектаклей, которые должен был представить портал Colta.ru. Министерство культуры РФ усмотрело в этих постановках «противоречие принятым в российской культуре традиционным нравственным ценностям».

10 июня 2014 года Colta.ru отказалась от сотрудничества с фестивалем.

- Дорогие друзья! - говорится в заявлении портала. - В сложившейся ситуации, когда руководство ЦДХ, являющегося традиционной площадкой Открытого книжного фестиваля, позволяет Минкульту шантажировать себя и идет на поводу у цензурных запретов, COLTA.RU вынуждена снять свою программу с фестиваля. Мы также выходим из состава его инфопартнеров и просим удалить наши логотипы из любой печатной и онлайн-продукции, связанной с фестивалем. Благодарим наших друзей и коллег, из солидарности с нами отказавшихся от участия в фестивале. Поверьте, мы все делаем это с огромным сожалением. Но и оставить цензурный произвол чиновников без ответа не можем.

Кроме того, издание приводит цитаты деятелей культуры в связи со сложившейся ситуацией.

Николай Коляда, драматург:

- Боже мой, нет слов. Чего так испугались в Министерстве культуры?! Кто стуканул и сообщил?! Зачем они так себя подставляют? Ну прошло бы это мероприятие и прошло, и никто бы не заметил, теперь будет буча и много разговоров. И ничего хорошего о министерстве в данном случае не скажут — тысяча процентов. Кто такой умный там сидит, чтобы такие распоряжения выдавать? Что происходит с людьми, занимающимися культурой? «Стращать и не пущать!» — думаете, это выход? Тысяча вопросов у меня. Грустно. Как грустно. Как это недальновидно, как это смешно. Хотя вообще-то правду сказать — противно. Просто противно.

P.S. Я вдруг подумал — а это не фейк? Это кто-то придумал, не верю, не может этого быть. Просто рекламная акция?

Марат Гельман, галерист:

- Формулировка «противоречит принятым в российской культуре традиционным нравственным ценностям» чудовищная и невежественная. Искусство вообще не имеет дела с общепринятыми ценностями. Общепринятые — это заповеди Христа или там кодекс строителя коммунизма. «Душечка» Чехова — это что, общепринятое? «Ромео и Джульетта»? Убийство — это общепринятая ценность? Или убийца не так страшен Мединскому, как гей? Но практически в любом произведении искусства всегда полный комплект необщепринятого.

Я считаю, что организаторы фестиваля несут ответственность за срыв спектаклей не меньшую, чем министерство, — нельзя было потакать. Ну, судились бы потом. Не посадили бы их. Подобный конформизм приведет к тому, что из одной здоровой художественной среды мы получим две больные: одну — официальную, конъюнктурную, готовую служить. Другую — неофициальную, лишенную аудитории, ресурсов, — андеграунд.

Надо преодолевать желание начальства запрещать. Отбить у них охоту. Напомню, что когда Госдума проголосовала за запрет «Детей Розенталя» (оперы Леонида Десятникова на либретто Владимира Сорокина. — Ред.) в Большом, театр ответил, что составление репертуара — не компетенция депутатов.

Михаил Угаров, драматург:

- Письмо замминистра культуры Аристархова может быть квалифицировано как уголовное преступление по статье «Превышение должностных полномочий». На основании чего сделан вывод о недопустимости показа этих двух пьес? Эксперты «от искусства»? Кто? Их фамилии? Знают ли они, что, если они присваивают законодательные функции, их действия квалифицируются по уголовной статье «Самоуправство»? Знают ли эти люди, что идут на нарушение конституции, в которой не зафиксирована цензура? Все знают, уверен в этом. Они просто нагло ждут, что кто-нибудь из команды книжного фестиваля струсит. Очень надеюсь, что этого не произойдет.

Александр Гаврилов, директор Института книги:

- Я вижу в этом сюжете грубое вмешательство в программную политику фестиваля. Фестиваля, к которому на протяжении всей его длинной и сложной истории Министерство культуры не имело никакого касательства — как в части производства смыслов, так и в части финансирования.

Абсурдно, что государственный орган отдает нам — команде фестиваля — распоряжения, опираясь при этом не на законы Российской Федерации, а на воображаемые министром и его заместителями «традиционные нравственные ценности». Очевидно, что мы принадлежим к разным традициям. Не вижу, какие из этого факта можно было бы сделать выводы, кроме его констатации. Подобные методы регулирования недопустимы, и соглашаться с ними значит рубить опоры подлинной культуры. Участвовать в этом не хотелось бы.

Ольга Романова, журналист:

- Многодетная одинокая мать покидает своих семерых малолетних детей, не поставив в известность опеку. Более того: покидает на неопределенное время, отправившись в лес по неизвестной причине — по-видимому, предаваясь занятиям, определение которых противоречит цензуре и духовно-нравственному воспитанию нации. В это время к малогабаритному социальному жилью, где в одиночестве оставлены семеро несовершеннолетних, подкрадывается маньяк. Маньяк, пользуясь отсутствием соцработников, обманом проникает на жилплощадь и подвергает несовершеннолетних акту педофилии путем поглощения. В духовой печи остается младший несовершеннолетний, который и рассказывает вернувшейся горе-матери о случившемся. Мать как ни в чем не бывало отправляется гулять в лес. Там она находит маньяка и внезапно предлагает ему принять участие в спортивных соревнованиях на призы управы Таганского района — в прыжках через яму. Мать при поддержке партии «Справедливая Россия» одерживает в соревнованиях победу, тогда как маньяк, оставшись в одиночестве после присоединения Крыма, падает в пропасть лжи и недоверия со стороны населения. Его живот раскрывается, как бутон тюльпана, и из него выходят шестеро несовершеннолетних. Они проклинают свою мать и отправляются жить в психдиспансер «Ручеек» Молодогвардейского района.

Да, это мой комментарий, данный мною в твердом уме и в доброй памяти.

Собственно, что бы ни написали и ни поставили драматурги, сценаристы, ученые и поэты, не вошедшие в «обойму Мединского», — все будет истолковано именно так. Как пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений между творцом и государством.

Борис Акунин, писатель:

- Если фестиваль испугался окрика из министерства, тогда на такой фестиваль, по-моему, ходить не нужно. А участвовать в нем — тем более. Пускай существует две культуры: открытая и «министерская». Это уже было под солнцем.