Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

Людмила Берлинская: «Общее настроение записи не сможет передать монтаж»

28.05.14 20:21 Раздел: Музыка Рубрика: Интервью
Людмила Берлинская: «Общее настроение записи не сможет передать монтаж»

В Санкт-Петербургской филармонии имени Шостаковича состоялась презентация нового альбома фортепианного дуэта Людмилы Берлинской и Артура Анселя. Выпуск диска фирмой «Мелодия» приурочен к празднованию 50-летия компании и впервые за 20 лет не является переизданием или изданием по лицензии. В альбом, посвященный музыке Сергея Прокофьева, вошли его сюиты для двух фортепиано из балетов «Золушка» Михаила Плетнева и «Ромео и Джульетта» Артура Анселя. О фирме и новом альбоме с пианисткой Людмилой Берлинской побеседовала корреспондент InterMedia Анна Ефанова.

— Что представляет собой сегодняшняя «Мелодия»?

- В первую очередь, это колоссальный архив — золотой фонд записей советской эпохи. Со времен «перестройки» фирма «Мелодия» выпускала, в основном, архивные записи. Когда возник проект нашего диска, то сразу появились сложности: выбрать место записи, хорошие рояли, звукорежиссеров. Правда, желание было настолько сильным, что их удалось преодолеть.

— Где проводились записи классической музыки в советские годы?

- Обычно в соборе из красного кирпича — знаменитой «Кирхе». Это здание, недалеко от московской консерватории, принадлежало когда-то «Мелодии».

— Какие записи Валентина Берлинского из созданных в этом помещении вам нравятся?

- Их довольно много. Они по-своему незабываемы. Например, Квартет Прокофьева на кабардино-балкарские темы. Два квартета на одном диске: Равеля и Дебюсси. Изумительный секстет Чайковского «Воспоминание о Флоренции» с Генрихом Талаляном и Мстиславом Ростроповичем. Квинтет Мечислава Вайнберга с автором за роялем — великолепным пианистом.

Очень интересна эволюция записей квартетов Бетховена в трех разных составах с моим отцом. Ростислав Дубинский не записал 15: он считал себя неготовым к двум последним квартетам. Михаил Копельман запись осуществил, но под нажимом отца. А Рубен Агаронян записал все квартеты, и не один раз. Неужели мир улучшается?

Помню, чтобы сыграть с Рихтером в четыре руки шесть пьес Шумана нам понадобилось 15 репетиций, а недавно один виолончелист предложил мне сыграть с ним концерт из трех сонат, никогда неигранных вместе, с одной репетицией накануне. Когда сегодня известные дирижеры «летают» от одного оркестра к другому, каждый день успевая побыть в разных странах, то вспоминаешь невольно Мравинского: к одной программе он готовился на репетициях в течение месяцев.

— Расскажите, пожалуйста, о домашней атмосфере при записи той или иной грампластинки.

- В нашем доме воцарялся особый настрой. Помню, что обожала это время. Маленькой я не могла знать, что происходит в студии. Но видела, каким уходил и возвращался после записи мой отец — он был далеко от нас. Папа рассказывал будничные детали, и они стали моей музыкантской школой. Однажды мы начали записываться вместе. И это было естественно.

— Как проходила запись этого диска?

- В совершенно люксовых условиях. Фирма «Мелодия» взяла в аренду лучший зал для записи — первую студию Дома звукозаписи, где раньше записывались великие Рихтер, Ойстрах и Гилельс. Корпорация Yamaha предоставила нам два концертных рояля, которые все дни настраивали Мичимото Сан и Алексей Кравченко — ученики знаменитого фортепианного мастера Казуто Осато. Звукорежиссер Андрей Демиденко не просто помогал, а, в буквальном смысле слова, жил одной жизнью с музыкой Прокофьева. Весь процесс записи был организован на высоком профессиональном уровне.

— Что стало вашим музыкальным приоритетом на время записи альбома?

- Общая форма сочинения — возможность записывать большими кусками, практически life recording. Ведь общее настроение, а не только темпы и краски зависит от этого. И никакой, даже самый виртуозный монтаж, не сможет его передать. Иногда мы решали в пользу общего впечатления и в урон каким-то, может быть, лучшим технически пассажам. Наш звукорежиссер, послушав обе транскрипции, нашел разное звучание для них: более холодное — для «Золушки» и более человечное — для «Ромео и Джульетты».

— На диск вошли две транскрипции сюит из балетов Прокофьева. В чем их самобытность?

- «Золушка» Плетнева более свободна и фортепианна, тогда как «Ромео и Джульетта» Анселя приближена к оркестровому звучанию. В отличие от плетневской транскрипции, где выбраны номера только по собственному велению души, Артур выстроил свою версию логически в соответствии с оригинальным сюжетом трагедии Шекспира и балета Прокофьева. В остальном, фактура музыки Прокофьева в двух транскрипциях по-разному полифонична. Особенно это касается фразировки, артикуляции и тембровых красок. Во многом поэтому, для нас большой удачей стало то, что французское издательство Chant Du Monde издало партитуру «Ромео и Джульетты» Анселя одновременно с выпуском диска фирмой «Мелодия».

— Вы довольны конечным творческим продуктом или считаете, что не все удалось?

- В целом, довольны, потому что вложили в эту запись все силы. Но, думаю, нужно еще чуть-чуть отойти от нее во времени, чтобы можно было ее правильно оценить.

— Каким будет ваш следующий альбом?

- Сейчас у нас в стадии обсуждения сразу несколько необычных и интересных проектов. Пока мы знаем только, что в следующей работе отойдем на время от русской музыки.

— Можно надеяться, что она будет записана на «Мелодии»?

- Мы были бы счастливы, продолжить сотрудничество.

 

Коллекция фирмы «Мелодия» насчитывает более 240 тыс. звуковых носителей, а каталог — более 700 позиций классической музыки. Свыше 60 тыс. записей являются уникальными: отражают минувшие эпохи в многообразии стилей, жанров и исполнительских трактовок.

За полвека истории компанией изданы антологии выдающихся солистов и коллективов, среди которых: «Russian play Russians» (дирижер — Кирилл Кондрашин), «60 years of glory» (Государственный квартет имени Бородина). Опубликованы отдельные серии, посвященные юбилярам — Дмитрию Шостаковичу (100 лет со дня рождения), Эмилю Гилельсу (к 90-летию со дня рождения).

В юбилейный год изданы редкие записи Святослава Рихтера, Эмиля Гилельса и Московского камерного оркестра под управлением Рудольфа Баршая. В настоящее время ведется активная работа с наследниками Леонида Когана по изданию его записей (в 2014 году исполнится 90-лет со дня рождения маэстро).

В апреле этого года в продаже появились диски Владимира Софроницкого и Григория Соколова. Среди недавних публикаций: диск Хиблы Герзмавы и Национального филармонического оркестра России под управлением Владимира Спивакова, а также бокс Вазгена Вартаняна из трех дисков.