Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

«Ундервуд» спел «За того парня»

30.04.14 14:06 Раздел: Музыка Рубрика: Хроника
«Ундервуд» спел «За того парня»

Музыканты группы «Ундервуд» ко Дню Победы записали кавер-версию одной из самых известных песен о войне – «За того парня», именуемую в народе «Я сегодня до зари встану».

Написанная Робертом Рождественским и Марком Фрадкиным, песня звучит сразу в двух советских фильмах – «Минута молчания» (режиссёр Игорь Шатров, 1971) и «В бой идут одни «старики» (режиссёр Леонид Быков, 1973). Именно благодаря картине Быкова эта песня стала особо популярной. В разное время её исполняли многие артисты. «Ундервуд» записали «За того парня» для проекта «Наша Победа». 

- Я очень люблю фильм «В бой идут одни «старики», в котором звучит «За того парня». Для меня это одна из самых проникновенных песен о войне. Исполнять её – большая ответственность, – говорит Владимир Ткаченко. – Среди исполнителей песни есть несколько важных и верных ориентиров. Самый трогательный – это оригинал из фильма «Минута молчания» в исполнении Александра Кавалерова. Самый необычный – вариант группы «Самоцветы», самый канонический и грандиозный – в исполнении Муслима Магомаева.

- Эта песня мне особо близка с детства, – добавляет Максим Кучеренко. – Папа с друзьями любили петь её во время душевных застолий. Тогда я слышал в ней много загадочных слов. Особенно я не понимал, за какого-такого другого парня должен что-то доделать и дожить лирический герой. Понимание пришло лишь с годами. Поэт Рождественский присоединяет к простым фразам текста песни сюрреалистические описания. Благодаря этому песня выходит за свои собственные пределы и превращается в реквием.

- Когда в 1941-м году фашисты вошли в Херсон, моему папе было 3 года. Как сейчас моей дочке, - рассказывает Ткаченко. - И папа помнит тот период довольно отчётливо, но говорить об этом не любит. Он, в общем-то, далеко не сентиментальный человек, но разговоры о войне провоцируют у него дрожь в голосе и влагу в глазах. Особенно при воспоминании об эвакуации из Херсона в Николаев в 1942-м. Он говорит: шли большой колонной, переходили мост, и тут внезапно началась бомбёжка.  Впереди меня шла маленькая девочка примерно моего возраста и ей оторвало обе руки. – Рассказывает Владимир Ткаченко. – Ещё была другая, уже весёлая, история, как он фрицам дули крутил, а они за ним бегали по переулкам, но так и не поймали шустрого херсонского гавроша. Как его отец (мой дед) пришёл с войны, он тоже помнит очень хорошо. Я, говорит, сидел на чердаке, грыз семечки и решал задачки. И тут Степан Петрович вернулся. Я прямо с чердака на землю и прыгнул. Слава Богу, ничего не сломал. Дед тоже не любил говорить о войне. Всю войну он прослужил шофёром. Я удивлялся тогда – почему люди воевавшие не любят говорить о войне. Неужели им нечего рассказать? А потом понял – это нормально. Так и должно быть. Каждый лишний день на войне – лишняя зарубка на сердце. Нечего о ней рассказывать.