Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016

Шайа ЛаБаф устроил на Берлинале демарш с пакетом на голове

10.02.14 01:52 Раздел: Кино Рубрика: Скандалы и происшествия
Шайа ЛаБаф устроил на Берлинале демарш с пакетом на голове

Актер Шайа ЛаБаф приехал на Берлинале, чтобы вместе с коллегами представить зрителям и прессе новый фильм датского режиссера Ларса фон Триера «Нимфоманка», однако запомнился в первую очередь не слишком адекватным поведением.

Накануне премьеры он полез в драку с обычными зрителями, фотографировавшими его на телефон в холле отеля. На пресс-конференции актер зашел еще дальше: в первые десять минут общения с журналистами он демонстративно жевал жвачку. Это продолжалось, пока к нему не обратились с закономерным вопросом, какого ему было сниматься в весьма откровенных сценах «Нимфоманки». Тут ЛаБаф вдруг процитировал фильм Кена Лоуча «В поисках Эрика»:

- Чайки летят за траулером, потому что надеются, что сардины будут падать в море.

Затем он встал и ушел. По залу пронесся недовольный гул, а другие актеры, присутствовавшие на пресс-конференции, выглядели совершенно ошарашенными.

Этот неприятный инцидент, впрочем, не был последним в сегодняшнем репертуаре ЛаБафа. По красной дорожке перед премьерой актер прошел с бумажным пакетом на голове, на котором было написано: «Я больше не знаменитость». Экстравагантный поступок Шайя ЛаБаф никак не прокомментировал, но едва ли он был связан с «Нимфоманкой»: остальные участники съемочной группы на пресс-конференции в Берлине утверждали, что работать с датским гением Триером – одно удовольствие.

Читайте нашу рецензию на «Нимфоманку» в следующих выпусках дневника Берлинале.

Аля Тагер, специально для InterMedia

 

От редакции

О скандале с плагиатом и о решении Шайи ЛаБафа покончить с творчеством информационное агентство InterMedia сообщало ранее. Очевидно, после этого заявления актер не хотел появляться на публичных мероприятиях, но по договору с создателями «Нимфоманки» был вынужден участвовать в программе по продвижению картины. В результате Берлинский кинофестиваль стал площадкой для демонстрации последствий конфликта: всем своим видом Шайя ЛаБаф хотел показать, что теперь имеет право вести себя, как угодно.