Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

Джакомо Сагрипанти: "Почти никто не говорил о качестве оркестрового звучания"

28.01.14 07:11 Раздел: Музыка Рубрика: Интервью
Джакомо Сагрипанти: "Почти никто не говорил о качестве оркестрового звучания"

Вторым дирижером, которого гендиректор ГАБТа Владимир Урин выбрал для управления оркестром на премьерных показах оперы Верди "Дон Карлос", стал итальянец Джакомо Сагрипанти, экстренно прилетевший на последнюю репетицию постановки Эдриана Ноубла в Москву. Когда первые эмоции спали, корреспондент InterMedia Анна Ефанова связалась с молодым и увлеченным дирижером, чтобы побеседовать об уровне московского оркестра, прошедших спектаклях и "Ferrari в опере".

- Какой он - оркестр Большого театра?

- По-настоящему прекрасный. В нем перед музыкантами открывается масса возможностей для раскрытия своего таланта, поэтому общий технический и музыкальный уровень каждого из исполнителей довольно высок. В отношении итальянского репертуара оркестр Большого театра уже внес много вклада своими предыдущими оперными постановками. "Дон Карлос" - еще одна вершина, которая теперь ему покорилась тоже.

- Вы довольны достигнутым результатом?

- Да. Мы проделали очень хорошую работу и воплотили много деталей вердиевского стиля. Каждый из трех спектаклей, которыми я дирижировал, отличался от остальных по общей музыкальной атмосфере. Мне кажется, что к последнему показу "Дона Карлоса" нам удалось достигнуть особой осмысленности в интерпретации, передать своеобразие нашего видения в сравнении с тем, что представлял на суд зрителей первый исполнительский состав.

- Для вас стал лучшим по атмосфере последний спектакль?

- Нет. Я думаю, что первый. В премьере можно почувствовать "душу" постановки - давление первого выступления на публике дает тебе необычайный прилив внутренней энергии и творческих сил.

- Какие музыкальные удачи вы отметили для себя в других показах оперы?

- Нам удалось достичь потрясающего звучания в последнем дуэте тенора и сопрано на третьем спектакле. Невероятно сильным для меня по внутренним ощущениям стал autodafè - на втором.

- Как вы получили приглашение из ГАБТа?

- Мне позвонил мой агент, которому, в свою очередь, позвонили из Большого театра. Вначале я думал, что это шутка. Но, услышав все более серьезный тембр его голоса, я понял, что происходящее со мной - это правда. Мне стало страшно - мурашки бежали по моей спине.

- Что вас смущало?

- Я не знал, смогу ли оправдать доверие руководства Большого театра. С одной стороны, многие дирижеры рассказывали мне о высоком уровне этого оркестра. С другой - на подготовку спектакля было отведено слишком мало времени. Меня мучили собственные переживания - я одновременно испытывал сомнение, счастье, любопытство и страх.

- Как вы построили репетиционную работу с оркестром Большого театра в такой чрезвычайной ситуации?

- Я решил быть свободным в трактовке и не диктовать, как и что нужно играть музыкантам в оркестре. Мне хотелось без слов творить музыку и достичь взаимопонимания между исполнителями. Меняя выражение лица и дирижерские жесты, я научился к концу репетиции следить за каждым из них.

Мы прогоняли без остановок сцену за сценой и сосредоточились на создании монументальной оперной архитектуры в целом. Если бы у нас было больше времени, то мы бы могли провести более детальную работу над оркестровыми красками, динамикой в отдельных эпизодах. У нас его не было, поэтому почти никто не говорил о качестве оркестрового звучания.

- Главное препятствие для вас заключалось в дирижировании без необходимого числа репетиций?

- Мне далось труднее не дирижирование, а создание музыки на глазах у зрителей. Прежде я имел опыт управления оркестром "с листа" в оперных спектаклях. На сцене Большого мне было сложно уловить человеческие качества постановки, практически не имея совместного опыта репетиционной работы с певцами.

- Что вы думаете о дирижерском подходе Роберта Тревиньо?

- Он подобрал ключ, которым хотел открыть дверь "Дона Карлоса" его наставник Василий Синайский. Мне кажется, что Роберт двигался в правильном направлении, но он немножечко не успел, как и все мы.

- Известно, что г-на Тревиньо уже пригласили продирижировать в ГАБТе июньскими спектаклями "Дона Карлоса". Ваше скорое возвращение в Большой театр возможно?

- Я очень на это надеюсь. Но моему агенту пока не звонили из Москвы (смеется).

- После премьерной серии "Дона Карлоса" какое мнение у Вас сложилось о Большом?

- Это роскошный театр с богатой историей, великолепие которого напоминает совершенство и элегантность Ferrari. В его работе "гоночность" (термин предложен маэстро. - Прим. ред.) сочетается с элитностью, а в цветовой гамме красный цвет соседствует с золотым.