Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

Звезды показали любовь на Венецианском кинофестивале

05.09.13 17:42 Раздел: Кино Рубрика: Хроника
Звезды показали любовь на Венецианском кинофестивале

Последние дни Венецианского кинофестиваля оказались крайне контрастными. Сначала Ким Ки Дук неприятно поразил всех своим новым фильмом «Мебиус» с отрезанием и поеданием половых органов, а потом, словно в качестве компенсации, Патрис Леконт представил «Обещание», а Филипп Гаррель - «Ревность».

Венецианский фестиваль, как и любой другой киносмотр, костюмированные сказки о любви не жалует. Если, конечно, это не грандиозный проект типа «Великого Гэтсби», открывавший в этом году фестиваль в Каннах. Лента «Обещание» не может похвастаться ни 3D-эффектами, ни Леонардо ДиКаприо, но она оказалась на удивление приятной на фоне многих других показанных в Венеции картин.

Вообще, как ни странно, во всем конкурсе не было ни одной по-настоящему красивой истории любви, кроме мультипликационной ленты «Ветер крепчает» Хаяо Миядзаки. Мэтр показал байопик о знаменитом японском авиаконструкторе, в центре сюжета которого оказались все-таки не самолеты, а трогательная история привязанности создателя истребителей Коджи Хосино к милой девушке, больной туберкулезом. Нежная история любви на фоне разрушительного землетрясения в Токио, мечты о создании лучшего самолета и подготовка к войне – все это в исполнении знаменитого мультипликатора смотрится приятно, хоть и скучновато, как и всякий другой байопик. Но все же фильм смотрелся с удовольствием, тем более, что зрители, постоянно присутствующие на показах кинофестиваля, уже успели устать от сыплющихся с экрана извращений и чернухи.

Вот и лента «Обещание» Патриса Леконта, не вошедшая в конкурс, внесла милое разнообразие в эту выставку человеческих уродств. В центре сюжета оказалась история любви молодого, бедного и талантливого юноши с молодой женой его умирающего босса. Начальник поначалу специально сводит эту парочку, а потом понимает — обычной краткосрочной связью дело не кончится. Молодые люди полюбили всерьез. Поэтому он отправляет юношу работать в Мексику. Влюбленные расстаются, дав друг другу обещание продержаться два года, чтобы потом все равно быть вместе. И вот, когда срок разлуки практически подошел к концу, Германия начинает войну. Два года превращаются в долгие восемь лет, шесть из которых Лотта не получает никаких вестей от своего возлюбленного. Муж ее умирает, а сына она отправляет учиться в интернат. Все эти годы женщина пишет письма, которые неизменно возвращаются, — между Германией и Южной Америкой полностью прервано какое бы то ни было сообщение.

Надо отдать должное Патрису Леконту, который не ударился ни в какие новомодные современные прочтения книги «Путешествие в прошлое», не стал переносить действие в наши дни и снабжать его сюрреалистическим антуражем. Вместо всего этого режиссер снял экранизацию в классическом смысле этого слова: с хорошими костюмами и декорациями, подходящим саундтреком и приятнейшими актерами. Совершенно очевидно, что его в истории героев интересуют только чувства.

На пресс-конференции в Венеции он признался, что был ошеломлен решением героев - признаться в любви, но дать друг другу обещание быть вместе только через несколько лет. «Меня интересовало не столько то, выдержит ли их любовь испытание временем, сколько то, может ли так долго сохраняться желание быть вместе» — говорит Патрис Леконт. Стефан Цвейг, когда-то написавший эту историю, был более реалистичен, чем режиссер, решивший пожалеть зрителей. Удивительно, но придуманный красивый финал фильма выглядит вполне органично.

Не менее удивительно и то, как естественно и трогательно смотрятся исполнители главных ролей в этой несовременной истории. «Ребекка Холл снималась в нашем фильме сразу после «Железного человека 3», где ей нужно было в течение 5 минут в день играть на фоне зеленого экрана, так что она была в восторге от съемок в «Обещании», — рассказывает Патрис Леконт. — А Алан Рикман признался мне, что после двух крупных американских картин потерял вкус к актерской игре. Когда в конце съемок он обнял меня и сказал, что я вернул ему интерес к кино, для меня это было круче, чем получить Орден Почетного легиона». Ребекка Холл, кажется, в восторге от проделанной работы. Да и как тут не радоваться, если, по ее словам, каждый раз, когда сцена получалась, режиссер выскакивал на площадку, хватал ее в охапку и начинал вальсировать?! Ричард Мэдден тоже оказался рад доставшейся ему роли. До сих пор он был известен лишь как Робб Старк в сериале «Игра престолов». Актер оказался на удивление добротным: ему удалось выражением глаз сыграть и влюбленность, и страсть, и усталость, и потрясения, которые выпали на его долю. «Меня во всей этой истории поразило самоограничение, — говорит актер. — Удивительно, как люди могли так сдерживать эмоции. Особенно это удивительно смотрится сегодня, когда все привыкли мгновенно все о себе рассказывать в Twitter и Facebook».

Живые эмоции есть и в картине Филиппа Гарреля «Ревность», где главную роль исполнил его сын Луи Гаррель. Надо сказать, если «Обещание» критики отметили вялыми аплодисментами, то финальные титры «Ревности» шли под однозначное неодобрительное «У-у-у-у!» зала. Попытка французского режиссера препарировать чувства выглядит скорее студенческой зарисовкой, чем полноценным фильмом.

В центре сюжета - молодой актер, который уходит от матери своей обожаемой дочери к любовнице. Любовница тоже в прошлом актриса, но карьера ее застопорилась, и от скуки, пока милый снимается, она цепляет в местном баре других мужчин. Любит ли она человека, с которым живет? Скорее всего, да. И он ее любит страстно. Вот только крохотная квартирка, в которой они обитают, ее раздражает, а невостребованность заставляет искать приключений.

Забавно, что во всей этой истории симпатичный герой, на которого вешаются все подряд девицы, верит в то, что они с любовницей очень счастливы. И когда выясняется, что это не совсем так, оказывается потрясен до глубины души и выстрела себе в грудь. Это, впрочем, не спасет уже разрушившиеся отношения. Так герой останется с печальной сестрой и очаровательной дочкой, которая в свои семь или восемь лет уже ведет себя с отцом как невозможная кокетка. Дочка героя - едва ли не единственная живая линия в «Ревности». Собственно, настоящие чувства испытывает только она - обожает отца, ревнует его, восхищается его новой подружкой, дразнит мать. Все остальные выглядят роботами, совершающими поступки с одинаковым выражением лица.

К сожалению, ни интересного антропологического анализа, ни захватывающего действия в фильме нет. Так что этот французский эксперимент можно считать неудачным.

Аля Тагер, InterMedia.

На фото: Ребекка Холл («Обещание»)