Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

05.12.2016
04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016

На «Максидроме» Cure аккомпанировали дождю

13.06.12 11:53 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
На «Максидроме» Cure аккомпанировали дождю

Пятнадцатый музыкальный фестиваль «Максидром» прошел на аэродроме Тушино 10 и 11 июня. За свою многолетнюю историю мероприятие неоднократно меняло формат, и этот год стал не исключением: во-первых, среди выступающих были заявлены в основном иностранные музыканты, а во-вторых, концерты растянулись на два дня. Программа разных дней была выдержана в едином формате: 10-го числа выступали сплошь альтернативные команды, 11-го — более спокойные. Публика подобралась соответствующим образом: если в первый день на фестивале наблюдалось множество ярко выраженных неформалов, во второй преобладали люди за тридцать и вездесущие хипстеры. Несмотря на свободную продажу пива, концерты проходили мирно и без пьяных дебошей фанатов.

Первый день начался с разогрева московской инди-команды Biting Elbows. Ребята отыграли получасовой сет, поприветствовав и поблагодарив всех собравшихся — а затем фестиваль стартовал уже «по-взрослому». На сцене появилась североирландская группа Therapy?, которая сходу принялась играть свои хиты: «Isolation», «Unbeliever», «Exiles». Толпа прыгала вместе с кумирами, а солист группы Эндрю Кернс в какой-то момент проникновенно спел, глядя на накрапывающий дождик: «I'm singing in the rain, just singing in the rain... What a glorious feeling — I'm in Russia again!»

Спустя примерно полчаса после последней песни и прощальных поклонов альтернативных ирландцев на сцене сменили альтернативные шведы — группа Clawfinger. Эти ребята помимо музыки отличились еще и безумно веселым интерактивом со зрителями: лидер коллектива Зак Телл почти после каждого номера отпускал какие-нибудь шуточки. Один раз даже затянул было «Radio Gaga» группы Queen — но в толпе ее явно знали немногие, так что он быстро сдулся и перешел к собственному творчеству. Сет Clawfinger продлился чуть больше часа, за это время были сыграны такие композиции, как «Prisoners», «Niggers», «Nothing Going On» и «Catch Me», во время которой солист дал поклонникам из первых рядов покричать слова за него в микрофон. А исполняя «Zeroes & Heroes», Зак сам спустился к зрителям.

А еще Телл то и дело пытался сподвигнуть поклонников поприветствовать свою группу. «А теперь давайте представим, что мы — великие рок-звезды, а вы — наши фанаты!» — призывал он, а то и вовсе принимался сам скандировать: «Claw-fin-ger! Claw-fin-ger!» Зрители поддерживали его, но не слишком громко — Зак качал головой, обзывал всех ленивыми цыганами и принимался за исполнение следующего трека. «Alli — motherfucking — luia!» — проорал он один раз между песнями. «Come on, man!» — с готовностью отозвался кто-то из публики. Ближе к концу сета из динамиков довольно неожиданно послышались вступительные аккорды песни «Final Countdown» — впрочем, дальше этого дело не пошло — суровые ирландцы вместо нее решительно заиграли оглушительную «Biggest & The Best». После этого музыканты ушли, но почти сразу же Зак вернулся обратно. «А это, — доверительно сообщил он зрителям, — та часть, где вы должны орать "Claw-fin-ger!", а мы такие возвращаемся, значит, и играем себе дальше». Так начался «бис», состоявший из трех песен: «The Price We Pay», «The Truth» и заключительной «Do What I Say». Между делом Телл прошелся и по поп-певцу Джеймсу Бланту, всласть поиздевавшись над его хитом «You're Beautiful», и по группе Crazy Town («Москва, ты — сумасшедший город!» — возвестил он и тут же затянул припев песни «Butterfly»). Под конец ребята все-таки урвали свой кусочек «рок-звездности»: фанаты самостоятельно принялись скандировать название коллектива, так что Зак чуть не прослезился от радости. «Респект!» — сказал он и ушел.

Следующими на очереди были финны Rasmus. Их выступление прошло по-европейски гладко и несколько «вылизанно» — чуть более часа любимых фанатами песен, постоянные «спасибо» на русском. Удивили только внезапным исполнением русской народной «Катюши» на детских гуслях, подаренных, как разъяснил восторженной публике солист коллектива Лаури Илонен, кем-то из фанатов. В основном сет-листе играли «Livin' In A World Without You», «First Day Of My Life», «Friends Don't Do Like That», «Guilty», а также новую песню, «только-только написанную за сценой» — «Ghost Of Love». Не обошлось, разумеется, и без главного хита Rasmus «In The Shadows» — во время ее исполнения Лаури с трогательным финским акцентом покричал «Рассийя!.. Финланд!». Сыграв на «бис» композицию «I'm A Mess», ребята ушли, оставив зрителей в ожидании хедлайнеров вечера — группы Linkin Park.

На двух больших экранах по бокам от сцены шел обратный отсчет — согласно ему, от ухода финнов и до прихода американцев должно было пройти чуть более получаса — но на деле сет Честера Беннингтона со товарищи стартовал лишь минут двадцать спустя после обнуления счетчика.

Несмотря на то, что в прошлом году Linkin Park уже приезжали в Москву с бесплатным концертом, на «Максидроме» их встречали как в первый и последний раз. Зрители единодушно прыгали практически подо все песни, горланили слова хитов и забрасывали музыкантов бумажками с признаниями в любви, а еще выпускали в небо сотни разноцветных воздушных шариков. Группа отвечала взаимностью, не щадя себя и полностью выкладываясь на всех композициях. Начиная стартовой «A Place For My Head» и кончая заключительной «One Step Closer», концерт пронесся на одном дыхании — пришлось даже обойтись без «биса». Солист вытягивал такие длинные ноты и орал так, что, казалось, вот-вот сорвет голос. Особенные давка и шум творились в толпе на хитах, таких, как «Somewhere I Belong», «Numb» и «Crawling». Играли Linkin Park в общей сложности около полутора часов, распрощавшись с публикой в районе одиннадцати вечера.

Завершили первый день «Максидрома» шикарный салют в небесах над аэродромом и Beatles, возвещавшие из динамиков на все поле свое неизменное «All You Need Is Love».

 

Второй день фестиваля открывала московская команда Everything Is Made In China. Они разогревали своих американских коллег — группу She Wants Revenge. Иностранные гости несколько задержались с выходом— за что многократно извинились, объяснив, что заблудились, а еще у них чужие инструменты, потому что свои у них украли. Из-за опоздания их сет сократился почти вдвое — ребята играли чуть меньше получаса вместо положенных сорока пяти минут. Пришлось уложиться всего в шесть песен, но и этого вполне хватило: She Wants Revenge успели спеть композиции из разных альбомов и завершить выступление двумя хитами — «Out Of Control» и «Tear You Apart».

С опозданием в пятнадцать минут на сцену вышел американец Эверласт в сопровождении своих музыкантов. Команда сыграла «All My Love», «Today (Watch Me Shine)», «White Trash Beautiful» и «Stone In My Hand». Несколько раз певец резко просил техников сцены «немедленно сделать что-нибудь со звуком», один раз даже прервал песню посередине и начал заново. «Простите, — обратился он к слушателям. — Я просто не люблю непрофессиональное дерьмо». Его слова были приняты с пониманием и энтузиазмом: после следующего трека музыканту принялись кричать из толпы слова ободрения. Эверласт выслушал их с большим интересом и ответил: «О, спасибо! Я вас тоже люблю», затем порадовался вышедшему наконец-то из-за туч солнышку и тому, что он в Москве — «впервые в качестве Эверласта» — и заиграл «Put Your Lights On», исполненную когда-то совместно с Сантаной. Завершил свой сет американец, раскачав всю толпу, сгрудившуюся перед сценой. «Вы готовы немного повеселиться?» — на всякий случай спросил он буквально с первыми аккордами «Jump Around». Публика охотно затанцевала и запрыгала в такт песне. «Эй, ленивые ублюдки в задних рядах! Это и вас касается!» — уточнил между делом музыкант — и, как следует распалив аудиторию, внезапно ушел за сцену.

Следующий участник «Максидрома» — старший Гэллахер со своим новым сольным проектом Noel Gallagher's High Flying Birds — проявил поистине британскую педантичность и вышел даже раньше, чем на экранах закончился отсчет до начала его выступления. Легенда бритпопа немедленно вызвал у столпившихся у сцены хипстеров легкую истерику — причем в основном почему-то в мужских рядах. Какие только комментарии не отпускались поклонниками в адрес Ноэля за время его сета! «Ай, молодца» и «красавчик» — пожалуй, самое лестное и цензурное из всего. Кто-то хотел, чтобы британец немедленно снял кожаный пиджак — и, когда это произошло, удовлетворенно заметил: «Так-то лучше». Кто-то требовал сыграть любимые песни, прибавляя после каждого названия непечатные русские слова. А кто-то просто целый час подпевал Ноэлю что было сил, заглушая его самого.

Гэллахер не разочаровал поклонников, как следует разбавив треки с новой группой старыми добрыми хитами Oasis, которых от него так ждала публика. Прозвучали «(It's Good) To Be Free» (она открыла сет британцев), «Mucky Fingers», «Talk Tonight» и «Half The World Away». На заключительных «Little By Little» и «Don't Look Back In Anger» слушатели окончательно распалились и пели единым хором, выкинув вверх руки. Один из поклонников, стараясь еще больше усилить сплоченность аудитории, подбадривал соседей перед припевами некоторых треков: «А теперь поем все вместе и очень дружно!» — хотя, казалось, дружней уже некуда. Песни Noel Gallagher's High Flying Birds, впрочем, принимали тоже отлично — все знали слова «Everybody's On The Run», «Dream On» и «Death Of You And Me». На горячие восторги толпы Ноэль реагировал весьма невозмутимо, с полуулыбкой отвечая сухое «Thank you».

После ухода со сцены Галлахера публика принялась толкаться за места в первых рядах еще активнее, чем до того. Немудрено — хедлайнеры второго дня, британцы Cure, до того ни разу не были в Москве, а увидеть легенд на расстоянии десятка метров от себя мечтали, по-видимому, многие. Выступление родоначальников готик-рока привлекло и знаменитостей: на поле аэродрома в ожидании Роберта Смита со товарищи разгуливали, например, радиопродюсер Михаил Козырев и певица Земфира.

Концерт стартовал в восемь вечера с композиции «Plainsong». За ней последовали «Open», «High», «Pictures Of You». После некоторых песен лидер группы произносил единственные, по всей видимости, слова, которые знал по-русски: традиционное «спасибо» и почему-то «следующая песня». Звучали «Shake Dog Shake», «Bananafish Bones», «Push», «Just Like Heaven» и многое-многое другое. Публика умудрялась подпевать не только стихам, но и аккордам песен, что, по всей видимости, приятно шокировало музыкантов — они ошарашенно переглядывались и улыбались. Роберт в какой-то момент разошелся и даже показал кому-то язык. В сет-листе не обошлось без сюрпризов: так, в этот вечер в Тушино прозвучали композиции «Cold» и «The Same Deep Water As You» — обе они не исполнялись группой на концертах с 2002 года.

По замыслу организаторов, выступление Cure должно было продлиться около двух с половиной часов, однако музыканты на радость поклонникам это ограничение проигнорировали и остались «на подольше» — в общей сложности их концерт растянулся более чем на три часа. На слушателей сплошным потоком лилась музыка, а в небо по бокам от сцены взмывали мыльные пузыри, которые выдувал кто-то из толпы. Британцы несколько раз уходили, но каждый раз возвращались — их даже не надо было особенно упрашивать. Некоторых эти бесконечные «бисы» утомили, и зрители стали потихоньку уходить от сцены поближе к выходу — тем более что начинало темнеть и накрапывал небольшой дождик, который грозил перерасти в полноценную грозу. Но основная масса оставалась — в дождевиках, под зонтами, просто в майках — люди продолжали подпевать любимым «The Kiss», «Close To Me», «Let's Go To Bed». С неба уже начало лить — погода соответствовала музыке и общей атмосфере, казалось, британцы подыгрывают дождю — или он им. И вот наконец знаменитейшая «Friday I'm In Love», под которую поклонники устроили поистине танцевальную вакханалию. «На посошок» Cure приберегли свои самые веселые песни (которых у них совсем немного), сыграв фанатам перед уходом «Boys Don't Cry».

Салюта в этот раз не было — его сполна заменили вспышки молний, освещавшие зрителям дорогу к выходу. Толпы счастливых и мокрых до нитки людей бежали по полю под проливным уже дождем — и это, кажется, стало отличным окончанием фестиваля.

Татьяна Трейстер, InterMedia