Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

Артемий Троицкий одержал моральную победу над лизоблюдами и прочими пакостниками

09.09.11 17:51 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
Артемий Троицкий одержал моральную победу над лизоблюдами и прочими пакостниками

Пресс-конференция, посвященная выходу сборника «За Троицкого» в поддержку музыкального критика Артемия Троицкого, состоялась в РИА «Новости» 9 сентября. Кроме г-на Троицкого, в ней приняли участие автор идеи издания диска, лидер группы «Центр» Василий Шумов, представитель лейбла Soyuz Music, издавшего альбом, Максим Былкин и участники панк-группы «Штабеля», чей трек «Ничего не происходит» вошел в компиляцию. Говорил в основном Артемий Троицкий, которого ведущая пресс-конференции в шутку назвала «подсудимым». В это время за его спиной шла трансляция кадров, в которой портреты истцов – сотрудника ГИБДД Николая Хованского, подавшего на Троицкого в суд за присуждение награды в номинации «Дорогу колесницам!» на концерте Юрия Шевчука, и экс-участника «Агаты Кристи» Вадима Самойлова, обидевшегося на критика, назвавшего его «дрессированным пуделем Суркова», - перемежались с фотографиями самого Артемия и его защитников. Видеотрансляция иногда прерывала гладкий рассказ г-на Троицкого, рождая те или иные комментарии по ходу сюжета. «Вот это существо!» - прервался критик, чтобы указать собравшимся на особенно «удачный» портрет сотрудника ГИБДД. «Ну надо же, хоть одна красивая фотография! Прямо Марлон Брандо!» - прокомментировал критик один из своих снимков, появившихся на экране. По словам журналиста, на сегодняшний день он «сколлекционировал» уже шесть судебных исков – четыре гражданских и два уголовных, причем уголовные иски по статье 130 УК РФ («оскорбление») были поданы по тому же поводу, что и гражданские «в защиту чести и достоинства». «Если бы я боялся и трепетал, лежал бы уже в больнице под капельницей, - выразил г-н Троицкий свое отношения к происходящему. - К счастью, я уже выработал определенный иммунитет к свинству и скотству». При этом, по словам музкритика, шансов выиграть эти абсурдные с его точки зрения дела, у него нет никаких, поскольку идет давление на суд. «В двух судах я наблюдал две абсолютно одинаковые картины, - рассказал журналист. – Судья уходит на совещание, возвращается и, не поднимая глаз, зачитывает вердикт, полностью списанный с искового заявления, после чего уходит с понуро опущенной головой. Похоже, у наших судей есть совесть, но помимо совести есть еще что-то, что над судьями довлеть не должно, но тем не менее довлеет».

При этом «подсудимый» предполагает, что реальный тюремный срок ему не грозит. «Да, по статье за оскорбление предусмотрено до двух лет лишения свободы, но у меня четверо малолетних детей, причем самому младшему год, - сказал г-н Троицкий. - Было бы беспрецедентным, чтобы человека с маленькими детьми по этой статье засадили в каталажку. С другой стороны при карательном правосудии может быть все. Я не исключаю, что попаду в тюрьму, но это один шанс из тысячи». Впрочем, в настоящее время президент России передал в думу новый пакет законов, согласно которому 130-я статья, по которой обвиняется музкритик, будет декриминализована и выведена за рамки Уголовного кодекса. «Я думаю, они ждут, когда эта поправка будет принята, - заявил журналист. – Это все равно, что смести фигуры с шахматной доски. С одной стороны получится, что они этот суд не выиграли, но с другой - и не проиграли».

Подобный интерес к персоне Артемия Троицкого со стороны судебных органов стал для него полной неожиданностью. «Я никогда серьезно не относился к собственной персоне, - объяснил журналист. - Когда на меня пошли все эти иски, тертые люди стали говорить: «Старик, это неспроста, приближаются выборы, ты попал под гусеницу». «Кому я нужен?! Я же не Ходорковский, у меня нет бизнеса, я не занимаюсь журналистскими расследованиями, я веселый беспечный болтун, который занимается музыкой», - отвечал я, искренне считая, что при таком бэкграунде я никому не нужен. Тем не менее я вынужден был убедиться в том, что даже такие певчие дрозды, как я, становятся объектами повышенного интереса и карательного правосудия». По признанию Артемия Кивовича, к самому первому иску, косвенно связанному с ДТП на площади Гагарина, он отнесся серьезно. «За иском Хованского стояла серьезная трагическая история, - рассказал журналист. - Когда же пошли все эти «пудели», стало уже невозможно воспринимать серьезно. Это фарс. Если бы я стал в это серьезно и гневно вникать, я бы повредил свое здоровье». Никаких попыток примириться с Вадимом Самойловым Артемий Троицкий не делал, поскольку не считает себя виноватым. «Миша Козырев пытался нас примирить, - рассказал критик. – На правах друга он позвонил Самойлову и сказал: «Вадик, что же ты делаешь?! Ты же теперь во всем цивилизованном обществе иначе как дрессированным пуделем никем больше не будешь!» Но что ему ответил Самойлов, я не знаю. Для меня же единственный вариант примирения – это отзыв Самойловым всех своих исков».

Резюмируя произошедшую с ним историю, Артемий Троицкий уверен, что, независимо от судебных решений, он вышел из нее победителем. «Темные силы, которые сконцентрировались над моей посветлевшей головушкой, проиграли, - убежден журналист. - Моральная победа уже одержана, и это мощная победа, которая должна стать назиданием тем, кто в кабинетах просиживает штаны и подлокотники… Сделать из меня изгоя, утроить показательную порку не удалось. Мне сейчас не очень хорошо, но я просто кайфую, видя сколько у нас честных, смелых, прекрасных людей. Это победа нашего гуманитарного сообщества над лизоблюдами и прочими пакостниками! Казус Троицкого даст всем хороший рецепт, как надо действовать в такой ситуации».

Евгения Чайкина, InterMedia