Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

«Гарри Поттер и Дары Смерти: Часть 2»: крестражи – это наша жизнь ***

10.07.11 20:32 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
«Гарри Поттер и Дары Смерти: Часть 2»: крестражи – это наша жизнь ***

Пресс-показ фильма «Гарри Поттер и Дары Смерти: Часть 2» («Harry Potter And The Deathly Hallows: Part 2», США-Великобритания, 2011, режиссер - Дэвид Йэтс, в ролях - Дэниэл Рэдклифф, Эмма Уотсон, Руперт Гринт, Хелена Бонэм Картер, Ральф Файнс, Алан Рикман) состоялся 8 июля в кинотеатре «Каро фильм Атриум».

Прокатный слоган последней части «поттерианы» – «Всё закончится» - выдает некоторое облегчение создателей саги, которым поднадоели их герои. Создатели расходятся усталыми, но довольными: еще до выхода в прокат восьмого фильма «Гарри Поттер» стал самой успешной в истории кино франшизой по кассовым сборам. Абсурдное с творческой точки зрения решение разбить «Дары смерти» на две части оказалось более чем оправданным коммерчески: первая часть «Даров», про которую всем заранее было известно, что там особо ничего не происходит и ничем хорошим не кончается, парадоксально вошла в десятку кассовых рекордсменов всех времен. Если бы Warner Bros. могли прогнозировать такие показатели заранее, то «Гарри Поттер» явно был бы экранизирован более подробно, близко к тексту Джоан Роулинг – тогда как сценаристы первых фильмов неслись галопом по ключевым узлам сюжета. А вот пятичасовые (в общей сложности) «Дары Смерти» не пострадали бы от сокращения наполовину – но тогда и прибыль бы была существенно меньше.

Вторая часть начинается там же, где заканчивалась первая: с неприятной сцены в склепе Дамбдлора, куда проникает Волан-де-Морт, чтобы похитить у покойного директора Хогвартса бузинную волшебную палочку – по преданию, самую могущественную в мире. Тем временем Гарри, Рон и Гермиона продолжают раздумывать, как найти и уничтожить крестражи – артефакты, в которые Темный Лорд спрятал частички того, что у нормальных волшебников называется душой. Поиски крестражей наконец-то пошли на лад, поэтому авторам экранизации становится не до психологизма, каковой неожиданно прорезался было в первой части во время скитаний трех друзей по зачарованным лесам Британии. Теперь не до рефлексии – только успевай седлать дракона, добывать зубы василиска, проникать в сейф Беллатрисы в банке Гринготс и сходиться с Волан-де-Мортом в решающем бою. С одной стороны это неплохо – зрителю придется меньше любоваться на растерянное лицо Гарри-Рэдклиффа и взволнованное Гермионы-Уотсон. С другой – у Рона-Гринта тоже не остается шансов состроить уморительную гримасу или брякнуть что-нибудь остроумное. Зато экшн удался на славу: эпическая битва за Хогвартс по размаху не уступает знаменитой «битве пяти воинств» из «Властелина колец».

Гарантированная победа добра над злом в драматических обстоятельствах и с хорошими спецэффектами – бывает ли лучшая причина для массового посещения кинотеатра? Джоан Роулинг в седьмой книге дала понять, что дело не в крестражах и даже не в Дарах Смерти: Волан-де-Морт опять не смог убить Гарри только потому, что в сердце Того-Кого-Нельзя-Называть нет ни капли любви, тогда как Мальчик-Который-Опять-Выжил любит своих друзей, родителей, учителя, и он вообще хороший добрый человек. Однако создатели экранизации решили не особо заморачиваться всем этим гуманизмом: квест «Найди крестраж» местами напоминает гонку Кисы и Оси за бриллиантами из стула; Дары Смерти тоже идут в дело (хотя тема мантии-невидимки никак не раскрыта), и по факту Волан-де-Морт гибнет только после уничтожения всех крестражей, да и то от собственной отрикошетившей «авадыкедавры». Так что не только любовь спасет волшебный мир, но и правильное прохождение квеста.

Оживлением и аплодисментами зрители реагируют на два эмоционально окрашенных момента – когда разъяренная Молли Уизли, защищая свою семью, убивает Беллатрису в непревзойденно истерическом исполнении Хелены Бонэм Картер, и когда Рон и Гермиона после очередной невыполнимой миссии наконец-то с чувством целуются. Поцелуй пресного Рэдклиффа с его пассией никакого сочувствия в зале не вызывает. И вот еще что: «страшный» глухой голос, которым говорит в русском дубляже Волан-де-Морт, очень напоминает интонации Александра Григорьевича Лукашенко. Белорусских прокатчиков это не смутило.

Алексей Мажаев, InterMedia