Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

10.12.2016
09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

"Король и шут" сделали рекламу Мортену Харкету

29.11.10 15:11 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
"Король и шут" сделали рекламу Мортену Харкету

Концертная презентация альбома "Театр Демона" группы "Король и шут" состоялась в клубе "Арена" 28 ноября. Поклонники команды соревновались друг с другом в степени причудливости одеяний. Под музыку AC/DС на плечи своих парней залезали девушки, кокетливо расправляющие "антеннообразные" гребни, похожие на рога. Кто-то просачивался в зал в излишне откровенных (для этого времени года) одеяниях, ну а кто-то гордо дефилировал чуть ли не в костюмах мушкетеров. Некоторые девушки были тщательно загримированы под покойниц. До поры до времени стена была надежно задрапирована темно-синим занавесом. В какой-то момент оттуда раздались звуки блюзовой интродукции "Послание". Помимо знакомых по этому инструменталу выкриков, музыканты добавили приветственные реплики.
Когда кулисы раздвинулись, на сцене обнаружились музыканты "Короля и шута", восседающие в цивильных нарядах на мягких стульях. Между фронтменами Михаилом "Горшком" Горшеневым и Андреем "Князем" Князевым располагался небольшой столик, посередине которого стояла зеленая лампа, живо напомнившая о деятельности Ленина. Исполняя "Театрального демона", Горшенев не смог усидеть на стуле до конца песни, вскочил и, вызывающе загоготав, пустился в пляс. Андрей Князев — в костюме и шляпе — бил себя в грудь кулаком и требовал повышенного внимания к своей персоне. Далее он объявил песню об английском комике "Энди Кауфман" и показал пару потешных скетчей. Композиция "В Париж домой" с предыдущего альбома "Тень клоуна" вызвала заметное оживление в зале. Эксцентричные поклонники кричали: "Князь великолепен! Мы не пропускаем ни одного концерта "Короля и шута"". В это время на них сыпался бутафорский снег, а Князь иронизировал: "Что, на улице, что ли, снега мало?!" Добравшись до финала песни, он осуществил исторический экскурс: "Поражение французов было очевидным. В 1814 году наши казаки дошли до самого Парижа и учинили там маленький дебош". Для дебоша на сцене "Арены" коллектив использовал песни "Отражение" и "Бунтарь".
Перед "Мадам Жоржет" Горшок решил проверить, насколько хорошо зрители ориентируются в новом материале. "Я не помню, о ком здесь идет речь, - нагнетал он. - Вроде бы эта прекрасная женщина была третьей женой Максима Горького. Знаю только, что ее любили очень многие". Название песни угадали многие. Во время финального проигрыша к "Мадам Жоржет" Горшенев решил представить музыкантов. Причем каждому из них он норовил приписать членство в какой-нибудь партии, хотя, например, виолончелистка Лена Т была, по его мнению, ценна вне всяких корпоративных интересов. Басист Сергей Захаров оказался, по мнению Горшенева, "зажиточным кулаком", а клавишник Павел Сажинов уличен в связи с социал-демократами. После представления музыкантов Горшенев привнес в действо театрализации, манерно обратившись к одному из них: "Аркаша, а дай нам чайку откушать?" "Темный учитель" вызвал у музыкантов странные желания. "Хочется крови, но не человечьей", - возвестил Горшенев. "Может, споем тогда "Защитника свиней"?" - насмешливо поинтересовался Князев, но вместо этого представил приджазованную версию песни "Тяни".
"Антракт, не расходимся!", - предупредили музыканты, когда вдруг начали опускаться кулисы. Спустя минуту из-за занавеса раздался трагический баритон Михаила Горшенева, читающего стихотворение о полярнике Матвее — герое песни "Король вечного сна". "Он не может ждать — он умрет! Где струнная группа?!" - встревоженно кричал Горшок, на голове которого теперь красовались шлем и очки пилота. Допев "Короля вечного сна", Михаил швырнул реквизит на стол с зеленой лампой и невинно поинтересовался: "А что, я выступал прямо в этом шлеме?! Не помню такого!" Исполнение "Фокусника" сопровождалось распылением над зрителями мыльных пузырей. Однако главный фокус продемонстрировал неугомонный Горшок, вылив басисту Сергею Захарову за шиворот минералку из бутылки. Струнную группу из оркестра "Глобалис" музыканты представили весьма своеобразно. "Это мини-"Глобалис", а есть ведь еще "Глобалис" большой", - чеканил слова Горшок. Еще более необычный конферанс он позволил себе перед песней "Защитники": "Когда я ее пою, я сразу вспоминаю о 60-летнем Мортене Харкете. Вы наверняка не слышали о таком, да вам это и не надо… Даже очень хорошо, что вы не знаете, кто такой Мортен Харкет. Для него это одновременно и реклама, и антиреклама".
Пока за спиной у музыкантов полыхал бутафорский костер, Андрей Князев примерил шлем, отвергнутый его напарником, а Горшок принялся сожалеть, что не все участники группы сегодня выпили перед концертом. Приподнятое настроение певца поддержала торжественная "Воспоминание о былой любви". К третьему куплету Горшок разошелся настолько, что лег животом на стул и, оттолкнувшись от пола, поехал по сцене. "Гуляй, цыгане, гуляй, Россия — и татар тоже не обижаем!" - задорно кричал он. Наличие в трек-листе старой песни "Два монаха в одну ночь" Михаила несколько озадачило, и он воскликнул: "С ума схожу, когда возвращаюсь в такое далекое прошлое!" Чтобы ее хоть как-то разнообразить, Горшенев в финале вместо "увидел рядом с ним себя" спел "увидел коня" и принялся недоумевать, откуда там взялся еще и конь. "Да ладно — это ты уже сам фантазируешь!" - осадил коллегу Андрей Князев. Самому Князю достались песни "Забытые ботинки" и "Прыгну со скалы".
Заключительный блок концерта преимущественно содержал радиохиты группы, сыгранные в более мягких аранжировках: "Проклятый старый дом", "Медведь" и "Марионетки". Когда музыканты объявили заключительный номер, народ принялся в шутку требовать "Мурку", однако "Король и шут" сыграли "Мертвого анархиста". Горшок и здесь не удержался от сюрреалистических реплик, пожаловавшись, что в последнее время он повадился есть книги.
Денис Ступников, InterMedia