Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

25.03.2017
24.03.2017
23.03.2017

"Кассиопея" - "Стивен Кинг и мы" ***

28.10.10 11:02 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"Кассиопея" - "Стивен Кинг и мы" ***

"Снегири". Релиз диска состоялся в октябре.
Второй альбом белорусской группы "Кассиопея" - он для тех, кто не слушал первый: очень похож. Признаться, я встречал людей, которые слышали первый диск, вышедший летом прошлого года, но все они почему-то оказывались музыкальными критиками. Критикам понравился и прошлогодний альбом "Кассиопея", и новый "Стивен Кинг и мы" - у рецензентов каким-то образом хватило добрых слов на обе пластинки. Что ж, мне остается сделать вид, что первого альбома будто бы и не было, и рассказать о втором для тех, кто только открывает для себя "Кассиопею".
Это минское трио, населенное вполне почтенного возраста людьми, на концертах скрывающими свои лица под разнообразными дурацкими масками. Группа играет неочевидную индитронику, какую могли бы делать в ХХI веке при условии, что железный занавес устоял и Советский Союз не развалился. Это музыка, впитавшая идеи саундтреков советской кинофантастики 80-х и доведшая их до абсурда. Звук "Кассиопеи" отличается от типичного, скажем, синтипопа примерно в той же степени, в какой обувь "made in USSR" отличалась от итальянских туфель. В их саунде почти физически ощущается кондовый дух ушедшей эпохи, который уже довольно сложно воссоздать искусственно (возможно, в Белоруссии легче). Тщательно смоделированное убожество аранжировок подчеркивается придурочным вокалом Ильи Черепко-Самохвалова. Его пение представляет собой нечто среднее между жалостливой арией Мамочки из "Республики ШКИД" "У кошки четыре ноги" и глумливой песней группы "Дети" "Всех нас ждут забытые могилки". В голосе солиста удивительно органично сочетаются сдержанность и истошность — а в интонациях слышатся то Рома Жуков, то 2H Company. К тому же, как и положено культурным людям, музыканты "Кассиопеи" не брезгуют постмодернизмом, фонтанируя музыкальными и текстовыми цитатами — опять-таки в интеллигентской, но советской эстетике.
Честно говоря, выдержать все это издевательство было бы довольно тяжело, если бы не тексты группы "Кассиопея". Их абсурдность делает данную картину мира абсолютно завершенной. Коллектив предлагает вполне дикие истории, сюжет которых по-хозяйски отодвигает на второй план аранжировки и собственно музыку. Песни про Микки-Мауса на Тибете, горилл как уроженцев Кении или катающемся на лифте Пушкине в белых гусиных перьях не раз заставят удивленно поднять бровь. Вот, собственно, и основное отличие от прошлого альбома — сюжеты не повторяются, да и вообще с таким подходом исчерпать их сложно. Правда, осталось наплевательское отношение к мелодии: местами солист мелодекламирует на довольно приблизительный мотив, торопясь произнести все заготовленные и порой непростые слова. При желании можно расслышать в текстах и социальную сатиру — например, в треке "Алеся-телеглаз". В советские времена протестный подтекст наверняка обнаружили бы и в песне про горилл, но, увы для "Кассиопеи", подобный подход давно утратил актуальность. Поэтому им сложно рассчитывать на большее, нежели неотчетливые похвалы в духе "эк как завернули".
Впрочем, один раз "Кассиопея" удивила и музыкой. Речь о треке "Ветер знает (на смерть поэта)". Это вывернутый наизнанку тот-самый-хит группы "Браво", текст которого написал Василий Шугалей, большой лысый и шумный человек. Он тоже приехал из Белоруссии, занимался продюсированием и собственной группой "20.000 зажыгалок", а потом погиб. Чтобы сделать из вполне счастливого оригинала жуткий пронизывающий реквием — видимо, надо быть группой "Кассиопея".
Алексей Мажаев, InterMedia