Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

06.12.2016
05.12.2016

Горан Брегович обратился к русской культуре

18.10.10 21:33 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
Горан Брегович обратился к русской культуре

Сербский композитор Горан Брегович 15 октября дал концерт в Crocus City Hall. Публика устроила маэстро такой теплый прием, которого он и сам, кажется, не ожидал. Надо сказать, что, несмотря на то, что Брегович исправно наведывается в столицу каждую осень уже на протяжении почти десятка лет, на сей раз в честь своего 60-летия он приготовил специальную программу с московским скрипичным трио и хором "Пересвет".
С собой композитор привез незаменимую духовую секцию, двух певуний с ангельскими голосами и младшего товарища Алена Адемовича, который не только бьет в большой барабан, но и исполняет практически все мужские вокальные партии. Традиционная сценография осталась прежней: Горан с Адамовичем сидят на стульях посередине — один в черном, другой на контрасте в белом, остальные по бокам. Начали медленно и печально, с выступления хора. Публика уже было задремала, но, по счастью, грянул "Gas Gas", и все оживились. За два часа концерта Брегович с музыкантами не раз обратились к русскому наследию — и когда его певуньи вдруг затянули "Баюшки-баюсь" (именно так это и звучало), а "Пересвет" запел "Отче наш". И первое, и второе было неожиданным. Но Брегович заранее обещал сюрпризы. Еще одним было исполнение двумя его вокалистками песни "На Ивана Купала", которая была написана для Валерии. "Ну как вам акцент?" — спросил Горан у публики. Претензий к дамам не было. "Сербия и Россия друзья навсегда!" - крикнул кто-то по-сербски с бельэтажа. "Россия для нас как старший брат", - вторил крикуну Горан.
Конечно, нельзя было обойтись без традиционной части, к которой поклонники, не единожды ходившие на концерт композитора и его команды, уже привыкли. Трио и хор ушли, и Горан вернулся к известному материалу. Главный удар пришелся по материалу с альбома "Tales And Songs From Weddings And Funerals". Тут уж был угар, пляски, часть публики повскакивала со своих мест. Известнейшая "In The Death Car", которой по просьбе Бреговича подпевали все, прозвучала лишь краткой интерлюдией между прихлопами и притопами. Прошло уже полтора часа — стандартная продолжительность концерта, — а музыканты не торопились уходить со сцены. На бис оставили много сладкого, включая "Jeremija" и "Kalashnikov". В последнем номере, как всегда, весь зал кричал "Урааааааа!", как будто бежал с описываемой в песне артиллерией на невидимого врага.
Бис затянулся, Горан предложил спеть кое-что из похоронного и попросил никого из присутствующих не умирать: "Вам много придется заплатить за наше присутствие на поминках". Похоронное настроение не пошло, и выступающие снова вернулись к свадебным мотивам. Очень кстати маэстро в это время попивал сливовицу из бокала, и когда перед сценой образовалась немаленькая толпа, показалось, что сейчас нальют всем, кто там собрался. Это было бы логичным и самым лучшим завершением вечера, но даже без этого получилось отлично.