Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

"Овсянки": на птичьих правах ***

14.10.10 12:18 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"Овсянки": на птичьих правах ***

Показ фильма "Овсянки" (Россия, 2010, режиссер - Алексей Федорченко, в ролях — Юрий Цурило, Игорь Сергеев, Виктор Сухоруков, Юлия Ауг) состоялся 13 октября в кинотеатре "Горизонт".
44-летний режиссер Алексей Федорченко дебютировал пять лет назад весьма остроумным фильмом "Первые на Луне" в жанре "мокьюментари", практически не освоенном российскими кинематографистами, за исключением Сергея Дебижева. Тогда же его впервые заметили в Венеции (Приз за лучший документальный фильм в программе "Горизонты").
В 2007 году вышла "Железная дорога", о которой мало кто слышал, зато третьему фильму режиссера — "Овсянкам" - повезло куда больше: премия Венецианского кинофестиваля оператору Михаилу Кричману, награды ФИПРЕССИ и экуменического жюри.
Самое время восторженно констатировать возрождение российского артхауса и умилиться фестивальной популярности оного. Патриотически настроенным гражданам можно рекомендовать поддержать картину рублем, это не будет лишним, ведь в отечественный прокат поступит всего 35 копий (15 из них — в Москве и 5 - в Питере).
Впрочем, во время просмотра "Овсянок" кредит доверия, выданный за "Первых на Луне", тает прямо на глазах. Главные герои - Мирон Алексеевич (Юрий Цурило), нетипично интеллигентный директор бумажно-целлюлозного комбината, и фотограф Аист (Игорь Сергеев) - едут хоронить дорогую им женщину Таню (Юлия Ауг). Если для Мирона Алексеевича Таня была законной супругой, то для фотографа — любовницей и тайной страстью. Их цель — сжечь труп Тани на живописнейшем берегу реки и развеять пепел над водой.
Дело в том, что они оба (а также Таня) из народа мери — малочисленного финского племени, когда-то жившего в Северном Поволжье и растворившегося среди русских, поклонявшегося воде и имеющего собственные ритуалы, язык и традиции.
"Овсянки" собрали все штампы российского артхауса, за что, видимо, и были награждены в Венеции, приветившей и германовского "Бумажного солдата", и "Возвращение" Звягинцева. Это медитативное road movie с хрестоматийным сюжетом - путешествие с мертвецом, только вместо гитарных импровизаций Нила Янга — фортепианные наигрыши Андрея Карасева, а вместо Джонни Деппа и Игги Попа - чирикающие в клетке пташки.
В остатке вполне предсказуемый типичный фестивальный артхаус средней руки, продолжающий дело Звягинцева и, само собой разумеется, Андрея Тарковского. Впрочем, при желании и известной эрудиции можно усмотреть массу влияний — от "новой румынской волны" до работ тайваньского Цай Мин-Ляна.
Сценарий наполнен многозначительными пустотами и выразительным молчанием, сдобрен легкой щепоткой этнографических изысканий и "магического реализма" по Милораду Павичу. Если бы не отдельные проблески вроде исполнения а капелла песни про "Запах лета" и чтение Виктором Сухоруковым наивных, но не лишенных обаяния стихов, было бы совсем скучно, несмотря на действительно блестящую операторскую работу.
Не совсем понятно и позиционирование фильма. У многих при взгляде на рекламные плакаты картины может сложиться впечатление о том, что "Овсянки" - чуть ли не лесбийская эротика, однако, несмотря на обилие не самых фотогеничных женских телес, эта притча целомудренна и скромна, как те самые овсянки. И до невозможности серьезна, как и полагается картине, посвященной памяти родителей режиссера.
Денис Шлянцев, InterMedia