Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

20.02.2017
19.02.2017
18.02.2017
17.02.2017

"Край": Хоть немного еще постою на краю ****

23.09.10 10:57 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"Край": Хоть немного еще постою на краю ****

Российская премьера фильма "Край" (Россия, 2010, режиссер — Алексей Учитель, в ролях — Владимир Машков, Сергей Гармаш, Юлия Пересильд, Александр Баширов, Алексей Горбунов, Юрий Степанов) состоялась 22 сентября в кинотеатре "Пушкинский".
"Край" выдвинут Россией на соискание "Оскара" в номинации "лучший фильм на иностранном языке", премьера "Края" состоялась на кинофестивале в Торонто, но, несмотря на такие мощные pr-ходы конем, рекламную поддержку Первого канала и РЖД, развешанные по всей Москве постеры с обнаженным торсом Машкова (хотя эротики как таковой в фильме по минимуму), режиссер Алексей Учитель после пресс-показа скромно попросил журналистов писать о российском кино положительно, иначе, дескать, так и останемся там, где находимся сейчас.
Ругать "Край" есть за что: недокрученный сценарий, местами вызывающий искреннее недоумение, увлеченность режиссера флэшбеками, собственно техникой (для поклонников винтажных паровозов фильм рискует стать своего рода фетишистским порно), явная нацеленность на "Оскар". Но, кажется, режиссер перестраховался: на общем мелководье современных мейнстримных российских картин (особенно в свете грядущих римейка "Служебного романа", заставляющего стонать блогеров, и нового "Самого лучшего фильма" с сюжетом, слизанным с "Перемотки" Мишеля Гондри) "Край" возвышается колоссом, выделяется своей масштабностью, качеством, уверенностью в том, что перед зрителями — полноценный захватывающий фильм.
Персонаж Владимира Машкова - фронтовик Игнат - приезжает в августе 1945 года в далекий сибирский поселок Край, где живут и трудятся так называемые "враги народа", побывавшие "под немцем". Там его встречает однорукое начальство с гитлеровскими усиками (Алексей Горбунов) и назначает машинистом паровоза.
Правда, буквально сразу же выясняется, что у Игната — контузия, и приступы у него случаются (почему-то) при виде колес паровоза. Позже выясняется, что контузили (и отобрали права) у Игната не на войне, а после аварии состава в начале 40-х. Игнат тогда управлял паровозом "Иосиф Сталин" и считал себя своего рода Шумахером на рельсах.
В поселке с говорящим названием Край Игнат пытается самоутвердиться: бьет морды кому ни попадя, отбивает у предыдущего машиниста девушку со сложным прошлым Софью (Юлия Пересильд), устраивает (зачем-то) опасные гонки на паровозах (не "Форсаж", но что-то вроде того), заставляет жителей приседать (это вообще что - производственная гимнастика?), в общем, делает все, чтобы заслужить вполне оправданную ненависть местного населения.
И эта ненависть еще больше разгорается, когда Игнат находит на заброшенном острове паровоз и молодую немку Эльзу (Аньорка Штрехель), в этом паровозе живущую и (если учесть, что она с отцом приехала в Край в начале 1940 года) ничего не знающую о войне. Игнат привозит паровоз и немку в поселок, где начинают кипеть более чем шекспировские страсти: женская ревность, смешанная с патриотизмом, тонко подмеченное неистребимое желание насквозь пропитанного самогоном русского народа поглазеть и потрындеть, своей загадочной душой пожалеть "немецкую подстилку" Софью и осудить "оккупантку" Эльзу.
"Край" оставляет сильное, но странное впечатление: сочувствие вызывают лишь немцы, а русские во главе с контуженным героем Игнатом — брезгливость и стыд. Серьезная тема коллаборационизма затронута как-то вскользь, режиссера куда больше волнуют амурные похождения Игната и, конечно же, паровозы. Если бы в режиссерское кресло сел не Учитель, а Бекмамбетов, "Край" выглядел бы рекламным роликом ОАО "РЖД", Учитель же затрагивает более серьезные проблемы. Он говорит о тоске народа по твердой руке (товарища Сталина, разумеется), о ненависти, переходящей в любовь, не совсем патриотично рекомендует сесть в дрезину и — "мы ехали целый год по тайге" - убраться из этого края к едрене фене. Туда, где "немчура" (так Игнат ласково называет Эльзу) может притвориться и жить всю жизнь немой, ведь "у нас убогих не обижают".
Денис Шлянцев, InterMedia