Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

Боно помог всем и даже своему учителю Шевчуку

26.08.10 11:55 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
Боно помог всем и даже своему учителю Шевчуку

Концерт ирландской группы U2 прошел на Большой спортивной арене "Лужники" 25 августа. Выступление состоялось в рамках мирового тура коллектива в поддержку его последнего альбома "No Line On The Horizon" и собрало практически полные трибуны меломанов.
Подготовка к большому событию началась чуть ли не год назад: уже зимой на улицах Москвы можно было увидеть афиши грядущего концерта и поспешить купить билет, пока не поднялся настоящий ажиотаж; радиостанции и один крупный банк, выступавшие спонсорами мероприятия, проводили множество различных акций и дарили заветные купоны-приглашения — в общем, при желании попасть на концерт так или иначе был шанс у каждого.
Несмотря на официально заявленное начало действа в 19.30, многие поспешили к месту события с самого утра, чтобы зайти внутрь пораньше и встать поближе к сцене. Это касалось, конечно, только посетителей танцпартера — люди, пришедшие на трибуны, были менее поспешны и подтягивались постепенно на протяжении всего вечера. Такого количества "музыкально озабоченных" людей в одной и той же точке одновременно Москва не видела уже давно. По всей дороге от метро и вдоль спортивного комплекса были расставлены патрули, и то там, то тут красовались доблестные стражи порядка на конях. Людской поток казался нескончаемым; такой разномастной публики было еще поискать! Больше всего происходящее напоминало народные гуляния в честь Дня города.
Разогревающая группа появилась на круглой сцене в центре стадиона ровно в половине восьмого. Если во всей остальной европейской части турне U2 сопровождали мрачные пост-рокеры Interpol, то в Россию музыканты захватили с собой более жизнерадостных и попсовых Snow Patrol. Ребята отыграли программу из восьми песен, перемежая их восторженными замечаниями о Москве и московской публике, а также призывая не полностью еще заполненные трибуны исполнять вместе с ними последние строчки хита "Shut Your Eyes". Нельзя сказать, что ребят приняли холодно, но обошлось без хоровых пений. К артистам отнеслись благосклонно, с удовольствием выслушав их бодрые попытки говорить на русском ("Добри ветчер, Москва!", "да", "спасибоу") и постучав ногами в такт на самой известной их композиции "Chasing Cars". В целом разогревающее выступление прошло гладко и без эксцессов.
В 20.10 Snow Patrol довольно внезапно ушли со сцены, и зрители оказались предоставлены сами себе. Кто-то пошел в буфет, кто-то читал книжку, кто-то обменивался с соседями своими мыслями касательно неумолимо приближающегося шоу ирландцев. Часы на крупном табло посреди стадиона зеленой стрелкой отсчитывали время до двенадцати — в ускоренном режиме, так что казалось, мгновения действительно летят. На трибунах по старой фанатской привычке кто-то пустил "волну" - и она как-то сама собой прошла по кругу раз десять, здорово скрасив ожидание и несколько объединив скучающих людей. Не вставали одни только "випы". Одновременно с шоу на стадион надвигалась и огромная грозовая туча, которая в итоге добавила вечеру своего шарма, хлынув на танцпартер мощным дождем аккурат перед началом главного выступления и украсив пространство перед сценой сотнями разноцветных зонтиков (12 лет назад в тех же "Лужниках" под таким же холодным дождем выступали Rolling Stones).
В 21.10 под резкими порывами штормового ветра на сцене появились четверо: Боно, Эдж, Адам Клейтон и Лари Маллен. Лидер коллектива сделал круг под многообещающее интро ("Return Of The Stingray Guitar") и несмолкающие приветствия, а затем немного поперекрикивался с публикой — и началось.
Открыла выступление старенькая, но не забытая "Beautiful Day". "When the rain comes, when the rain comes", — рефреном повторял в конце солист, обрамленный на экранном изображении струями дождя. Стихийные силы не только не мешали восприятию музыки, но, наоборот, словно были частью шоу — хотя кто знает, на что хитрые ирландцы могли пойти ради красивой картинки! За "Beautiful Day" последовала не менее бодрая "New Year’s Day". На верхних трибунах, где было попросторнее, танцевали и без лишних церемоний курили, несмотря на запрет. Подряд прозвучали "Get On Your Boots" и "Magnificent". Энергия лилась со сцены в зал вместе с дождем; публика любовалась резкими, но отточенными рок-движениями Боно и компании. Под "Mysterious Ways" количество танцующих фигур в зале резко возросло, а главный ирландец вечера под шумок исполнил часть знаменитой "Singin’ In The Rain" из одноименного фильма. После этого все желающие с удовольствием могли подпеть знаменитому "уоооу-оу" на "Elevation". Боно же расхаживал по сцене, то и дело попадая под дождь, а затем произнес: "Wow-wow-wow! Теперь я знаю, почему мы не были раньше в Москве. Мы бы не смогли вернуться домой, у вас тут так весело!" Перевод его слов был визуализирован на радость плохо говорящим по-английски поклонникам бегущей строкой на экране. Музыкант продолжал говорить. В своей речи он упомянул "очень необычного артиста Юрия Шевчука", президентов Дмитрия Медведева, с которым накануне встретился в Сочи, и Михаила Горбачева — последнего ирландец назвал своим героем. За пламенной тирадой вновь последовала музыка.
В лирический блок концерта вошли романтические "I Still Haven’t Found What I’m Looking For" и "Pride (In The Name Of Love)". Обе они нашли отклик в сердцах граждан — кто-то прослезился, кто-то просто подпевал. За ними последовала заставка-связка на экране — лица нескольких космонавтов на алом фоне. Это было вступление к "In A Little While", во время исполнения которой над сценой транслировались изображения Земли из космоса и различных спутников. Следом зазвучала печально-торжественная "Miss Sarajevo". На экране стали появляться и исчезать надписи на разных языках: "Какое наследство вы хотели бы оставить после себя?", "Вы боитесь смерти?" - и строчка "Is there a time for asking questions?" повисла в воздухе, как бы призывая присутствующих задуматься о чем-то большем. После некоторой паузы по экрану побежали цветные полосы, а затем там вновь возникли лица музыкантов в "зернистом" эффекте. Воодушевляющее прозвучала "City Of Blinding Lights". Затем грянула мощная "Vertigo", под конец которой камера стремительно закрутила картинку до легкого головокружения.
Известный своим стремлением защищать чьи бы то ни было права и жертвовать деньги обделенным и обиженным, Боно между песнями то и дело рассказывал собравшимся о детях, больных СПИДом, о различных политиках и мировой несправедливости. Но и о музыке не забывал. Одну из лучших и мелодичных песен с последнего альбома - "I’ll Go Crazy If I Don’t Go Crazy Tonight" - группа представила в непривычной версии, с использованием индийского барабана и в обрамлении множества серебряных искр, создававших своими переливами на мониторе эффект некоторой карнавализации всего происходящего. "О, Москва!" - вздыхал Боно. Картинка снова начинала скакать, темп — ускоряться, музыка — превращаться в бешеную карусель звуков, чтобы в конце концов стихнуть и дать зрителям возможность немного прийти в себя. На резком контрасте прозвучала печальная "Sunday Bloody Sunday", сопровождаемая пацифистскими картинками, так любимыми всей группой и ее лидером в частности. Завершилось все и вовсе дружным пением "Get Up Stand Up" со вставанием с мест и хлопаньем в ладоши. Затем продолжились экскурсы в политику. Боно долго рассказывал о "прекрасной женщине, Нельсоне Манделе нашего времени", находящейся в опасности, и призвал всех послать ей свою любовь — любовь "великой нации российских людей". Больше половины находящихся в этот момент на стадионе наверняка не понимали, что происходит, но послушно выполняли указания человека на сцене. Речь же, как оказалось, шла о лидере бирманской оппозиции Аун Сан Су Чжи, пребывающей в заточении на территории собственной страны. Под протяжную ирландскую колыбельную на экране бежали строки декларации прав человека, а в конце к сцене вышли и встали вокруг нее люди с зажженными свечами. "Да. Спасибо", - сказал после заключительного торжественного аккорда Боно.
Вполне логично на мониторе возник тот самый Нельсон Мандела. Он рассказывал о том, что все мы — один и тот же человек, "we are one" — и в зале начала твориться невообразимая красота. Под первые аккорды "One" и "Is it getting better…" люди в едином порыве поднимались со своих мест, зажигали мобильные телефоны, обнимались и подпевали, даже не зная слов. Воздух был как будто наэлектризован положительными зарядами, и казалось странным, что не видно коротких замыканий от людей, стоящих под дождем. Это мог (и должен был) бы быть заключительный номер программы, но сами U2 рассудили иначе, оставив зрителям еще несколько сюрпризов. После знаменитой "Where The Streets Have No Name" и двухминутных оваций на экране показали довольно странную анимационную зарисовку на космическую тему, затем нарисованная голова в скафандре роботизированным голосом пропела какую-то незамысловатую песенку — и музыканты, окруженные сотнями пятнышек света, с новой силой заиграли "Ultraviolet (Light My Way)", а за ней — классическую "With Or Without You", используя ретро-микрофон. После этого Боно пожелал всем спокойной ночи и принялся долго и методично благодарить всех-всех-всех. После тысяч произнесенных "спасибо" он взял гитару и в акустике заиграл знаменитый хит Боба Дилана "Knockin’ On Heaven’s Door". Пропев первый куплет и припев, он внезапно сказал: "Вы, должно быть, знаете этого парня" - и откуда ни возьмись вперед выступил лидер группы "ДДТ" Юрий Шевчук, с недавнего времени известный также как "Юра-музыкант". Пока ошеломленные зрители соображали, как такое возможно, рокер исполнил второй куплет композиции на русском. Зал аплодировал. Боно назвал Юрия Юлиановича своим учителем, что снова вызвало некоторое недоумение у поклонников, а затем оседлал привычного патетичного конька: призвал всех зажечь огни в память о жертвах недавних пожаров и в честь людей, отстаивающих свои права. "Создадим свой Млечный путь", - с пафосом произнес он.
Заключительным номером шоу стала композиция "Moment Of Surrender", ставшая благодаря светящимся мобильным телефонам и фотоаппаратам величественной не только по звуку, но и по зрелищности. Еще несколько минут аплодисментов — и музыканты говорят "спасибо" и "не забывайте нас", проходятся по сцене, останавливаются помахать каждой трибуне — и исчезают, оставляя на экране ролик со множеством людей, демонстрирующих камере ладони с написанными на них посланиями.
Зажегся свет, символизируя окончание концерта, и людей стали потихоньку выпускать на выход. Хорошо поставленный дикторский голос по громкоговорителю выразил благодарность зрителям от группы и группе от зрителей — пожелав ирландцам "самого хорошего". На экранах начался показ старого доброго мультфильма "Жил-был пес", трибуны потихоньку пустели. Было уже за полночь, но, несмотря на проблемы с транспортом, никто не казался недовольным. Люди шли к перекрытому метро и обсуждали политическую подоплеку появления на концерте Шевчука, в последнее время проявляющего себя истинным оппозиционером. "Хороший ему Боно пиар сделал, молодец, помог!" - говорили в толпе. Может, благодаря усиленной охране, а может, общей благожелательной атмосфере, концерт обошелся без неприятных происшествий.
Татьяна Трейстер, InterMedia