Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016

"Стать Джоном Ленноном": "Звездами" не рождаются, "звездами" умирают **

20.05.10 18:15 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"Стать Джоном Ленноном": "Звездами" не рождаются, "звездами" умирают **

Пресс-показ биографической мелодрамы "Стать Джоном Ленноном" ("Nowhere Boy", Великобритания-Канада, 2009, режиссер - Сэм Тэйлор-Вуд, в ролях - Аарон Джонсон, Кристин Скотт Томас, Томас Броди Сангстер, Энн-Мэри Дафф, Сэм Белл, Дэвид Моррисси, Дэвид Трелфолл) прошел в кинотеатре "Октябрь" 20 мая.
Когда был Леннон (Аарон Джонсон) маленький, с кудрявой головой — его тоже бросила мама. Мальчик воспитывался в семье у родной тетки, суровой Мими (Кристин Скотт Томас). К пятнадцати годам Джон вырос в очаровательного озорного подростка, который учится спустя рукава и показывает член по просьбе одноклассницы. Однажды любимый дядя, добродушный пьяница Джордж (Дэвид Трелфолл), тайком от Мими подарил парню губную гармошку и помог провести в его комнату динамик от семейного проигрывателя. Только вот беда — мрачная тетя заставляет слушать Чайковского, а Джон хочет слушать по радио комические мыльные оперы. Во время одного такого веселого представления дядя Джордж не дает мальчику допить фляжку коньяка, но сам от последнего глотка получает удар и умирает. На похоронах Джон замечает таинственную рыжеволосую женщину — это его мать Джулия (Энн-Мари Дафф), понимает он. Оказывается, все эти годы она жила не за тридевять земель, а на соседней улице. Знакомство с Джулией переворачивает жизнь юного Леннона — от нее он узнает, что на свете есть секс, рок-н-ролл и Элвис Пресли. "Мама, почему Бог не создал меня Элвисом Пресли?" - капризничая и дурачась, однажды спрашивает Джон Джулию. "Потому что он создал тебя Джоном Ленноном, дурачок", - отвечает ему мать - и это, пожалуй, единственный хоть сколько-нибудь забавный момент за весь фильм.
Между тем Чайковский, которого, если верить фильму, не хотел слушать Леннон, в аналогичной ситуации рассуждал умнее. Согласно одной советской биографии композитора, как-то раз пятнадцатилетний Петр Ильич признался родственникам, что мечтает стать композитором. "Ты не Глинка!" - сурово сказали ему родственники. "Конечно, нет! Я — Чайковский!" - ответил будущий великий композитор.
Трудно сказать, насколько достоверны столь похожие эпизоды из биографий Леннона и Чайковского, но занятно, до чего похожими штампами пользуются создатели их биографий, разделенные странами и десятилетиями. Вообще проблема подобных байопиков великих людей в том, что создают их, как правило, посредственности, не имеющие и не способные иметь представление о реальной атмосфере, которая окружает личности неординарные, гениев и бунтарей. В результате гениальность демонстрируется через пафос, бунтарство — через истерики и неприличные выходки. На вечеринке в честь собственного дня рождения Леннон не без издевки обращается к матери, грубо, не смешно и пошло острит в присутствии малолетних сестер. Смотреть на все это просто неловко, и это чувство не покидает на протяжении практически всей ленты — актеры страшно переигрывают, кричат, заламывают руки, пафосно кривляются и сюсюкают.
Поражают и некоторые режиссерские "находки" - для того, чтобы передать, сколь долго и упорно занимался Джон Леннон на банджо, режиссер использует эффект ускоренного движения для окружающих его домашних, которые потешно быстро-быстро бегают и гладят белье вокруг монументальной фигуры непризнанного еще гения.
А на самом деле, может быть, все просто? Есть ощущение, что фильм сняли тайные маккартнисты. С самого своего первого появления в кадре маленький Пол (Томас Броди Сангстер) являет приятный контраст Леннону — скромный и добрый, отлично играет на гитаре, объясняет Леннону его музыкальные ошибки, доказывает, что надо писать свои песни — иначе не пробиться. Фраза Пола "Я не веду себя как идиот потому, что для меня главное — музыка" просто до печенок поражает Леннона своей гениальностью и глубиной. Но сам он при этом уже тогда начал ревновать талантливого мальчика… Впрочем, вряд ли авторы фильма сознательно хотели таким образом расставить акценты. А зря — хоть какая-то была бы интрига.
Борис Гришин, InterMedia