Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

МАНУ ЧАО УЛЕТЕЛ, НО ОБЕЩАЛ ВЕРНУТЬСЯ

25.06.09 18:14 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
МАНУ ЧАО УЛЕТЕЛ, НО ОБЕЩАЛ ВЕРНУТЬСЯ

Концерт испано-французского музыканта Ману Чао прошел в Зеленом театре ЦПКиО им. Горького 24 июня. Начало было заявлено на 19.00, но большинству пришедших удалось попасть на территорию театра значительно позже из-за огромных очередей на вход, которые с каждой минутой только росли. Успевшим проскочить пораньше промоутеры раздавали кукурузные чипсы — мероприятие обещало быть долгим.
Первой на сцене появилась екатеринбургская группа Alai Oli. Ей удалось попасть на разогрев за день до концерта благодаря песне "Про Ману Чао". Ребята отыграли три композиции и уступили место заявленной в афишах команде Fun-Da-Mental. Англо-пакистанская банда скакала и пела около часа, чем здорово утомила большую часть зрителей, пришедших вовсе не на них и, кажется, даже не заметивших ее названия в своих билетах. Несмотря на негативную реакцию публики, не молодые уже музыканты рубились, как тринадцатилетние подростки — раздевались до трусов, оскверняли американский флаг, исполнили кавер на Sex Pistols — поклонники коллектива вряд ли остались разочарованными. Закончили свое выступление артисты тем, что швырнули в зал несколько пластиковых бутылок с водой и собственные компакт-диски. Из зала в ответ на сцену полетела упаковка злополучных начос — эта выходка сорвала овации стоящих рядом зрителей.
Наконец в половине девятого уставшая от ожидания публика смогла лицезреть стремительно появившихся на сцене Ману Чао (полное имя — José-Manuel Thomas Arthur Chao, что известно далеко не всем; около столика с аккредитациями девушка-организатор и охранник вели следующий диалог: "Мануэль просил оставить этому человеку один билет" - "Кто такой Мануэль?") и его группу Radio Bemba Sound System. Они начали с репертуара первой команды Ману Manu Negro, и уже после второй песни почти пятидесятилетний музыкант стащил с себя майку, прекрасно обходясь без нее все оставшиеся два часа - именно столько шел концерт. Мерзнуть ему, несмотря на скверную погоду, было не с чего — неугомонный Ману в кепке лихо скакал по сцене туда-сюда, размахивая руками и стуча микрофоном о собственную грудную клетку, имитируя сердцебиение. Не отставали от него и остальные музыканты: двое барабанщиков, клавишник, постоянно прыгающий гитарист в майке с Че Геварой и пританцовывающий на задворках трубач. Все песни исполнялись одинаково — мелодичный регги сменялся драйвовым ска, который заставлял зрителей махать майками и зонтами и в едином порыве голосить вслед за Ману: "Хей! Хей! Хей! Хей!". В подобной же манере, совершенно видоизменившись, прозвучали знаменитые "Bongo Bong" и "Me Gustas Tu" (заглавную строчку скандировал хором весь Зеленый театр, включая, кажется, даже охранников). Были исполнены все лучшие и любимые песни артиста: "Rumba De Barcelona", "La Vida Tombola" ("Maradona"), "The Monkey", "Arriva La Luna", полуакустическая печальная "Clandestino" и, конечно, "Radio Bemba". Очень кстати пришлась "Rainin In Paradize" — она очень гармонично звучала при довольно сильном ветре и накрапывающем мелком дождике. В двух песнях Ману поменялся местами с одним из барабанщиков, но в новом амплуа больше прыгал и махал руками, нежели играл.
Публика на концерте была самая разношерстная — от ярких хиппи и панков с ирокезами до серьезного вида людей в строгих костюмах. Среди зрителей была замечена пританцовывающая чета Стриженовых, а на галерке отплясывали дворники-гастарбайтеры в оранжевых жилетах — южные ритмы сплотили всех! Под конец выступления особо рьяный фанат выскочил на сцену и начал было орать что-то в микрофон, но его быстро нейтрализовали доблестные секьюрити.
Группе пришлось выходить на "бис" трижды, и казалось, она готова играть еще и еще, пока музыканты не свалятся замертво, но многие зрители не выдерживали и уходили. У артистов же сил было хоть отбавляй! "We will always come back!!! — около двадцати раз повторил сияющий Ману. — Te quiero, Moscou!". Только когда стемнело окончательно, а огромные буквы, складывавшиеся в слова "Manu Chao" на сцене, потухли, стало ясно, что "бисов" больше не будет и можно идти домой. Публика шла вдоль набережной, мимо танцплощадки, где репетировали под группу "Бобры" из динамиков какие-то лихие ребята, и напевала последнюю привязавшуюся мелодию — "Woo-woo-woo-wooowoo-woo-woo!".
Татьяна Трейстер, InterMedia