Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

05.12.2016

ИВАН ВЫРЫПАЕВ: "Я НЕ ХОТЕЛ ВЫСТУПАТЬ НИ В РОЛИ ПРОПОВЕДНИКА, НИ В РОЛИ АДВОКАТА ДЬЯВОЛА"

17.06.09 19:48 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ИВАН ВЫРЫПАЕВ: "Я НЕ ХОТЕЛ ВЫСТУПАТЬ НИ В РОЛИ ПРОПОВЕДНИКА, НИ В РОЛИ АДВОКАТА ДЬЯВОЛА"

(О ФИЛОСОФИИ В ФИЛЬМЕ "КИСЛОРОД")
"Когда-то я, как многие молодые люди, увлекался Юнгом и Ницше, даже болел ими, но при работе над фильмом в философские труды не заглядывал. Просто я неравнодушен к Библии и постоянно ее читаю. Она и тут со мной. Для меня это и литературный источник, и источник духовных ценностей. Но я хочу подчеркнуть, что рэп героев — это не моя прямая речь. Конечно, сочинил ее я, но это речь героев. А они не интеллектуалы, они люди не очень высокого образования, задумавшиеся над тем, что происходит. Они не столько интерпретируют заповеди, сколько говорят о том, как эти заповеди действуют здесь и сейчас, о том, почему так много людей их слышит и так мало выполняет".
(ОБ ИСТОРИИ САНЬКА ИЗ СЕРПУХОВА В ФИЛЬМЕ)
"История Санька — лишь повод для разговора о разных аспектах жизни, в том числе о таких, о которых Санек и не подозревает. Вводить прямую авторскую речь я не мог, потому что не хотел выступать ни в роли проповедника, ни в роли адвоката дьявола".
(О МОРАЛИ ГЕРОЕВ)
"Меня интересует сознание, не знающее, что такое хорошо и что такое плохо. Интересуют люди, которые живут вне понятия о грехе и преступлении. Я сам вырос в неблагополучном сибирском районе, детство, отрочество и юность у меня были не те, что у толстовского Николеньки. У нас не считалось плохим драться и бить кого-то, плохим считалось предавать своих. Были местечковые устои и местечковые моральные нормы, заметно отличавшиеся от христианских. Санек — парень из того же мира, в котором жил я. Из этого мира так просто не вырвешься, его надо лопатой отсекать".
(О ТОМ, ЧТО ОСТАЛОСЬ ЗА КАДРОМ)
"Между существованием и несуществованием нет разрыва. Есть промежуточные состояния. Существование в кадре — одна стадия, существование за кадром — другая. Потом, если хотите, он убивает не жену, а свою прошлую жизнь, которая стала для него невозможна после того, как он встретил женщину из другого мира. Лопата и кислород — элементы страшной сказки. Это же не документальное кино".
(О СХОДСТВЕ ЕГО КАРТИНЫ С "ИЗОБРАЖАЯ ЖЕРТВУ")
"Сходство есть, но персонажи Кирилла имеют другой бытийный статус, они более реальны. Мой Санек существует лишь в рассказе другого героя, который никого не убивал ни в физическом, ни в метафизическом смысле. Этот герой чувствует ответственность не только за Санька из Серпухова, но и за то, что происходит в мире — за Ирак, за Палестину, за Израиль. Конечно, его, да и меня, можно спросить: "Почему тебя волнует то, на что ты не можешь оказать никакого влияния? Где твоя ответственность за то, что совершается рядом и во что ты можешь вмешаться?", но на этот вопрос фильм не отвечает".
(О ХРИСТИАНСКОЙ МОРАЛИ)
"В христианстве есть много того, что есть в буддизме, который возник раньше. Важно то, что мы с вами живем в христианской нравственности, даже если она превратилась в мораль или искажена. Многие же не думают, почему нужно следовать заповедям, они просто следуют моральным догмам, или так же просто их нарушают, или, не думая, прикладывают мораль к тому, к чему она неприложима. Только что я слышал, как один очень известный режиссер возмущался тем, что какие-то персонажи конкурсных фильмов изъясняются матом. Он считает, что это свидетельствует не только об их безнравственности, но и о безнравственности авторов. А сам, говоря о нравственности, находится в пространстве морали, то есть необсуждаемых догм. И не понимает, что использование матерной лексики — это не вопрос нравственности художника, а эстетический вопрос".
(О 3,5-МИЛЛИОННОМ БЮДЖЕТЕ КАРТИНЫ)
"Но это нечаянно так получилось, из-за моей неопытности и общей неорганизованности. Спасибо Горяинову, что финансировал нас из чистой любви к искусству, он же понимал, что этих денег в прокате не вернуть".
(О ДОСТОИНСТВАХ НЕБОЛЬШОГО БЮДЖЕТА)
"Для меня очень важно раскрепостить актера, чтобы он не чувствовал себя машиной, открывающей рот по команде и по десять раз повторяющей один и тот же текст. А этого можно достичь или очень большим бюджетом, когда стоят десять камер, которые снимают с разных ракурсов, или очень маленьким, когда съемки как бы и вовсе нет и актеры чувствуют себя совершенно естественно. Мне не нужны роботы, рабы и исполнители. Я хочу, чтобы все участники группы были соучастниками творческого процесса. Иначе мы просто крадем у них время, хоть и за деньги".
(О "КИНО ДЛЯ ЗРИТЕЛЯ" И "КИНО О ЗРИТЕЛЕ")
"Кино для зрителя — это то кино, которое он хочет видеть, и то, которое ему льстит. Кино о зрителе может говорить и то, что ему неприятно слышать. Но говорить такие вещи необходимо, если это правда. Друзьям надо говорить правду".
("Новые известия", 17.06.09)